12:03, 11.10.2012 / КУЛЬТУРА

Из блогов: «Эта музыка прозвучала в Сыктывкаре впервые»

Председатель Союза композиторов Коми Михаил Герцман в своем блоге поделился впечатлениями от выступления в Сыктывкаре лауреата нескольких престижных международных конкурсов, аспиранта Московской консерватории Глеба Степанова, также рассказал, как гостя буквально пришлось «спасать» от музыки.

ANT_4015.jpg

Фото Николая Антоновского

КАК ПОРОДНИТЬСЯ МУЗЫКОЙ

Он показался мне слишком сдержанным и закрытым. Немногословный, с тихим голосом, он вообще производил впечатление застенчивого юноши (в компании такого не сразу и заметишь). Но на сцену со своей виолончелью он вышел уже сосредоточенным и целеустремлённым. В те секунды, когда он садился и прилаживал инструмент, он уже был отрешённым. Потом чуть заметно кивнул пианистке. Та сыграла начальную фразу Сонаты Сезара Франка, и почти сразу смычок юноши соприкоснулся с виолончельной струной.

В тот же миг весь окружающий мир преобразился – сама атмосфера зала стала другой. Юноша, казавшийся поначалу робким, властно заполнил музыкой весь окружающий мир. Заполнил не силой звука, а тем смутным и неуловимым, но в то же время явственным, что, собственно, и зовётся искусством. И его искусство, разлившееся в эти счастливые минуты по залу, оказалось столь концентрированным, что не только заполнило, но и, пожалуй, заслонило окружающий мир.

А окружающим миром в те сладкие мгновенья оказался маленький зал Колледжа искусств, способный вместить всего 112 человек (хотя на этом концерте их было гораздо больше, некоторые слушатели стояли). Пришли, в основном, свои – студенты и педагоги.

Я говорю сейчас о 25-летнем московском аспиранте Московской консерватории, виолончелисте Глебе Степанове. Во исполнение выигранного Колледжем искусств гранта Главы Республики Коми (в номинации «Молодые таланты России»), молодой музыкант посетил наш забытый Богом (хоть в последнее время изредка и вспоминаемый Им) городок.

Все четыре части божественной Сонаты французского композитора и церковного органиста С. Франка прозвучали, что называется, на одном дыхании. Первую часть, рисующую некое райское блаженство, сменила бурная вторая, которая вызвала ассоциации (если продолжать аналогию) с изгнанием из рая. И если третья часть, полная глубоких раздумий, стала лирико-трагическим центром Сонаты, то необыкновенно светлый финал, где виолончель и фортепиано, перебивая друг друга, взахлёб рассказывали о том, как прекрасен мир, – эта четвертая часть и завершила изумительное музыкальное построение, созданное в Париже в 1866 году человеком по имени (или именам?) Сезар Огюст Жан Гийом Юбер Франк...

Два других произведения, представляющие русскую классическую музыку, прозвучали в Сыктывкаре впервые. Впрочем (справедливости ради), и Соната Франка в виолончельном варианте прозвучала у нас впервые (её неоднократно исполняли здесь только в авторской редакции – скрипичной).

«Концертная пьеса» Карла Юльевича Давыдова, основоположника русской виолончельной школы, восхитила меня строгостью формы и приверженностью стилистике русской музыки, прежде всего, своей интонационной ориентацией на русский городской романс – традиции, заложенной ещё М. И. Глинкой.

Маленькое отступление. Незадолго до этого концерта я предварительно прослушал пьесу Давыдова в интернете (забыл сказать, что я был ведущим концерта, о котором рассказываю). Она мне никак не понравилась – чрезмерно длинная, эмоционально вялая и откровенно занудная. Поэтому, немало подивившись странному выбору исполнителя, я ограничился лишь анализом её формы. И ни на миг не пожалел, что никогда раньше не знал этой музыки.

Но то, что изваял из неё наш гость, оказалось сравнимо разве что с колдовством! Произошло одно из удивительных, хоть и нередких чудес Музыки – звучали абсолютно те же ноты, что я слышал в интернете, но куда делись вялость и занудство? Это была уже совершенно иная музыка, полная романтической страсти и героики, радости встреч и боли разлук, взмывающая порой до высот трагического пафоса. Это было, повторюсь, восхитительно, ведь бывают, (и не так уж редко) примеры и обратного превращения «правильных нот» – я недавно рассказывал и о такой грустной метаморфозе...

Прозвучавшее «на закуску» гениальное сочинение 35-летнего Чайковского «Вариации на тему рококо» достойно завершило это увлекательный концерт.

Мой отчёт был бы неполным, если бы я не сказал несколько слов и о второй половине этого дуэта – концертмейстере Ребекке Магомедовой – не только замечательной пианистке, но и, добавлю, неистовом пропагандисте классической музыки. Их дуэт с Глебом Степановым звучал так, будто они познакомились не три дня назад, а играли вместе всю жизнь.

Но их безупречное tutti – лишь отчасти чудо. Ведь помимо родства «по крови» или «по земле», существует и духовное родство – «по музыке». Два необыкновенно чутких и тонких музыканта, говорящих на одном музыкантском языке и, возможно, почитающие одних и тех же кумиров, и должны были понять друг друга с полуслова.

Но кроме этого «отчасти чуда» куда более удивительным стало то, что музыка в процессе концерта незаметно породнила с исполнителями и все 112 слушателей этого концерта. Мало того, в момент триумфа музыкантов они в какой-то миг духовно породнились и друг с другом: я видел объединенные единым восторгом их лица и горящие глаза. А стать духовно родными «по музыке» хотя бы на краткий миг концерта – вот где настоящее чудо...

После концерта, в ожидании чая, Глеб продолжил играть, но уже на фортепиано. Из директорского кабинета было хорошо слышно, как он музицировал в соседнем классе. Вначале он в хорошем темпе исполнил Этюд № 24 Шопена, потом сыграл всю I часть Третьего фортепианного концерта Бетховена (причём со всеми оркестровыми проигрышами). Это было удивительно – мы переглядывались и пожимали плечами. Чай уже остывал, когда он взялся за Первый концерт для фортепиано с оркестром Ф. Листа... И тут уж мы, слушатели, не выдержали и "спасли" от музыки нашего гостя, позвав его на чаепитие.

Если я что-то понимаю в музыке, он и на фортепиано играет очень даже неплохо. И поступи он завтра к нам в Колледж на фортепианное отделение, он был бы здесь далеко не последним пианистом. Жаль, что этого никогда не произойдёт...

Встречаясь с такими музыкантами, как Глеб Степанов и Ребекка Магомедова, я всякий раз ловлю себя на робкой надежде, что все наши (в том числе, и мои) многолетние просветительские усилия по внедрению великой музыки в духовное обращение общества, не вполне безнадёжны...

558

Комментарии (6)

Добавить комментарий
  • 2гш
    11.10.2012, 13:16:55
    Ответить
    Чувственно
    Отправлено из мобильной версии
  • читаттель
    11.10.2012, 13:28:51
    Ответить
    Так он-таки Степанов, а не Самойлов, да? БНК раньше писала, что он Глеб Самойлов.
    • Михаил Львович Герцман
      11.10.2012, 13:53:50
      Ответить
      Теперь он обратно Степанов, и это уже навсегда.
      • Хулио Ган
        12.10.2012, 9:40:37
        Ответить
        Степанов FOREVER, несмотря ни на какие козни корреспондентов БНКоми.
  • Видео с концерта.
    12.10.2012, 2:58:26
    Ответить
    http://www.youtube.com/watch?v=Xdrjg_6bI3Q&list=UUr-DzANdV0iA6VhmZ_uy40w
    Отправлено из мобильной версии
  • СТАРАЯ ЧЕРЕПАХА
    16.10.2012, 23:25:38
    Ответить
    Мда... Михал Львович совсем в журналисты - писатели заделался

Хочу получать главные новости дня в Коми!