10:17, 26.08.2015

Режиссер Юрий Попов: «Зритель должен смело идти на любой спектакль и видеть достойный уровень»

86-й сезон в Академическом театре драмы им. В. Савина начался с назначения нового главного режиссера: творческий процесс в коллективе возглавил Юрий Попов, уже известный зрителю по спектаклям «Играем в дружную семью, или Гарнир по-французски», «Верую», «Слон», «Юбилей и прочее, прочее, прочее» и постановке «Эшелон», ставшей одним из главных событий прошлого сезона. О репертуарной политике в условиях кризиса, работе с труппой, новых постановках и судьбе старых Юрий Попов рассказал в интервью БНК.

ANT_7123.jpg

Фото Николая Антоновского

- Комментируя ваше назначение, директор театра Михаил Матвеев отметил, что ваша задача – в сложных экономических условиях конкретизировать работу театра, прежде всего в отношении репертуара. Как изменится репертуарная политика?

- Я долгое время работаю в театре и в постановочном направлении вижу ситуацию изнутри, в частности, те трудности, которые возникают с репертуарным и репетиционным планированием. Поэтому в своей концепции я первым пунктом обозначил совершенствование репертуара. Сегодня театр довольно прилично загружен: у нас 36 взрослых спектаклей и около десяти детских, кроме того, мы зарабатываем деньги, у нас много дополнительных мероприятий. Очень сложно все это совместить. Например, в городах, где от 200 до 700 тысяч жителей, в хорошем театре спектакли играются до двух раз в месяц – чтобы они были живыми, на ходу, с нервом. Учитывая нашу ситуацию – 36 спектаклей - я понимаю, что на такую регулярность нам будет очень сложно выйти. В последние годы театр активно обновлял репертуар, ставил очень много спектаклей. Теперь надо понять, что из этого получилось, что нет, как они восприняты зрителем. Возможно, жизнь каких-то постановок будет не очень длинной, за какие-то спектакли будем бороться, приводить их «в чувство». В идеале, на мой взгляд, должно быть 17-20 крепких спектаклей в репертуаре, чтобы зритель не ошибался и не спрашивал, на какой спектакль лучше сходить, а шел в театр смело и видел достойный уровень всех постановок.

- В прошлом сезоне какая-то часть спектаклей не была показана зрителю.

- Этого и не могло быть, о чем я и говорю. Спектакли «висят» по разным причинам: ушли артисты из жизни, ушли артисты с работы… Говоря о репертуаре, я всегда привожу такое сравнение: мы заходим в гардеробную комнату, видим там любимую рубашку, в которой первый раз подрались, галстук, в котором пошли на первое свидание, – все это очень дорого и памятно, но можно весь шкаф этим заполонить. Нам очень сложно расставаться со спектаклями: у кого-то это любимая работа, кто-то сам это ставил, в конце концов, жалко затраченных средств, если спектакль не оправдал надежд.

- Какие спектакли планируете снять с репертуара?

ANT_7085.jpg

- Сейчас я не могу этого сказать, потому что мы только начинаем эту работу. Первые полгода работы буду заниматься просмотром этих спектаклей. На данный момент я «заморозил» спектакли, которые не игрались очень давно или редко. Переживать за то, что они стареют, не имеет смысла – они и так старые. Надо их или обновлять в плане сценографии, в пластическом решении, в режиссуре или заменять. Сегодня другие требования, зрительские запросы, поэтому нам необходимо обновление репертуара.

- Какова судьба «Гамлета»? Он останется в афише? Может быть, будете показывать его чаще, чем раз в сезон?

- Чаще показывать «Гамлета» не получается, потому что артист Анатолий Федоренко (исполнитель роли Гамлета) является ведущим артистом театра Армена Джигарханяна. Каждый раз, когда мы ставим «Гамлета», нам нужно согласовывать это с Анатолием Федоренко, а его плотно задействуют в репетиционном процессе в Москве. Хотелось бы, чтобы этот спектакль игрался больше, чем один раз в сезон. Могу сказать, что в этом году два раза мы его точно покажем, может быть, даже три. Это очень крупный, масштабный, знаковый для нашего театра спектакль, естественно, он пока «в обойме», в чем-то он даже показатель того, к какому уровню постановки надо подтягиваться другим спектаклям. Вокруг «Гамлета» было много споров – говорю о цензуре, но я считаю, что все сцены в нем – и сцены насилия, – безусловно, сделаны театрально. В ситуации спора я на стороне режиссера, я за постановку, тем более я видел практически весь репетиционный процесс «Гамлета».

- Вы задействованы исключительно в творческом процессе или финансово-экономическая сторона работы театра вас тоже касается?

ANT_7077.jpg

- Конечно, я участвую во всех процессах. Год достаточно сложный. С директором мы обсуждали вопрос о том, что кто-то недоволен необходимостью сдачи помещений театра в аренду – хотелось бы заниматься исключительно театральными постановками. И тут моя позиция полностью совпадает с позицией директора: мы должны зарабатывать деньги на постановку наших спектаклей, на ремонт, на увеличение зарплаты, в конце концов. Конечно, со временем мы будем относиться к этому серьезнее – если уж мы отдаем сцену, зал, то должны получать за это достойную сумму, не размениваться на мелочи, отсматривать то, что хотят показывать на нашей сцене, чтобы не допускать на ней безвкусных вариантов.

- Если говорить о «безвкусных вариантах», то спектакль «Мартовские коты», который Московский независимый театр покажет в сентябре на сцене драмтеатра, по-моему, является этим вариантом.

- Со временем нам бы надо от этого отказываться, но сегодня мы на это идем, потому что нужно обеспечивать наш творческий процесс, надо ставить спектакли. Всем известно, что наш театр – это одна из ведущих и востребованных площадок республики и используется не только нами. К тому же, этот коллектив, который представляет спектакль «Мартовские коты», позиционирует себя как театр, не думаю, что с ними мы попадем в какую-то историю. У этого спектакля, наверняка, будет своя публика – наверняка, публика не наша. Мы только повесили афиши, а 15 процентов билетов уже продано. Надо понимать, что для нас подобные вещи – это зарабатывание денег, на которые мы будем реализовывать свои серьезные творческие проекты.

- В прошлом сезоне было очень много премьер, каковы планы на этот?

- Мы начинаем относиться к тому, что будем ставить, очень точечно и внимательно. Постановка двух проектов – «Свадьба с приданым-2» и «Ханума» – была запланирована еще до моего прихода, тем не менее, я плотно их курирую, чтобы все было на уровне. Как всегда, будем ставить детский новогодний спектакль. Хотим взять серьезный материал – что-то яркое, знакомое. Могу сказать, что это будет известная русская сказка. Кроме этого, есть определенные обязательства на следующий год: надо думать о постановке к юбилею республики. Также необходимо расширять детский репертуар, мы думаем о мощном подростковом спектакле. Вообще, хотелось бы не бить рекорды, ставя по шесть-семь спектаклей в год, а выходить на тот минимум, который от нас требуется, – четыре-пять постановок – этого было бы вполне достаточно, но чтобы они были стопроцентно качественными и хорошими.

- Планируете что-то ставить или пока будете «контролировать процесс»?

- Я буду ставить меньше, но работы у меня будет больше. Я всегда готов включиться в любой проект, если возникают сложности с режиссурой. Конечно, у меня есть планы на следующий год, в частности, это Геннадий Юшков – есть свои идеи на этот счет. По большому счету, конечно, хотелось бы делать серьезные проекты, и мое направление в этом плане неизменно – это спектакли, связанные с корнями человека, c родиной. В 2017 году будет отмечаться юбилей Валентина Распутина, а этот автор совпадает с моими желаниями – я очень люблю разговоры об уходящей деревне, они мне близки (я всегда ставил такие спектакли, взять тот же «Верую» по Шукшину).

- Необходимая оптимизация работы, сокращение репертуара, наверняка, встретила поддержку не всего коллектива.

- Я ведь и раньше находился внутри процесса и сейчас говорю о том, что большая часть коллектива приветствует, – все равно большинство за новаторство в этом деле. Мы стали закапываться в таком количестве спектаклей: если сначала это было необходимо и интересно, то теперь стало тяжело. Со стороны я прекрасно слышал, чего хотят артисты, с которыми я работаю.

- Вы «демократ»?

- В целом, я мягкий, демократичный человек, который любит поговорить по душам. Но в некоторых моментах я могу быть принципиальным и жестким – и это видно в моей работе: если есть какая-то определенная цель, и 12 человек идут к этой цели, а один вдруг пошел в другую сторону, то я не могу быть мягким по отношению к тому, кто нам ставит палки в колеса. В чем-то я очень упрямый.

- Вам удобно работать с труппой театра?

- Да. Люди в коллективе, конечно, разные, но, так как я с пяти лет сюда хожу, мне все-таки легче: со многими я в первый раз вошел в театр, на многих я смотрел с мыслями, даже не думая, что когда-то могу оказаться на их месте.

- Как же тогда оказались на экономическом факультете?

- Я был знаком с семьей Вербиных, Костроминых, Людмилой Федоровной Обориной. Мы общались, дружили, мои родители их знали. Я ходил на спектакли, но у меня не было мысли о профессии. Она возникла позже, как раз во время учебы на экономическом, который я не закончил. И спасибо родителям, что они меня поддержали в этом лихом развороте. Университет пришлось бросить, о чем жалею: сейчас мы понимаем, что любое образование важно, даже на гитаре научиться играть – и то может пригодиться. Конечно, сегодня есть множество вариантов получить дополнительное образование, но нет времени – пока я нахожусь в театре с 10 утра до 10 вечера.

- Как складываются отношения с бывшим главным режиссером Юрием Нестеровым?

ANT_7124.jpg

- Все мы люди, у всех свои амбиции, и вообще, режиссер – это очень амбициозная профессия. Я могу понять, что ему сейчас непросто, но через какую-то конструктивную работу мы выйдем на контакт – и это уже началось. Я думаю, что работа закрывает все сложности. И все-таки есть директор, который все спорные вопросы, связанные с нашими «сработками», сможет решить в положительном ключе.

- Есть вероятность, что с вашим приходом театр чаще станет участвовать в фестивалях, заявит о себе на российском уровне?

- Михаил Николаевич изначально думал о фестивальной политике. Мы должны конкурировать с другими театрами, должны «засветить» Сыктывкар как театральный город: хотелось бы, чтобы о нем так говорили, как говорят о Екатеринбурге, Омске, Вологде. Даже Киров сегодня гораздо более театральный город: кировский ТЮЗ живет полноценной жизнью, хотя сейчас там свои сложности, но было время, когда они очень много ездили на фестивали. У ТЮЗов вообще фестивали лучше проходят, чем у драматических театров: у них эта практика поставлена, их спектакли на слуху, что-то уходит даже на «Золотую маску».

- А мы можем мечтать о «Золотой маске»?

- Возникала идея послать на «Золотую маску» «Гамлета», я даже не знаю, почему этого не произошло.

- Может быть, «Эшелон»?

- Трудно в таком ключе говорить о своей работе. К себе я очень критичен. Возможно также, очень идеализирую «Золотую маску».

- Что будет с коми репертуаром, который сейчас, как правило, собирает по ползала?

- Я за то, чтобы оставить один-два крепких спектакля, которые бы продавались. Вот, например, «Кровавая свадьба» – интересная инсценировка. Но, в основном, коми репертуар для меня – это выездной вариант постановок. Тот же «Збыльыд бур – шудыд бурджык» – мне кажется, его будущее, в основном, выездное.

- Состав труппы в новом сезоне тоже изменится?

- Мария Коровина перешла на договорную систему, будет приезжать, прежде всего, на «Труффальдино», все остальное заменяемо. Сейчас у нас недокомплектация мужского состава, нужны артисты среднего возраста, поэтому пригласили Дмитрия Максименко – ведущего актера воркутинского театра и Захара Комлева – он из города Шахты Ростовской области, крепкий, фактурный артист.

- Как воркутинцы отдали вам Максименко?

- У них свои взаимоотношения, мы воспользовались ситуацией и пригласили его к себе. Я собираюсь активно вводить этого артиста в спектакли.

- Если репертуар театра сократится наполовину, без работы никто не останется?

ANT_7082.jpg

- Это вечная проблема: нам надо укомплектовать так, чтобы все играли. Но всем сразу в каждом спектакле давать работу – это просто невероятно. А так, чтобы в течение года каждый вносил свой вклад – это возможно, и в таком распределении, в том числе, и состоит моя работа. Есть люди, которые здесь служат много лет, и мы не можем предъявлять к ним такие же жесткие требования, как к молодежи, – они уже часть истории, и мы должны использовать лучшие их качества во благо театра.

- В работе цехов вас все устраивает?

- Все устраивать не может. У нас появился еще один приглашенный хореограф – пластика сейчас очень важна, мы должны экспериментировать. Если в театре один хореограф, это – пусть не сразу, через два-три спектакля – заметно, почерк угадывается. То же самое с художником. Моя задача разбавлять знакомый почерк, но так, чтобы и нашим мастерам хватило работы, чтобы все были довольны. Кроме того, необходимо совершенствоваться, проходить курсы повышения квалификации.

- Такая практика существует?

- Как раз сейчас я думаю над тем, кого мы направим на обучение, потому что просто необходимо идти дальше, в ногу со временем. Нам надо развивать свет, и здесь я за то, чтобы у нас появился еще один человек. В театре приличное оборудование, и хотелось бы, чтобы от световиков исходило больше разных творческих идей. Сейчас у меня, как и у большинства в театре, такое ощущение, что из этого света можно еще очень многое «выкачать» по возможностям. То же самое по звуку: я всегда за то, чтобы звуком занимался тот или иной звукорежиссер, я за эксперименты. И не надо все возлагать на режиссера – это вчерашний день. Не должен режиссер делать все, иначе он начинает терять самое главное – природу спектакля, стиль, атмосферу, творческую основу, глубину. И здесь я должен отметить, что сила моя не в том, что я чего-то добился – мне еще учиться и учиться, – а в способности создавать команду. По большому счету, все мои спектакли – это заслуга команды, а не моя личная, и я не преуменьшаю своего значения – я просто делаю так, чтобы все достойно и выгодно смотрелось на сцене.

ANT_7125.jpg

*** Юрий Попов закончил актерское отделение Ярославского театрального института, после чего работал в московском театральном центре «Вишневый сад». Через три года работы в театре по рекомендации его художественного руководителя поступил в Театральное училище им. Б.Щукина на режиссерское отделение, которое закончил в 2010 году. Дипломный спектакль Юрия Попова «Юбилей и прочее, прочее, прочее» был первым, поставленным им в театре драмы им. В.Савина. Работал в театрах Кирова и Сергиева Посада.

3796

Комментарии (23)

Добавить комментарий
  • :- )
    26 авг. 2015 г., 10:24:29
    Ответить
    У Попова "зритель должен смело идти"...
    Он режиссирует театральную труппу
    или зрителей!?
    Отправлено из мобильной версии
    • Вот-вот
      26 авг. 2015 г., 10:27:29
      Ответить
      уже и театрам мы что-то такое "должны":)
      • смело пойдем на спектакль
        26 авг. 2015 г., 11:43:44
        Ответить
        13 сентября 2015 г.
        Билеты оплатим капремонтом
  • Крепкий
    26 авг. 2015 г., 10:51:34
    Ответить
    профессионал
  • Александр
    26 авг. 2015 г., 10:54:27
    Ответить
    Привет
    красивый мужчина, удачи в делах
    • 246
      26 авг. 2015 г., 12:00:12
      Ответить
      пузатый слегка...
  • Зритель
    26 авг. 2015 г., 11:10:51
    Ответить
    Зритель должен смело идти на любой спектакль.....
    ПОЧЕМУ ДОЛЖЕН777
  • !!!
    26 авг. 2015 г., 11:18:05
    Ответить
    Примерно всё понятно. Приоритеты: Матвеев, деньги и Гамлет. Грустные времена настают.
  • зритель
    26 авг. 2015 г., 11:36:19
    Ответить
    Что может привлечь зрителя в театр?Конечно,хорошая пьеса,интересная режиссура,но главное -актёрское мастерство! Зритель очень часто идёт на АКТЁРА..увы,в нашем театре не на кого ходить.
    • тоже зритель
      26 авг. 2015 г., 11:47:28
      Ответить
      парочка-то есть))
      • театр
        26 авг. 2015 г., 12:18:00
        Ответить
        Не на кого ходить
        Спектакль "Правда - хорошо, а счастье лучше", показанный Театром драмы на сцене Малого театра в Москве в апреле этого года, как раз был отмечен московской критикой за хорошую актерскую работу. Также было и в г. Белгороде
        • Журнал
          26 авг. 2015 г., 12:24:30
          Ответить
          Это обычная вежливость и не больше того. Провинциальный театр, плохо говорящим и на русском и на коми языках. Ну, а то, что театральная критика в стране уже давно заказная, то это, я надеюсь, вы и без меня знаете.
  • у
    26 авг. 2015 г., 12:02:46
    Ответить
    Да он же синий наглухо!
    • Helga
      30 сент. 2015 г., 13:49:50
      Ответить
      Да,Вы,батенька, недалекое быдло наглухо... Не знаете человека, а ярлыки вешаете... Заглянет те в себя для начала)
  • Я. Флеминг
    26 авг. 2015 г., 12:09:35
    Ответить
    Незаслуженно высокая оценка "Гамлета" новым режиссёром настораживает и даже заставляет усомниться в его театральном вкусе...
    • Профи
      26 авг. 2015 г., 12:55:16
      Ответить
      Гамлета в этой дурацкой постановке долой,, ставка сделана на скандал, но закончилось пшиком, долго, нудно, утомительно.
  • 444
    26 авг. 2015 г., 12:21:03
    Ответить
    А Сафронова куда?..
    • Зая
      26 авг. 2015 г., 12:56:19
      Ответить
      Пусть на детских утренниках тренируется.
  • С уважением
    26 авг. 2015 г., 14:34:08
    Ответить
    Приятное лицо и видна профессиональная жила. Побед!
  • тупой
    26 авг. 2015 г., 14:52:56
    Ответить
    Ремонт с моего кармана.Билет с моего кармана.Точно театр
  • ещё один зритель
    26 авг. 2015 г., 20:41:41
    Ответить
    О чём говорит главный режиссёр?Свет,звук- всё это второстепенно!АКТЁР -вот главная фигура в театре,и только он сможет воплотить замысел автора и режиссёра.И не столь важно,какой свет и звук...Народ "подсел" на шоу,на зрелища. А вот заставить зрителя переживать,а иногда и плакать,может только талантливый актёр.
  • 111
    26 авг. 2015 г., 21:49:23
    Ответить
    Куда катимся? Этот чел рядом с Нестеровым - пацан зеленый.
  • Зритель
    27 авг. 2015 г., 8:46:32
    Ответить
    Пишут мерзости те, кто в театр не ходит. Театр нужен и для детей и взрослых. В драме очень сильная актерская труппа, цеха, которые шьют, создают декорации. Люблю ваши спектакли. Да есть откровенно слабые работы и когда смотришь, жалко актеров, ведь они со сцены демонстрируют замысел режиссера. Я зритель со стажем и помню старых мастеров: Максима Данилова, бесподобную Галину Лыткину и ее дочерей Татьяну Плихту и Светлану, Вербиных, Костромина и многих других!!! С большим удовольствием смотрю каждый спектакль, где заняты актеры Рассыхаев, Малькова, Михайлова, Софронова, Карманов, Рочев - за ними будущее театра. Занимайте их больше. Я помню их только после институтов и сейчас радуюсь их успехам на сцене. Спектакль "Эшелон" все еще у меня перед глазами. Дай Бог, чтобы этот спектакль жил долго, чтобы наши внуки помнили, через что прошли люди в военное время. Очень хочется новых сказок! Мы с внучкой просмотрели их все. А Вам, Юрий, сил и терпения, единомышленников, веры,что все что задумано, исполнится. Я очень в Вас верю.