14:13, 08.12.2014

Роман Полшведкин: «Красной нитью в нашей работе проходит выстраивание взаимодействия промышленников с общественностью»

О выстраивании взаимоотношений с общественностью и промышленниками, завершении работ на Сысоле и Кажымском водохранилище, сотрудничестве с Ненецким автономным округом по решению проблемы образования ледовых заторов на Печоре, а также об экологической ситуации в Коми БНК рассказал новый министр природных ресурсов и охраны окружающей среды республики Роман Полшведкин. БНК представляет полную версию интервью с министром, видеоверсию смотрите здесь.

RET_3943.jpg

Фото Андрея Ретанова

- Какие задачи перед министерством поставил глава республики?

- Задачи были поставлены по всему кругу вопросов, касающихся деятельности министерства, но основной, красной линией проходила необходимость выстроить эффективное взаимодействие между природопользователями и общественностью. Природопользователи должны участвовать в программах развития территорий, общественность должна знать, что у них происходит, поскольку во многом конфликты с местным населением происходят из-за недостаточного информирования, поэтому основное — это взаимодействие с общественностью в широком понимании этого слова. Следующий момент, тоже довольно важный — привлечение федеральных средств на вопросы экологии и природопользования в республике, потому что очевидно, что тех средств, которые сейчас даются федерацией, недостаточно. И, конечно же, привлечение средств из внебюджетных источников, тех же природопользователей или по грантовым программам. Из других задач — в свете реакции общественности — усиление надзора и контроля за природопользованием, охраной окружающей среды. Естественно, во взаимодействии с федеральными структурами, потому что у нас достаточно много предприятий-природопользователей, подведомственных федеральным структурам, Росприроднадзору, например. Кроме того, на все последующие годы запланирована реализация программы обращения с отходами.

- Какие направления деятельности будут приоритетными и важными в ближайшие несколько лет?

- Мы продолжаем работу по всему спектру вопросов министерства. В этом году заканчиваем программу развития использования минерально-сырьевых ресурсов республики Коми по нефти и газу до 2020 года с перспективой на 2030 год. Эту программу мы предварительно уже заслушивали, она получается очень жизнеспособной. Мы не ставим для себя каких-то немыслимых задач, в первую очередь надо понимать программу лицензирования участков и программу геологоразведочных работ на территории республики. Основное финансирование осуществляют природопользователи геологоразведочных работ, есть федеральные средства, пущенные на эти цели, и есть средства республики, которые идут на научно-исследовательские работы, которые не менее важны. По перспективам — это блок водохозяйственных вопросов. В первую очередь, завершение берегоукрепительных работ на берегу Сысолы и второй очереди строительства водоспуска на Кажымском водохранилище.

Один из важных моментов — совершенствование нормативно-правовой базы. Летом и осенью шел активный процесс обсуждения, участие в котором принимали и ведомства, и общественность. Сегодня мы имеем предложения, которые могут быть рассмотрены как инициативы для внесения в федеральное законодательство. Некоторые из них уже обсуждены с другими регионами и получили поддержку. Как бы мы ни относились ко всему происходящему в мире и в России, тем не менее, нам удалось выстроить диалог с такой организацией как «Гринпис». Я думаю, что еще ряд консультаций мы с ними проведем. Для нас важнее не выходить на улицу с плакатами и чего-то безапелляционно требовать, а сформировать площадку и выстроить диалог с общественностью. Вот это получается — и с местными общественными организациями, такими как «Комитет спасения Печоры» и «Экологи Коми», и с такими как «Гринпис».

- В этом году республика не получила федеральных средств на завершение работ на Сысоле и в Кажыме. Удастся ли получить деньги в будущем году?

RET_3941.jpg



- Действительно, в этом году мы не получили поддержки по причине того, что на федеральном уровне пошло перераспределение средств в пользу Дальнего Востока в связи с их катастрофическим наводнением, а также перераспределение было произведено в пользу вновь присоединенного субъекта Российской Федерации — Крыма. Тем не менее, все наши заявки и предложения в «Росводресурсах» поддержаны, поддержаны они и Министерством природных ресурсов России, поэтому я думаю, что шансы закончить работы в 2015 году у нас велики — и берегоукрепительные сооружения на левом берегу Сысолы, и водоспуск на Кажымском водохранилище. На Сысоле работы не останавливаются и сейчас, и будут продолжены в следующем году, поэтому я думаю, что к осени, при всех удачно сложившихся вопросах финансирования, мы получим уже законченные берегоукрепительные и противооползневые сооружения. Останутся вопросы благоустройства, которые целиком и полностью будет решать муниципалитет.

- В 2015 году в связи с кризисом республиканские госпрограммы будут оптимизированы, а финансирование сокращено. Что будет происходить в вашем ведомстве?

- На 2015-2017 годы наш бюджет был сокращен примерно на семь процентов. Это не столь критично для нас, потому что по всем заявленным нами программам финансирование будет продолжаться. Попали под сокращение финансирования мероприятия по увеличению пропускной способности русел рек, дноуглубительные работы. Для повышения эффективности здесь мы должны плотнее поработать с муниципалитетами и определить те приоритетные точки, где это действительно необходимо. Кроме того, будут урезаны расходы на установление границ водоохранных зон — в этом году мы заканчиваем объекты по Сысоле, на следующий год запланированы работы по Большой Визинге. Также сокращения коснутся и мероприятий, связанных с охраной и использованием животного мира.

Больших рисков сокращения финансирования для республики я не вижу, все наши проекты и программы будут продолжаться. Более того, со следующего года у министерства появляются новые полномочия в части ведения реестра природопользователей, ведения государственного учета объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду. Это связано с государственным экологическим надзором регионального уровня и означает постановку на учет этих объектов и их сопровождение. У нас появится около 40 тысяч новых поднадзорных юридических лиц. Другое полномочие, не менее важное, связано с внесением изменений в закон о водоснабжении и водоотведении. К нам переходят полномочия по осуществлению государственного экологического надзора за сбросом сточных вод в централизованную систему водоотведения. Это еще около двух тысяч поднадзорных субъектов по всей республике. Раз уж федерация поручила, будем справляться и с этими полномочиями.

- Этой весной в Усть-Цилемском районе произошло наводнение. Принимает ли министерство какие-то меры, чтобы не допустить повторения ситуации?

- Ситуацию, связанную с затоплением населенных пунктов, которая складывалась этой весной в Усть-Цильме, необходимо решать, мы уже составили ряд предложений в Росводресурсы. Река Печора имеет федеральное значение, и на уровне федерального министерства тоже озабочены этим вопросом. Все наши заторы и затопления потом повторяются ниже по течению, в Нарьян-Маре, поэтому заявка в Росводресурсы и Минприроды относительно этой проблемы была совместная, от Республики Коми и от губернатора Ненецкого автономного округа, а когда регионы выступают в тандеме и содружестве, это всегда приветствуется на уровне федерации и получает какое-то продолжение. Поэтому надеюсь, что мероприятия по недопущению затопления населенных пунктов будут финансироваться целиком из федерального бюджета.

- Расскажите о «горячих экологических точках» на территории республики. Что сейчас требует особого внимания?

- Таких точек на территории республики международные эксперты обнаружили восемь. В течение нескольких лет мы работали с предприятиями-загрязнителями, на которых образуются эти критические точки. Сегодня мы совместно с этими предприятиями предложили к снятию две такие точки — по целлюлозно-бумажному комбинату Монди в части сокращения их выбросов - у них действительно произошла серьезная модернизация, и выбросов стало меньше. Также это «горячая точка», связанная с выбросом пыли на воркутинском цементном заводе. Там произведен ряд природоохранных мероприятий, установлено специальное оборудование, сейчас устанавливается вторая очередь пылеулавливающего оборудования. Вот эти две точки рекомендованы нами к снятию. В начале декабря в Архангельске наши предложения будут рассматриваться международной группой, и я думаю, что у нас есть все шансы, чтобы они были сняты.

RET_3953.jpg

Две горячие точки связаны с промышленными и бытовыми отходами. Сейчас переформулированы некоторые специфические критерии к определению этих точек, у нас уже есть, хоть и небольшие, успехи в рамках программы по отходам, соответственно, снижен уровень критичности, и мы будем продолжать работать в этом направлении. Если говорить об оставшихся горячих точках, то это, конечно, высокое загрязнение воздуха в Воркуте, связанное в том числе и с угольной промышленностью, а также проблема качества питьевой воды и сброса неочищенных сточно-бытовых вод по многим населенным пунктам республики. Здесь нам предстоит еще достаточно много работать.

Есть еще один интересный момент, связанный с отходами лесной промышленности. Но и тут намечается положительная тенденция — сегодня в рамках программы по обращению с отходами в поселке Аджером Корткеросского района была введена площадка хранения древесных отходов, где уже запускают проект по привлечению инвестора строительства линии по переработке этих отходов, делают пеллеты и переводят на них муниципальные котельные. В ближайшее время будет введено еще три площадки — в Усть-Куломе, Жешарте и Мордино. Одним из условий успешности деятельности по сокращению этих отходов является то, что природопользователи свозят на эти площадки отходы деревообработки — опилки, горбыль, порубочные остатки, и при этих же площадках организуется производство по переработке.

Сегодня мы имеем положительный пример в Усть-Куломском районе — площадка еще не достроена, но отходы уже поступают. Там же, буквально в нескольких метрах от этой площадки, организован цех по производству топливных брикетов, причем цех организован не на бюджетные деньги, а предпринимателем, который взялся перерабатывать отходы. Это очень хороший пример взаимодействия вложения государственных и частных средств. Такие же условия мы пытаемся подбирать для каждого района.

- Удается ли находить общий язык с нефтегазодобытчиками?

- Язык у нас у всех общий — он русский, но, тем не менее, надо четко понимать, что вопросы, связанные с экологической безопасностью, надзором, контролем, находятся в федеральном ведении, но Минприроды республики координирует эти вещи. Общий язык находить удается, в первую очередь, в рамках тех действующих соглашений, которые заключены между правительством республики и компаниями. Тут можно привести не только нефтегазовый сектор, но и Монди, и другие крупные промышленные предприятия. Хочется сказать, что эти компании ежегодно разрабатывают и реализуют свои природоохранные программы. С нами они их обязательно согласовывают, соответственно, мы ежеквартально знаем, как реализуется та или иная программа, кроме того, у нас есть ряд согласительных комиссий по наиболее острым вопросам, есть республиканские комиссии, которые в отношении экологии не дают покоя крупным компаниям. Тем не менее, все наши рекомендации, доводы и пожелания воспринимаются, мы их обсуждаем буквально в каждодневном режиме и пытаемся решать возникающие вопросы. Но важнее другое, повторюсь еще раз — важнее отношение общественности к тем или иным компаниям или к власти, тому, как она взаимодействует с этими компаниями. Опять же, природопользователи не должны оставаться безучастными к решению проблем поселений, находящихся в непосредственной близости от территории, где они ведут свою производственную деятельность. Власть должна быть здесь эффективным проводником проблем общественности, одновременно считаясь с тем, что бизнесу и промышленности необходимо развиваться. Без развития экономики не будет проблем экологии, но опять же — не будет экономики, нечего будет есть.

В части нефтегазового сектора и рамках подписанных на правительственном уровне соглашений сегодня предварительно принято решение о формировании резервного фонда оборудования для ликвидации аварийных разливов нефти, такую работу сейчас мы ведем и с «ЛУКОЙЛом», и со всеми остальными нефтегазодобывающими компаниями. Будет формироваться резервный фонд, чтобы не складывалось ситуации, когда у нас есть аварийный разлив, но не хватает сил и средств, чтобы его ликвидировать. К сожалению, такие ситуации бывают. Такой фонд создается абсолютно на добровольных началах, он перейдет в ведение комиссии по чрезвычайным ситуациям, соответственно, при возникновении таких ситуаций он будет задействован. Это один из ярких примеров взаимодействия с нефтяными компаниями. Кроме того, если говорить о взаимодействии с общественностью, сейчас открываются широкие перспективы в части применения вышедшего летом закона об общественном контроле в Российской федерации. Он предусматривает создание общественных инспекций — то, что давно обсуждается, но чего нет. В некоторых регионах это работает, в той же Калужской области. Одна из задач в течение года — привлечение общественных инспекторов, отчасти это удается в охотничьей сфере.

- Как будет развиваться экологический мониторинг?

RET_3934.jpg



- Сегодня стоит вопрос о привлечении беспилотного летательного аппарата, и до конца года вопрос беспилотника будет закрыт, но опять же надо понимать, что он не может летать везде и что-то обнаруживать. Он должен лететь туда, где что-то уже обнаружено, чтобы оценить масштаб и последствия. Его можно использовать и при наводнениях. А в части дистанционного мониторинга уже сейчас используется космическая съемка, имеются договоренности об использовании пилотируемых летательных аппаратов, легкомоторной авиации, по примеру того, как это делается для обнаружения лесных пожаров. Два пробных полета уже прошли в Усинском районе. Качество съемки позволяет увидеть не только нарушения в части нефтезагрязнения, линейные сооружения, переходы через реки, ручьи, загрязнения твердыми бытовыми и промышленными отходами. Со следующего года этот самолет начнет работу в постоянном режиме, и в течение года всю технологию, думаю, мы обкатаем. Предварительно режим такой: в снежный период самолет будет летать раз в неделю три часа и в бесснежный период - два раза в неделю по три часа. Этого вполне достаточно — объекты нефтегазодобывающей инфраструктуры мы знаем, поэтому под каждый полет будут строиться определенные маршруты.

- В республике не хватает охотинспекторов, какая работа будет проводиться в направлении охраны животного мира и охотнадзора?

- Ни для кого не секрет, что численность охотинспекторов у нас маленькая, например, Сысольский и Койгородский район обслуживает один охотинспектор, Корткеросский, Усть-Вымский и Сыктывдинский — тоже один инспектор, то есть нам не хватает людей, тогда как есть поручение президента довести численность охотинспекторов хотя бы до одной единицы на один административный район. Исходя из этого, мы выработали решение о создании нового государственного казенного учреждения. Те инспекторы, которые сейчас являются государственными служащими, перейдут с нового года в это учреждение. Это позволит набрать еще и дополнительных инспекторов. Сразу подчеркну, это не повлечет дополнительных средств республиканского бюджета, потому что мы это делаем за счет сокращения государственных служащих и по большей части за счет средств федерального бюджета. Тем самым, в каждом районе с нового года у нас появится свой охотинспектор.

Кроме того, мы реализуем программу производственных инспекторов, сейчас у нас уже выдано 28 удостоверений производственного инспектора, до конца года доведем их количество до 30. Это сотрудники тех охотничьих хозяйств, которые взяли угодья для ведения охотничьего хозяйства в аренду на определенный срок. Они осуществляют контроль в границах своего охотничьего хозяйства, в том числе, с привлечением государственных инспекторов. Это хорошее подспорье и один из примеров взаимодействия с бизнесом, когда нам совместно удается решать экологические проблемы. Следующий шаг — это общественные инспекторы.

Еще один момент, связанный с развитием охраны и использования животного мира — в следующем году мы должны закончить схему территориального охотустройства. Работа идет уже в течение двух лет, по южным и средним районам республики она закончена, остались северные районы и свод в виде схемы по всей территории Коми. Это достаточно серьезный документ, кстати, по средним и южным районам он был послан на экспертизу в отраслевые НИИ и в федеральное министерство и был признан лучшим в России. Эта схема позволяет выставлять охотничьи угодья на аукцион. Сегодня мы не можем провести аукцион в северных районах, потому что такой схемы у нас нет. По южным и центральным мы проводим аукционы, и это позволяет привлекать бизнес в отрасль охотопользования. Работу над документом планируем завершить в первом полугодии. Соответственно, мы будем иметь новых охотопользователей и поступления в том числе и в бюджет. Нам важно, чтобы в лесу появлялись ответственные природопользователи, которые бы присматривали за территорией.

1230

Комментарии (7)

Добавить комментарий
  • Воркута
    08.12.2014, 14:46:26
    Ответить
    Высокое загрязнение воздуха из-за засыпки дворов породой. Город превратили в свинарник. Мельников одобряет такой ремонт территорий.
  • 1 к 1
    08.12.2014, 14:53:07
    Ответить
    Ох .. Как радует , что все у нас и везде *хорошо* !!)
    Кого не послушаешь из чиновников - все работают , все вопросы решаются и на контролях !
    А на деле .. Фирмы сосут что нефть что газ что лес - раз в год отшвырнут вам миллион , три деревца посадят под щелканье местных СМИ - и все ..
    Беднейшая республика с богатыми фирмами паразитами !
    Отправлено из мобильной версии
  • Обыватель
    08.12.2014, 15:03:16
    Ответить
    Насчет пеллетов и брикетов здорово придумано,полная без отходная продукция и топить легко и дешевле чем уголь или мазут.
    • не надо быть
      08.12.2014, 15:23:53
      Ответить
      семи пядей во лбу, чтоб такое придумать. Непонятно, почему до переработки отходов лесопиления в пелеты не додумались сами производители. Я об этом еще лет 5 назад говорил. А тут на тебе чиновники Корткероссого района придумали. В Перми пелеты уже 10 лет как в Финляндию и Германию гонят.
  • нефтяников
    08.12.2014, 15:24:43
    Ответить
    постоянно надо контролировать.безобразие,что творится.все леса и болота загадили.оттуда все плывет в колву,в ижму,печору.общественники борются ,как могут ,изо всех сил.комитет по спасению печоры воет.разве только они за все это отвечают7не пора ли взяться всем миром и подумать о людях,об их здоровье,которые тут родились,выросли,растят детей,внуков и не собираются бросать свои земли.хотят жить на своей родине,родине своих предков.уже и рождаются больные дети от такой экологии.и опять простой народ по 100 р скидываются,чтобы вылечить больных детишек.это,что?нормально?по-серьезнее надо относиться к данному вопросу и думать о людях,а потом уже о деньгах.а народ и не видит этих денег.
  • ЗЕМЛЯК
    08.12.2014, 18:06:43
    Ответить
    ВОТ ЗАЧЕМ МЫ - ОБЩЕСТВО , ВЫБИРАЕМ НАРОДНЫХ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ ВСЕХ УРОВНЕЙ!!??? КАК МНЕ КАЖЕТСЯ :-ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И ЗАЩИТЫ ИНТЕРЕСОВ НАШИХ (ТО БИШЬ НАРОДА) В ТОМ ЧИСЛЕ НА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ УРОВНЕ,Я КОНЕЧНО МОГУ И ОШИБАТЬСЯ . ЛЮБОЙ МИНИСТР ,МЭР ЭТО ИСПОЛНИТЕЛИ ТОГО ЧТО ДЕПУТАТЫ УТВЕРДЯТ-ПРАВИЛЬНО?? ЕСТЬ ЗАКОНЫ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ,ЕСТЬ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ...- КАКОЙ БЮДЖЕТ У РЕСПУБЛИКИ, У ГОРОДА..,НАЛОГИ ВСЕХ УРОВНЕЙ, ОТНОШЕНИЕ К ПРИРОДНЫМ РЕСУРСАМ РЕГИОНА, ЭКОЛОГИИ ,К ЗДОРОВЬЮ,ОБРАЗОВАНИЮ - ВСЕ ЭТО НА СОВЕСТИ ДЕПУТАТОВ!!! А ТАК КАК ОНИ НАРОДНЫЕ - МЫ ИХ ВЫБРАЛИ ( ГДЕ ТУТ ВИНОВАТЫЕ???)
    • депутаты
      08.12.2014, 18:41:41
      Ответить
      докладывают о всех наказах ,жалобах ,просьбах избирателей на сессиях.но никто не хочет заниматься всем этим.а депутаты зависимые люди от властей,поэтому голосуют ,как нужно власти.желания властей и народа совершенно разные.так то.

Хочу получать главные новости дня в Коми!