content/news/images/73947/IMG_9431_mainPhoto.jpg

Реаниматолог Эдуард Скворцов: «Современные методы лечения – не панацея, человек должен оберегать своё здоровье»

Реанимационное отделение в Коми республиканской больнице существует 40 лет. За год через него проходят свыше полутора тысяч пациентов, которые в основном поступают из соматических отделений и еще 35% из скорой помощи. Около сотни самых сложных пациентов со всей республики доставляет в КРБ санавиация. О том, как создавалось отделение, его работе и задачах медперсонала в интервью БНК рассказал заведующий реанимацией больницы Эдуард Скворцов.

Реаниматолог Эдуард Скворцов: «Современные методы лечения – не панацея, человек должен оберегать своё здоровье»
Фото Ивана Федосеева

- Чем отличается работа реаниматолога от работы врачей других специальностей?

- Органы в нашем организме по отдельности не работают. Они сложно взаимосвязаны. И головной мозг – дирижер этого оркестра. В отличие от врачей других специальностей, которые, как правило, лечат какой-то один орган, мы воспринимаем организм как единой целое. Когда сложный пациент попадает в наши руки, мы лечим у него не только заболевание в конкретном органе – мы лечим весь организм. Пациенты, особенно возрастные, как правило, имеют не одно заболевание, а несколько. В определенных критических ситуациях больной орган начинает затрагивать и остальные, нарушая их многочисленные функции. Мы пытаемся взять на себя роль головного мозга, этого дирижера, чтобы поддержать все жизненно важные функции организма. Чтобы в итоге нивелировать и изначальное заболевание. Мы отрабатываем с пациентом критический период полиорганной недостаточности. Когда функции основных жизненно важных органов стабилизируются, мы передаем его профильному узкому специалисту, который может его выхаживать вплоть до выписки из стационара.

- Кто ваши пациенты? Сколько их? Как много времени удается уделить каждому?

- В реанимационном отделении КРБ 18 коек. Лечим только взрослых. Большая часть наших пациентов – это хирургические пациенты, то есть люди, которым выполнены оперативные вмешательства. За год через отделение проходят свыше полутора тысяч человек. На каждого получается около трех с половиной суток. Но это средний показатель, который ни о чем не говорит. Как средняя температура по больнице.

IMG_9446.jpg

На кого-то достаточно потратить несколько часов после операции, после чего его можно перевести в обычное отделение к узкому профильному специалисту. Кому-то следует уделить значительно больше времени. Например, один пациент со сложной неврологической патологией находится у нас больше года. Он в ясном сознании. Однако не может обойтись без аппарата искусственной вентиляции легких. Из больниц региона к нам поступают самые сложные пациенты. В этом нам помогают реанимационно-консультативный центр и санитарная авиация.

- Как давно используется санавиация?

- Мы стали заниматься этой деятельностью одними из первых в стране. На уровне страны вопрос о развитии санитарной авиации активно ставится только в последние годы. У нас же в республике она существовала даже в самое сложное для экономики время, когда министром здравоохранения Коми был Георгий Магометович Дзуцев. Он услышал пожелания моего учителя Ивана Филипповича Кузнецова и стал активно развивать эту тему. Так, в 1996 году на базе отделения реанимации и интенсивной терапии КРБ был создан Республиканский реанимационный консультативный центр. После этого у нас появилась возможность профессионально отслеживать самых сложных пациентов республики и при необходимости своевременно вывозить на уровень Коми республиканской больницы с целью дообследования, а также, если есть показания, то и проведения высокотехнологичных операций.

IMG_9440.jpg

- Какие заболевания у этих больных? В чем они нуждаются?

- Как правило, это нейрохирургические пациенты, например, с травмой позвоночника. Они нуждаются в визуализации для принятия решения об оперативном вмешательстве. Как правило, в районных медучреждениях этого сделать нельзя. Это черепно-мозговые травмы, тяжелые сочетанные травмы, большое количество пациентов хирургического профиля, которым необходимы обширные полостные операции. Есть редкие патологии, например, неврологические. Такие пациенты нуждаются в дообследовании. И если их состояние позволяет, мы тоже вывозим их к себе. В течение года санавиация привозит к нам около сотни человек. Еще примерно 700-800 самых сложных пациентов стоят у нас на учете.

- Как ведется этот учет?

- При отделении существует центр, который отслеживает сложных пациентов по всем лечебным учреждениям Коми. Доктора-реаниматологии из других медучреждений могут связываться с нами в любое время. Мы помогаем им в диагностике и лечении. А если появляется необходимость, принимаем решение о переводе больного к нам.

IMG_9448.jpg

- Можете ли в случае необходимости обратиться за поддержкой в медучреждения федерального уровня?

- С федеральными клиниками у нас налажена система консультаций. В сложных случаях, когда надо поставить точный диагноз, часто обращаемся в клиники Москвы и Санкт-Петербурга. И если есть на то показания и возможность транспортировать больного, отправляем туда. Это возможно при сложных сердечно-сосудистых патологиях, при нарушениях свертываемости крови и так далее. Но таких случаев немного.

- Кто работает в отделении?

- Коллектив у нас хороший, я бы даже сказал золотой фонд не только КРБ, но и республики. У нас 14 докторов, около 40 медсестер и санитарки – всего 75 человек. Врачей достаточно, их средний возраст 36-38 лет. В основном доктора высшей и первой категории. Совсем немного молодых, но они подтягиваются.

Особо отмечу наш сестринский коллектив. Уход за больными в отделении реанимации имеет важнейшее значение. Работа сестер тяжелая, трудоемкая физически, требует больших знаний, опыта, эмоциональной самоотдачи. Благодаря министерству здравоохранения Коми мы в свое время смогли заинтересовать сестер работать у нас, в том числе и материально. Сейчас основной костяк сестринского коллектива – это медсестры со стажем более 20 лет. Успех работы нашего отделения зависит и от того, что наши сестры чувствуют пациентов не хуже любой техники.

- А как отделение обеспечено технически?

- У нас есть все необходимое современное реанимационное оборудование. Аппарат искусственной вентиляции легких у нас у каждой койки. Есть специальная инфузионная техника для дозированного введения лекарственных препаратов. Есть аппарат искусственной почки. Есть оборудование вено-венозной гемодиальфильтрации, используемое для детоксикации организма. В 2016 году Минздрав Коми приобрел для нас аппарат для эксракорпоральной мембранной оксигенации. Он используется при тяжелых вирусных пневмониях, когда из-за обширного поражения поверхности легких сами легкие не могут эффективно насыщать гемоглобин кислородом и выводить углекислый газ. Есть своя барокамера, и многое, многое другое.

IMG_9453.jpg

- Часть пациентов привозит санавиация. Как к вам попадают остальные?

- Исторически сложилось, что наша больница работает не только на республику, но и обслуживает население Сыктывкара. В районе столицы проживают до трети населения Коми. Около 35% пациентов к нам поступают по линии скорой помощи. В приемном покое КРБ определяют, насколько важно больному оказаться на лечении в реанимационном отделении. Когда есть на то показания, дежурные врачи приемного покоя вызывают нас, и вопрос о госпитализации решаем уже совместно. Как правило, все койки у нас заняты. Но если возникает необходимость госпитализировать кого-то именно к нам, всегда найдется более-менее стабильный больной, которого уже можно перевести в профильное отделение.

- Каков средний возраст ваших пациентов?

- Чаще это люди трудоспособного возраста, но мы не отказываем никому. Недавно лечили 92-летнюю бабушку с тяжелой пневмонией. Она у нас находилась около двух недель на искусственной вентиляции легких. Мы её выходили – она смогла дышать самостоятельно, после чего мы перевели её в пульмонологическое отделение.

IMG_9449.jpg

Лечим даже беременных. Лет восемь назад снимали с поезда женщину с большим сроком беременности. Она ехала из Печоры в Киров, к нам ее доставили самолетом санавиации. Вообще не было анамнеза, и поначалу мы не могли поставить никакого диагноза. Я ехал на автобусе на работу, когда меня осенило. Приехал в отделение, зашел на сайт института Блохина. Догадка подтвердилась: у нее нашли лимфогранулематоз. Она у нас рожала в состоянии тяжелой полиорганной недостаточности, но мы и ребенка спасли, и саму женщину. Через полгода после лечения она приезжала, ее даже нельзя было узнать.

- Что вы можете пожелать жителям республики?

- Реаниматологу сложно работать от того, что люди запускают свои болезни, и это, поверьте, очень частая ситуация. Когда их привозят к нам, заболевание, как правило, уже носит полиорганный характер. Поскольку больные долго не обращались к врачам, по ним нет никакой медицинской документации. Как следствие, не из чего собрать анамнез. Нередко привозят таких больных без сознания. Да и родственники толком ничего объяснить не могут. Все это создает серьезные трудности. В нашем отделении есть самое современное диагностическое оборудование, но оно не может быть панацеей, особенно, когда мы очень ограничены во времени. Чтобы таких ситуаций не возникало, люди должны понять, что главное для них – это не деньги, не недвижимость, а здоровье. Это самое главное богатство, данное родителями и природой. И распоряжаться им надо по уму: беречь себя, проходить вовремя обследования, обращаться к врачам. А самое главное – помнить, что всегда легче профилактировать заболевание, нежели лечить. Крепкого здоровья всем жителям Коми!

4692

Хочу получать главные новости дня в Коми!