09:57, 11.10.2012

На обсуждение: «Хандра демократии»

Граждане бывших социалистических стран, столкнувшись с экономическими, социальными проблемами, лживостью и коррумпированностью политиков, явно испытывают разочарование от демократии как таковой. Но опыт России, попытавшейся лечить недостатки демократии авторитаризмом, действует вполне отрезвляюще. Этот комментарий опубликовала Газета.Ру, БНКоми выносит мнение на обсуждение читателей.

hungary-pic4-452x302-6051.jpg

Граждане стран Восточной Европы испытывают огромное недоверие к власти. Фото Газеты.Ру


«Нынешняя система — это система поступательного демонтажа социального государства, постепенной приватизации общественных функций государства и фактического упадка того демократического правового порядка, который столь долго и непросто создавался в Европе». Мало кто в России с первого раза угадает, что этот пассаж описывает ситуацию в одной из самых благополучных посткоммунистических стран — Чехии. Но именно так обстоят дела в его стране, по мнению Павла Рыхетского — главы чешского Конституционного суда, в прошлом — видного социал-демократического политика, а еще раньше — диссидента. При этом никаких ужасов в размеренной, уютной, несколько провинциальной чешской жизни вроде бы не происходит, хотя мировой экономический кризис отразился и на этой стране.

На первый взгляд, велик соблазн обвинить пана Рыхетского в том, что он сгустил краски. Но это не так:

острее, чем экономические проблемы, в Чехии ощущается то, что можно назвать кризисом разочарования: глубокое недоверие большей части граждан к истеблишменту, основным политическим партиям и многим государственным институтам, усталость и отвращение, вызываемые невыполненными обещаниями политиков и заметным уровнем коррупции.

Напряжение, создаваемое этой ситуацией, пока скорее подспудно и вряд ли в ближайшее время приведет к каким-то бурным событиям. Интереснее и тревожнее, однако, то, что речь идет не только о чешском явлении: в кризисную полосу, похоже, вступило большинство «молодых демократий» Центральной и Восточной Европы.

В Венгрии, по данным недавних опросов общественного мнения, около 60% избирателей не знают, за кого голосовать. При этом рейтинг правящей партии «Фидес» (Венгерский гражданский союз) упал ниже 20%, хотя еще два с небольшим года назад партия нынешнего премьера Виктора Орбана выиграла выборы, набрав 53% голосов и обеспечив себе конституционное большинство в парламенте. Парадокс ситуации в том, что в отличие от «стандартных» демократий, когда падение популярности правительства сопровождается ростом рейтинга оппозиции, в нынешней Венгрии оппозиция по-прежнему отстает от партии Орбана, а разочарованные избиратели уходят не к какой-то политической силе, а «в никуда» — в апатию. Это состояние, однако, не может длиться вечно и, как показывает история (не только венгерская), нередко заканчивается социальным взрывом.

Характерно, что политическая апатия нередко следует за так называемым синдромом спасителя, когда недовольство существующей властью приводит к чрезвычайно высокой поддержке оппозиции, которая одерживает на выборах непропорционально триумфальную победу. Вслед за Венгрией, подарившей в 2010 году Орбану полный контроль над парламентом, по этому пути пошла Словакия. Там в марте этого года левоцентристская партия «Смер» Роберта Фицо набрала более 44% голосов и получила возможность самостоятельно сформировать правительство — первое некоалиционное с 1998 года. Скорее всего, нечто подобное произойдет в начале декабря и на парламентских выборах в Румынии: там рейтинги Социально-либерального союза (СЛС) превышают 50%. СЛС, чей лидер Виктор Понта уже несколько месяцев возглавляет правительство, правда, можно считать оппозицией лишь по отношению к президенту Траяну Бэсеску. Но это лишь следствие того, что переход власти от прежних правителей к новым в Румынии проходит в несколько этапов.

«Спасители» обычно не спасают и быстро теряют поддержку, поскольку взятый ими на вооружение популизм противоречит непростым социально-экономическим реалиям восточноевропейских стран и разочарование избирателей становится неизбежным.

Словацкий премьер Роберт Фицо почувствовал это, когда сразу после выборов предложил двум оппозиционным партиям сформировать вместе с его «Смером» правительство национального единства, взяв таким образом на себя часть ответственности за положение дел в стране. Оппозиция отказалась, видимо, ожидая, что в скором времени Фицо неизбежно столкнется с трудностями и тогда в роли новых «спасителей» смогут выступить уже нынешние оппозиционеры. Но, как показывает пример Венгрии, это правило работает не всегда: избиратели могут просто устать от вечных обещаний и разочарований.

Другая опасная тенденция, которую отмечают восточноевропейские политологи, — появившееся в странах региона (впервые после их вступления в Евросоюз) стремление некоторых политиков понемногу сокращать пространство гражданских свобод, заодно подрывая систему сдержек и противовесов, на которых основана любая демократия. Чемпионом в этом отношении является Виктор Орбан, с чьей подачи была реформирована венгерская судебная система (так, чтобы усилить косвенный контроль над ней со стороны правящей партии), усилены полномочия контрольных органов в области СМИ и предложены некоторые изменения избирательного законодательства, также потенциально выгодные партии «Фидес». Технология всех этих реформ отчасти напоминает действия Владимира Путина (по слухам, Орбан относится к российскому президенту с немалым респектом), также создавшего систему политически выгодных ему законодательных ограничений. Но в отличие от Путина венгерскому премьеру помимо оживившихся оппонентов внутри страны приходится иметь дело и с могущественным противником в лице наднациональных органов ЕС. По настоянию Брюсселя в ряд законов, вызвавших протесты оппозиции и гражданских активистов, были внесены смягчающие поправки. Пространство для маневра у Орбана в отличие от Путина невелико: Венгрии, которая никак не может выбраться из тяжелого экономического кризиса, крайне нужны новые займы, обещанные ЕС и МВФ в обмен на выполнение ряда экономических и политических условий.

В Румынии многие наблюдатели, даже не сочувствуя экспансивному и наделавшему немало ошибок президенту Бэсеску, назвали попыткой монополизации власти недавний референдум об отстранении главы государства от власти, организованный с подачи премьера Понты. (Бэсеску, правда, устоял, так как к избирательным урнам пришло меньше граждан, чем было нужно для признания референдума состоявшимся).

В Чехии обвинения в превышении полномочий звучат в адрес президента Вацлава Клауса, который, как и его румынский коллега, вступил в затяжной конфликт с правительством.

И даже в Польше, где демократические механизмы в последние годы работают по сравнению с другими странами региона, возможно, наиболее гладко, на днях разразился скандал вокруг нового закона о митингах, одобренного парламентским большинством и подписанного президентом Брониславом Коморовским. По сравнению с российскими ограничения, введенные этим законом, мягки: сокращается срок подачи организаторами уведомления о массовых акциях, а власти получают право запрещать их проведение в случае, если два митинга запланированы в одно время на том же месте, в результате чего грозит нарушение общественного порядка. Тем не менее ведущая оппозиционная партия «Право и справедливость» заявила, что этим законом президент и правящая «Гражданская платформа» нарушили конституцию, и призвала польское общество «встать на защиту демократии».

Чем объясняется вся эта неутешительная картина? Во-первых, явно остался в прошлом период преувеличенных общественных надежд, связанных с падением коммунистических режимов и последующей ускоренной интеграцией большей части стран региона в ЕС. С одной стороны, разрыв в уровне жизни, состоянии общественных и государственных институтов между странами ЦВЕ и Западом сохраняется, и это явно надолго. С другой —

восточноевропейцы уже чувствуют себя неотъемлемой частью западного мира, а потому склонны оценивать поведение своих элит по меркам развитых демократий, и результаты сравнения не могут не вызывать недовольства.

Ведь мало кому здесь придет в голову утешать себя тем, что, несмотря на все проблемы, новые члены ЕС, за исключением разве что Болгарии и Румынии, смотрятся весьма неплохо в сравнении со странами бывшего СССР как по уровню гражданских свобод, так и по многим социально-экономическим показателям.

Во-вторых, нынешний кризис еврозоны, хотя и затрагивает большинство стран ЦВЕ лишь косвенно (на единую европейскую валюту в регионе перешли пока лишь Словакия, Словения и Эстония), в действительности неизбежно отразится на их положении в рамках ЕС. Речь ведь идет не просто об экономических проблемах, а о переосмыслении всего проекта европейской интеграции, в том числе концепции национального суверенитета. Для бывших соцстран, проживших большую часть прошлого столетия в условиях прямой оккупации или политического доминирования иностранных держав, это довольно болезненный вопрос. Поэтому

неизбежно усиление внутренних конфликтов между проевропейскими и националистическими силами, что уже вовсю проявляется в Польше, Чехии и Венгрии.

В-третьих, хотя за 20 посткоммунистических лет демократия как механизм в ЦВЕ сформировалась, некоторые детали этого механизма работают с большим скрипом. Это, прежде всего, судебная система, во многих случаях зависимая от разного рода политических интересов и лоббизма влиятельных групп и лиц. Роль лоббистских контор порой выполняют политические субъекты — вроде чешской партии «Дела общественные», созданной одним политически амбициозным предпринимателем и после выборов 2010 года даже вошедшей на некоторое время в состав правящей коалиции. В результате у граждан возникает ощущение кризиса демократии как таковой, хотя речь идет скорее лишь об окончании первого этапа ее развития, когда встает вопрос о том, как вернуть демократическим институтам их полноценный характер.

Этот вопрос наверняка встанет со временем и перед восточными соседями ЦВЕ, в том числе перед Россией.

На рубеже тысячелетия Россия страдала от политических недугов, в чем-то напоминающих нынешние восточноевропейские. В качестве лечебного средства был испробован авторитаризм. 12 лет спустя становится ясно, что болезнь не излечена, а лишь загнана вглубь.

Хотя бы поэтому имеет смысл присмотреться к тому, как и чем будут лечиться другие.

802

Комментарии (7)

Добавить комментарий
  • Птолемей
    11.10.2012, 10:24:10
    Ответить
    Начнем с этой спорной сентенции "новые члены ЕС, за исключением разве что Болгарии и Румынии, смотрятся весьма неплохо в сравнении со странами бывшего СССР (...) и по многим социально-экономическим показателям."...Ага. Особенно Греция по сравнению с Белоруссией или Латвия по сравнению с Арменией или Азербайджаном...
    --------------------
    Ладно, речь все-таки не об этом - о главном в статье не сказано - об информационном идеальном шторме, который пережили (но ещё не до конца поняли уровень загрязнения мозгов) страны Восточной Европы. ПОНЯТИЙНЫЙ и ЦЕЛЕПОЛАГАЮЩИЙ ландшафт развития, определение вектора развития ЦЕННОСТЕЙ - вот что никак не может сама "родить" Восточная Европа....А Россия родила. И в этом весь ответ о РЕАЛЬНЫХ НОВЫХ ПОЛЮСАХ МИРА.
  • 500
    11.10.2012, 11:17:08
    Ответить
    По теме
    В данном случае Россия не исключение.Недовольство общества нынешней властью и существующими порядками растет вместе с неравенством. Не смотря в прошлом на единую авторитарную систему управления, большинство коммунистических стран Восточной Европы, о которых выше идет речь,в материальном и экономическом плане жили лучше, чем в целом Советский Союз. У них не существовало проблем с рынком сбыта производимой продукции,поглощаемой полностью Советским Союзом.Обсуждаемые страны по дешевке получали от Советского Союза материальные ресурсы, имеется ввиду лес, уголь,газ, нефть, электроэнергию и др., что давало им возможность в тот период не плохо экономически развиваться. Сегодня они этого лишены, что естественно сказывается на их экономическом состоянии.Если в то время коммунистическая партия, что-то обещала народу, она естественно была в состоянии эти вопросы решать, ходя далеко не все. Сегодня большинство партий могут только обещать избирателям золотые горы при том, что их возможности в подавляющем большинстве равны нулю.Вся эта политика десятилетиями строилась на лукавстве без подтверждения конечных результатов обещанного сыра, поэтому народ на протяжении десятилетий, видя отсутствие результатов движения вперед, а на оборот очевидное ощущение бедности и обнищания одной стороны и обогащения другой перестал верить всем и вся!Что держит сегодня Россию на неуверенном плаву- сырьевые ресурсы, и то благодаря их мощному освоению в Советский период. Но следует понимать, что эта халява рано или поздно кончится. После чего, с учетом нашей экономической отсталости, полным развалом экономики, практически во всех сферах,в Россию придут не лучшие времена, не для богатых, а для простого российского народа!
    • хм
      11.10.2012, 11:22:36
      Ответить
      это и есть демократия, сынок, Россиию, впрочем базарами о ее кончине не потопить, если условно принять, что государство машина, водители у нас у всех фиговенькие, а восточные европейцы забывают, что в покер играют с мастерами - и до их проблем "развитым демократиям" фиолетово, более того, они их используют, а они как хотели - СССР им даром давал, теперь европейцы дают малое в обмен на все
  • мнениё
    11.10.2012, 11:21:13
    Ответить
    А что нам проблемы бывших соцстран? Нам бы со своими жуликами и ворами у власти разобраться - коррупция только крепчает.
    • ал
      11.10.2012, 11:53:40
      Ответить
      Скоро мы будем бывшей "страной". Лет эдак через десять, меньшая часть молодежи пойдет работать в "ЖелДорГазНефтьАлмаз", ну а остальная будет, и останется без работы. И ждет нас "37- рабы будут нужны, чтоб строить "светлое пупкиногундяевское будущее". А где их взять? Конечно, с той огромной части не работающего населения и не без использования тюрем и лагерей...
  • АлексСевер
    11.10.2012, 13:32:31
    Ответить
    Откуда такое...?
    "Граждане бывших социалистических стран, столкнувшись с экономическими, социальными проблемами, лживостью и коррумпированностью политиков, явно испытывают разочарование от демократии как таковой. Но опыт России, попытавшейся лечить НЕДОСТАТКИ ДЕМОКРАТИИ авторитаризмом, действует вполне отрезвляюще."(с)
    .........................

    Какая к чёрту "демократия"?
    Кто её в России вообще видел?

    Неужели можно под этим подразумевать бутафорскую вывеску нашего кланово-криминального строя? ;)
    • Грамотный
      11.10.2012, 21:04:26
      Ответить
      теперь демократия
      это как матерное слова и произность неприлично!!!

Хочу получать главные новости дня в Коми!