content/news/images/78704/1.jpeg
15:10, 13.05.2018

Ильгам Валиев: «Что Герцогу с утра взбрело в голову, он делает в обед»

Впервые участником фестиваля оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс» станет заслуженный артист Башкортостана и Татарстана, ведущий солист Башкирского театра оперы и балета Ильгам Валиев. В опере «Риголетто» 14 мая он исполнит партию Герцога Мантуанского – повесы и гуляки, меняющего женщин как перчатки. Как удалось получить одобрение самого Валерия Гергиева на прослушивании в этой роли и стоит ли осовременивать классическое произведение Джерди, артист рассказал в интервью корреспонденту БНК.

Ильгам Валиев: «Что Герцогу с утра взбрело в голову, он делает в обед»
Фото предоставлено Ильгамом Валиевым

- Когда вы впервые познакомились с оперой «Риголетто»?

- Это было очень давно, я не могу даже сказать, какой это был год. Партию Герцога я начал изучать еще в студенческие годы в Уфимской академии искусств (сейчас Уфимский государственный институт искусств - БНК). Был предмет «Оперная подготовка», на этих уроках мы потихоньку начали петь дуэты. На всех экзаменах был Верди. Я подпевал даже старшим курсам, когда они заканчивали академию. Когда я уже начал работать в башкирском театре, была специальная постановка «Риголетто» для поездки в Португалию. Минимум декораций, ничего громоздкого. Режиссером был мой любимый Иркин Габитов из Санкт-Петербурга, он мне как крестный отец. Тогда в Уфе мы с ним ставили много спектаклей.

- С партией Герцога вы выступали еще и в Мариинском театре. Как проходило прослушивание в этом театре?

- Я поехал по приглашению концертмейстера Ирины Соболевой. После первого прослушивания мне сказали, что надо еще раз выступить – перед самим великим Валерием Гергиевым. Очень трудно было его поймать – он очень занятой человек, но мне удалось. И он предложил: «Дайте Ильгаму спектакль». Был вариант «Чио-чио-сан», но по датам мне подошел именно «Риголетто».

- Сейчас продолжаете сотрудничать с Мариинкой?

- Был еще один проект с Гергиевым – он звал меня на концертное исполнение в страхующем составе. Но там своя политика, поэтому мы лишь держим связь. Пока у них, видимо, нет необходимости во мне, я бы, конечно, с удовольствием сотрудничал.

- Вы около шести лет работали в Екатеринбургском театре оперы и балета. Там был совершенно другой «Риголетто» – в современной интерпретации. Вам в роли Герцога во время исполнении арии даже пришлось боксировать, чего раньше не было, тем более в опере. Как вы относитесь к таким новаторским идеям в классике?

- Тяжеловато и даже больно бывает, когда режиссерский замысел идет поперек классического текста. У Верди и у каждого композитора есть ремарки, маленькие детали. Когда их игнорируют, когда режиссеры начинают изгаляться – больно. Делать то, что написано в музыке, и одновременно делать то, что хочет режиссер, иногда бывает невозможно.

2.jpeg

- То есть удачных примеров современных трактовок нет?

- Бывают – за рубежом иногда. И все, наверное, видели «Травиату» с большими часами – изумительная постановка. Там придраться практически не к чему. Если вводить новшества, то в таком виде. Но в большинстве случаев современная трактовка идет в минус музыке, в минус характеру оперы. Когда мы переносим действие в наши дни, то и ведем себя как сейчас. Понятно, что и сегодня есть такие люди, как Герцог, мы можем увидеть много таких мажоров – им все дозволено, все позволено. Они есть, но в опере мы начинаем из-за этого петь по-хамски, грубо. Этого нет у Верди. Тяжело принимать такие вещи душой и сердцем, хочется петь классику.

- В Сыктывкаре вашими партнерами по сцене будут Александр Краснов (Риголетто) и Анастасия Калагина (Джильда). Вы уже сотрудничали с ними?

- Краснова я знаю по Екатеринбургу, он тоже солист театра оперы и балета. Мы много чего пели с ним в том же самом современном «Риголетто». Он шикарно исполняет эту партию, я рад буду с ним встретиться. С Джильдой, Анастасией Калагиной из Мариинского театра, мы практически не знакомы.

- За годы работы над этой партией менялся ли ваш взгляд на Герцога?

- Образ Герцога не так сложен, как Риголетто. Не так тяжел психологически, как роль отца и шута. Герцог написан просто, у него одна линия – он бабник, живет на широкую ногу. Он ни над чем не хочет думать, потому что ему и так все легко дается благодаря власти, деньгам. Что Герцогу с утра взбрело в голову, он делает в обед. Поэтому особых драматургических сложностей нет. Надо красиво и профессионально исполнять баллады, «Песенку Герцога». И сама партия в этом смысле очень удобная. После болезни я беру именно куски из «Риголетто», чтобы восстановился голос. Эти партии Верди – лечебные для меня.

3192

Комментарии (1)

Добавить комментарий
  • кузьмин
    14.05.2018, 13:01:18
    Ответить
    классика в театре
    форма высосаная из режессёрского пальца лишает спектакль головы и сердца

Хочу получать главные новости дня в Коми!