content/news/images/48391/1_mainPhoto.jpg
12:32, 19.03.2016

Нина Лискевич: «Зауральские коми берегут свои традиции и язык»

В позапрошлом веке коми народ активно осваивал северные просторы страны. На западе ижемские оленеводы дошли до Финляндии (бывшей в те годы частью Российской империи), а на востоке коми поселения стояли даже на побережье Тихого океана. Сейчас за Уралом и на просторах Сибири живет немало выходцев из Коми края. Правда, часть из них уже полностью ассимилировались, и только фамилии выдают в них потомков наших земляков. Другие же, наоборот, тщательно берегут родную культуру, традиции и язык. О том, как живут зауральские сородичи, «Республике» рассказала ученый из Тюмени Нина Лискевич.

Нина Лискевич: «Зауральские коми берегут свои традиции и язык»
Фото Артура Артеева и из архива Нины Лискевич

– Вот уже четверть века вы занимаетесь коми культурой и фольклором. Чем вызван ваш интерес к изучению нашего народа?

– Интерес к истории и культуре коми у меня появился после этнографической экспедиции 1991 года в Березовский район Ханты-Мансийского автономного округа. Тамошние ижемцы покорили меня своим гостеприимством, открытостью, желанием поделиться знаниями об особенностях своего быта, хозяйственных занятий, истории семьи и села.

Поразило меня и чувство ностальгии, с которой пожилые люди вспоминали прежнюю родину – Ижму, Петрунь, другие села и деревни, о которых они помнили с раннего детства или слышали по рассказам родителей, дедов, бабушек. После этой экспедиции были и другие выезды к ижемцам, попутно я изучала научную и краеведческую литературу. Хотелось больше узнать о первых переселенцах коми на территорию Северного Зауралья. Для этого пришлось обратиться к данным церковного учета населения – исповедным росписям, метрическим книгам, брачным обыскам, другим материалам делопроизводства. Составление общей базы данных позволило узнать родословные семей, проследить динамику численности коми в Березовском крае за счет миграции и естественного прироста, выявить направления переездов и определить хронологические и территориальные подробности в ходе формирования этноареальных групп коми в северо-западной Сибири. Это исследование стало основой для подготовки и защиты кандидатской диссертации.

Изучение этнографии севера Западной Сибири, поездки в экспедиции дали возможность ознакомиться с особенностями хозяйства, быта и культуры разных народов, а длительные беседы в ходе так называемых полевых опросов, или интервью, показали «человеческое измерение» истории в виде отдельных биографий, перипетий из жизни семьи, села, народа.

Север Тюменской области – это очень непростая территория, объединяющая различные природно-географические зоны, которые осваивались людьми на протяжении веков.

Длительное проживание в одном регионе, взаимодействие между народами, заимствования привели к появлению сходных элементов культуры, но при этом сохранилась и традиционная специфика. Именно эта «непохожесть» коми на соседние народы пробудила мой научный интерес. В Сибири выделяется несколько групп коми, в территориальном отношении – это обские, расселенные в низовьях реки Обь и по ее северным притокам (ЯНАО и ХМАО – Югра), нижнетобольские (юг Тюменской области) и иртышские (Омская область). В хозяйственно-культурном отношении эти группы отличались, так этнокультурная специфика обских коми определялась ведением крупного оленеводства; в более южных районах в бассейне Тобола и Иртыша основным занятием коми было земледелие и животноводство.

44.jpg

– В третьем номере журнала «Вестник археологии, антропологии и этнографии» за прошлый год вы опубликовали статью про метеорологическую магию у коми. Могут ли современные шаманы развести тучи руками?

– Действия людей или запреты на действия, связанные с желанием вызвать, изменить или остановить различные природные явления, такие как дождь, град, ветер, солнечный свет, называются метеорологической магией. Она исследуется в рамках народной метеорологии – научного направления, изучающего также и мифологические представления о природных изменениях, фенологические знания, опыт наблюдения за погодой. Практика воздействия на погоду и стихийные бедствия у разных групп коми отличалась и зависела от хозяйственных потребностей и природных условий.

Статью «Практики воздействия на погоду и защиты от стихийных бедствий у коми Западной Сибири» я написала совместно с моей коллегой Анжелой Машариповой. В статье мы обобщили материалы полевых исследований в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах среди ижемских коми – потомков переселенцев с территории бассейна Ижмы и низовьев Печоры Архангельской губернии, а также среди коми, проживающих на юге Тюменской и в Омской области, которые являются потомками переселенцев в основном из Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии.

– Наверное, чаще к погодной магии прибегают оленеводы?

– У ижемских оленеводов широко использовались приемы влияния на ветер, дождь и даже «профилактика» снежных лавин. Это связано с тем, что они сталкивались со сложными прохождениями через перевалы, где случались обвалы и сходы лавин, на их пути были туманы и шквалистые ветры, переправы через стремительные горные реки, животные гибли от нападения хищников. А от внезапной эпизоотии (массовой болезни животных) можно было потерять все стадо… От метеоусловий во многом зависел успех перегона скота и безопасность людей. При перекочевке оленеводы смотрели на фазу луны – считалось, что если отправиться в дорогу в завершающей стадии убывания, то можно попасть в непогоду. «Метеосводка» составлялась в результате наблюдения за облаками над горами Нёр-Ойка, Тэл-Поз-Из или Сабля. Когда тучи шли ниже вершин и, переползая через них, вытягивались в виде дыма, идущего из печной трубы, говорили, что на Урале «топятся печи» и это признак дурной погоды.

В горах запрещалось шуметь. Шумовые запреты особенно строго соблюдались вблизи вершины Тэл-Поз-Иза, на границе Северного и Приполярного Урала. Она считалась «гнездом ветра», и поэтому даже самый слабый звук голоса, малейший стук будто бы вызывали страшную бурю. По сведениям дореволюционных путешественников и исследователей, промышленники, проезжая мимо, сохраняли глубокое молчание и даже обертывали тряпками уключины весел, чтобы те не скрипели.

Если надо было куда-то срочно ехать во время плохой погоды, то для ее улучшения делали сорок зарубок на палке, вспоминая при этом сорок лысых стариков. После эту палку ставили против ветра либо вешали так, чтобы она болталась. Этот способ схож с вологодским поверьем, по которому зимние морозы можно было уменьшить, сосчитав «сорок плешивых мужиков». Дождь останавливали с помощью старого зазубренного топора, который поворачивали лезвием в сторону тучи. Железные предметы, по традиционным представлениям коми, имели большую магическую и лечебную силу. Встречаются былички о том, что сильный ветер можно утихомирить, бросив против него через левое плечо вывернутой рукой нож или топор либо «порубив» задувания ими.

Если же, наоборот, в тихую погоду собирались в путь на городовушке (лодке с парусом), то необходимые движения воздуха можно было вызвать при помощи трехразового издавания специальных звуков. Этот способ до сих пор используется детьми для спасения от гнуса. Вот как они заговаривают ветер: «Я не знаю, правда или нет, но я в это верю. Вот покос, зной, мошкара. И мы кричим: «Талэ, талэ, бабет кулэ» – «Ветер, ветер, бабушка умерла». И начинает ветер дуть.

– В чем особенности метеорологической магии у коми землепашцев?

– У земледельческих групп коми, живущих в бассейне рек Тобол и Иртыш, применялись способы борьбы с засухой и вызывания дождя, отведения грозы и вихря. Природно-климатические условия порождали ряд праздничных мероприятий, включающих в себя ритуалы христианских и языческих традиций, направленных на сохранение будущего урожая. Летом проводились обряды на вызывание или, реже, прекращение дождя, в которых сочетались христианские и языческие традиции. Для этого пожилые женщины собирались с иконами и пели молитвы на всех полях, над посевом и на речке. Обычно это приурочивали к дате, выпадавшей на ближайший христианский праздник, например Троицу. Одной из особенностей ритуала у некоторых групп коми был обычай посещать кладбище. На Троицу, когда не было дождя, брали иконы, ведра с водой и шли поливать могилы «утопленников». Новой вариацией подобного обряда стал случай, о котором нам рассказали в Омской области: «Долго не было дождя, и тогда мы пошли с подружкой на кладбище, выкопали там крест со старой могилки, привязали его к чурке и утопили в реке. Дождь пошел очень сильный, два-три дня шел беспрестанно, мы даже испугались и побежали из воды крест вытаскивать. Как вытащили, так дождь и стал стихать».

Когда долго не было дождя, говорили: «Дай, Бог, дождишка, лентяям отдышка». У детей, уставших от работы, была забава «накликать дождь»: если на покосе грабли бросили зубьями вверх – к дождю. Или если лягушку истопят, сожгут или убьют, то дождь будет. Чтобы остановить дождь, кочергу на улицу выносили. Во время покоса надвигающуюся тучу «держали вилами». Вилы использовали также для защиты от вихря, направляя их зубьями навстречу крутящейся воронке ветра.

Многие ритуалы обычно проводили индивидуально, но в случае сильных бедствий – пожара или засухи – у всех групп коми практиковалось коллективное воздействие. В попытках влиять на погоду прибегали и к православным обрядам. В частности, считалось, что они хорошо помогают от больших и разрушительных пожаров, которые для деревни были страшным бедствием. Так, способом остановки огня являлись вынесение домашних икон, молебны или крестный ход. Также популярным способом остановки огня или изменения его направления было бросание в огонь пасхальных яиц – для этого одно из них оставляли после каждой Пасхи и специально хранили за иконой. Так, в селе Староалександровка (Ярковский район Тюменской области) во время лесного пожара пожилые женщины бросали в огонь пасхальные яйца и стояли с иконами возле кладбища, чтобы его отстоять. И в результате этого, по их мнению, ветер изменил направление, и пожар отступил, хотя другие жители села объясняли остановку огня широкой бороздой, пропаханной трактором.

Основными приемами воздействия на погоду были заговоры, применение острых предметов, поливание могил утопленников, замачивание могильного креста, а также молебны, крестные ходы, использование церковной атрибутики и т.д. Сейчас метеорологическая магия у коми почти не практикуется, хотя некоторые приемы вспоминаются как детские забавы. Но сохраняются молитвенные прошения о предпочтительной погоде.

– А как в коми традиции предсказывают погоду?

– Погоду предсказывали и по деревьям, и по птицам, и по речкам. Даже можно было составить прогноз на неделю вперед. На покосе по утренней росе определяли, ждать ли осадков: есть она – не будет дождя, нет – пойдет. Приметой сильного ветра было красное небо, пургу предсказывал лай собак, круг вокруг луны. Лошадь не ложится в стойле – к морозам, а если к копытам прилипает снег, «как на каблуках идет» – к холоду. Долгосрочные приметы о погоде у земледельческих групп коми были связаны с определением количества будущих осадков, размеров урожая: «Вот как появится новая луна на Рождество, посмотри, как висит, если немножко загибается, что можно ведерко повесить с водой, значит, будут дожди. А если она прямо стоит, что некуда ведро повесить, значит, будет сухо». О предстоящей погоде судили также по поведению птиц. Считалось, гагара перед ясным днем гогочет, а перед дождливым и ненастным – стонет, а ворон «сидит на сухой ветке, кричит по-своему, да еще и кланяется», кукушка кукует перед громом. Многие коми приметы попали за Урал из Коми края.

– Какое место сейчас занимают коми среди народов Западной Сибири?

– Зауралье с древних времен было местом переселения коми народа, а с Сибирью имелись широкие торгово-обменные связи, практиковался промысловый отход в низовьях Оби.

Хорошее знание земель за Уралом позволяло коми быть проводниками в походах русских по освоению Сибири. После включения Сибири в состав России отмечаются регулярные переселения коми за пределы края, в новые города. Но ранние мигранты коми были ассимилированы коренным и русским населением.

Современное коми население Западной Сибири ведет происхождение от переселенцев из Коми края, которые активно эмигрировали за Урал с начала XIX века и вплоть до конца 1920-х годов. Пути переселений были обусловлены в основном экономическими факторами и зависели от хозяйственной ориентации мигрантов. На севере Западной Сибири расселились ижемцы, основной отраслью которых было оленеводство; более южные районы Тюменской и Омской областей привлекали коми переселенцев, занимавшихся земледелием. По данным Всероссийской переписи 2010 года, на территории Тюменской области постоянно проживало 8469 коми, что составляло около 0,3 процента от всего населения области. Такое же соотношение было и в 2002 году, когда, по данным переписи, было отмечено 10 555 коми.

22.jpg

На праздновании 170-летия с.Саранпауль Березовского района ХМАО – Югра, 2012 г.

– Какой вклад внесли выходцы из Коми края и их потомки в освоение Сибири?

– Культура ижемцев базировалась на оленеводстве, но они также занимались торговлей, рыболовством и извозом. Ижемцы обеспечивали коренное население Зауралья необходимыми товарами и являлись сильными конкурентами для русских купцов. Богатые ижемцы монополизировали торговлю почти всеми продуктами оленеводства и частично рыбой и пушниной. Их торговая деятельность связывала северные окраины Тобольской губернии с Европейским Севером и с помощью транзита с Центральной Европой. Во второй половине XIX – начале XX века торговля коми-ижемцев становилась фактором эпизодических обострений отношений и появления конфронтации между различными группами населения: коренного и переселенцев (как русских, так и коми), между русскими и коми. Появление недовольства коми переселенцами со стороны русских вызывала чаще всего торговая конкуренция. Выдвигались опасения, что коми являются серьезным соперником для русского населения и что со временем они станут «господами по всей низовой Оби».

Поэтому появлялись ярлыки, имеющие негативный характер по отношению к ижемцам, – «северные евреи», «народ-эксперт», «фараоны» и прочее. Отмечаемые территориальные конфликты между коми переселенцами и другими жителями Березовского края вызывались обычно социально-экономическими причинами. Но, несмотря на проявлявшуюся конфронтацию по отношению к коми-ижемцам, конфликтные ситуации имели локальный характер.

Хорошее знание территории, владение языками коренных народов давало коми возможность быть проводниками в изыскательских экспедициях, зачастую именно на коми население опиралась советская власть при образовании новых хозяйств и организации так называемых культ-
баз – комплексных социально-культурных учреждений на севере Западной Сибири.

33.jpg

На крыльце церкви во имя Стефана Великопермского, с.Казым Белоярского района ХМАО – Югра, 2007 г

Ижемские оленеводы, занимаясь своим делом наряду с хантами, ненцами, так и не получили статуса «коренного малочисленного народа». Это как-то влияет на их отношения с соседями?

– У нас на севере коми, тем более оленеводы, фактически могут пользоваться многими льготами. Коренные народы в округах – титульные этносы, у них есть гарантированные представительства во властных структурах, их культура и языки поддерживаются на федеральном и региональных уровнях. Коми всего приходится добиваться, прилагая дополнительные усилия, это вызывает определенное напряжение, но проявляется оно чаще всего на бытовом уровне.

– Грозит ли зауральской диаспоре ассимиляция или коми сохранят свою самобытность в Сибири?

– Этнокультурные процессы в среде коми, переселившихся на территорию Северного Зауралья и юга Западной Сибири, отличались. Уже в первой трети – середине XX века численность коми на юге Западной Сибири стала сокращаться. В сельскохозяйственной зоне интенсивность и характер взаимодействия коми переселенцев с местным населением, близость культуры определяют ускорение процессов ассимиляции коми этническим большинством, то есть русскими.

А вот ижемцы, проживающие на севере Западной Сибири, сохраняют относительно стабильную численность. Сейчас в среде ижемцев происходит процесс реидентификации – конструирование этничности, заключающийся в попытках переосмысления групповой идентичности, актуализации исторической памяти. Это явление зафиксировано и в Республике Коми, и на территории расселения ижемцев в Западной Сибири. В нем, помимо молодого поколения, широко задействованы и пожилые люди – основные хранители этнических традиций. Под влиянием этого процесса традиционные знания, предметы традиционного быта получают как бы вторую жизнь. Роль консолидирующего центра выполняет региональное отделение общественной организации «Изьватас», в задачи которого входит объединение коми-ижемцев, возрождение культурных ценностей, истории, традиций народа.

Среди коми-ижемцев, особенно у пожилых людей, сохраняется обычай ношения традиционной женской одежды: сарафан, рубаха, фартук, головной убор. Кроме того, женская коми одежда выступает в качестве праздничных нарядов и хранится как семейная реликвия. Верхняя одежда из оленьей шкуры используется в качестве промысловой и производственной.

На территории ХМАО – Югра отмечаются процессы не только языковой ассимиляции коми населения, но и брачной. Так, в одном из наиболее крупных мест компактного расселения коми – поселке Саранпауль (Березовский район ХМАО – Югра) в 2006 году численность коми составляла 32 процента (1023 человека). Но в 2006 году из 314 браков только 87 являются однонациональными, 107 – с участием коми и русских, 94 – с участием коми и народов Севера, с участием коми и прочих – 26 браков. В смешанных браках с участием коми и русских у детей указывается в большинстве случаев национальность коми; в браках с участием коми и народов Севера приоритетной является национальность народов Севера, причем было зафиксировано много случаев смены национальности коми на манси или ненцев – как у детей, так и у взрослых.

– Летом 2009 года вы впервые побывали в Ижемском районе, где мы и познакомились. Интересно, чем отличаются сибирские коми от своих сородичей в районах Республики Коми?

– Еще в 2007 году я была в Сыктывкаре. Не хотелось бы делать поверхностное сравнение, так как поездки в Республику Коми были очень краткими. Мне показалось, что на Ижме у молодежи хорошее знание родного языка и уверенное его использование в быту. Наверное, в большей степени обратили на себя внимание общие черты – доброжелательность, радушие, гостеприимство. Очень красивые места – луга, леса, холмы, река. Здесь до сих пор сохраняется атмосфера богатых сел, отмеченная еще дореволюционными исследователями и путешественниками. Добавлю, что многие коми – жители Тюменской области хотели бы посетить Ижму, найти свои корни, побывать на могилах предков. Причем большинство из них знает о своей родине только по рассказам родственников.

6709

Комментарии (11)

Добавить комментарий
  • Почему коми?
    18.03.2016, 22:11:01
    Ответить
    А не зыряне
    Некоторые филологи утверждают, что никаких коми в Пермском крае вообще никогда не было, что приставка коми- была искусственно навязана народу в середине 1920 годов, что исконным именем местного населения было исключительно пермяки.
    • сыктывкарец
      19.03.2016, 16:41:18
      Ответить
      Сам интересуюсь этой проблемой уже 30 лет - все что живу в Сыктывкаре. В свете прочитаных недавно источников, Си Хуан, этнография предкавказья - прихожу ко мнению что нам лучше не раскрывать истинное значение слова коми. Именно так. В исторический период когда этноним был значащим, семантика была ярко негативной. И это не был этноним, кстати, а указание на социальную функцию. Имею в виду основное толкование этнонима кумыки, кумы, кыпчаки. И речь идёт о другом коми, это не бытовой слой, а состовляющая герметизма в культуре, язык воина, а не крестянина. То есть если в роду был человек, владеющим таинством, то на вопрос "Вы коми?" следовало "Да", и вполне логично современное расслоение на коми-зыряне и коми-пермяки.
      • Плиз
        19.03.2016, 18:34:14
        Ответить
        Не совсем понял :) ещё раз пожалуйста поясните :)
      • Борисыч
        19.03.2016, 19:02:26
        Ответить
        В Пермской подгруппе отдельно выделены коми-зыряне и коми-ижемцы.
        • Изватась
          20.03.2016, 11:24:55
          Ответить
          выделение коми-ижемцев в отдельную группу - очень большой (и больной) вопрос. На этом настаивают в основном сами изватась. Коми-зыряне и коми-пермяки - эти две группы общепризнаны.
  • Тина
    19.03.2016, 13:13:11
    Ответить
    коми-ижемцы
    У моей свекрови, тоже коми-ижемки, был точно такой же ларь, на котором сидит бабулька на 1-ом снимке!
  • да
    19.03.2016, 14:41:23
    Ответить
    бавал и за Тюменью и Свердловске. Все коми фамилии. к примеру Безносиков,
    Торлопов, Торопов да все и не перечислить, там считают русскими. Вот так.
  • Влад
    19.03.2016, 23:33:32
    Ответить
    Для да
    Безносиковы, Торлоповы, Ложечкины и т. д. это как раз Русские фамилии, это все произошло от сыльных политических и рецидивистов которые отбывали срок. А коми фамилии Пипуныровы, Панюковы, Симпелевы, Каневы и т.д.
    Отправлено из мобильной версии
    • Фамилии
      20.03.2016, 11:21:21
      Ответить
      Торлоповых много в Архангельской губернии, фамилия русская.
      Коми-фамилии - Каневы, Колеговы... Но при этом среди "чистых" коми очень много Поповых. И что сказать про коми фамилию "Рочев", которая в переводе значит "русский"
  • Влад
    19.03.2016, 23:39:48
    Ответить
    Кстати, тоже был Сибири и встречал там комиязычных людей. Они рассказывали, что переехали их предки аж 18 веке. Но они не забывали коми язык и не хотели его забывать
    Отправлено из мобильной версии

Хочу получать главные новости дня в Коми!