content/news/images/74056/S.-P.-2005-g..jpg
20:23, 02.02.2018

София Киреева: «В районке невозможно быть не универсалом»

Имя Софии Петровны Киреевой хорошо известно журналистскому сообществу республики. Без малого полвека она проработала в газете «Красная Печора», пройдя путь от корреспондента до главного редактора. Год, как она официально рассталась с газетой. Но по-прежнему находится в строю, и если как журналист старой закалки уже не столь строго придерживается принципа «Ни дня без строчки», то свои любимые темы из рук не выпускает. В интервью «Республике» София Киреева рассказала о своих учителях, работе в газете, цензуре и о том, как выстраивались отношения издания с местной властью.

София Киреева: «В районке невозможно быть не универсалом»
Фото из архива «Красной Печоры»

– Что привело уроженку Белоруссии на север, сначала в Сыктывкар, потом в Усть-Цильму? Каковы были ваши первые впечатления от этого самобытного села? Что удивляло, настораживало, завораживало?

– Родилась я и выросла в селе Старая Рудня Жлобинского района Гомельской области, была самой младшей в семье. Отец – Петр Васильевич Крупенёв около 40 лет трудился на железной дороге, мама – Пелагея Ивановна работала в полеводческой бригаде колхоза. Они пережили страшную войну, это переживание сопровождало их всю жизнь. В 1965 году мой брат уехал из Войвожа Ухтинского района. Он вернулся в Белоруссию, а сестра Анна уговорила меня приехать в Сыктывкар и поступить в КГПИ. А мне хоть куда – это же молодость: незнакомое манило, опять же – север, романтика.

На истфак КГПИ я не прошла по конкурсу и поступила в культпросветучилище на библиотечное отделение, с книгами я не расставалась всю жизнь, это мое постоянное пристрастие. А Усть-Цильму выбрала по окончании училища по самой простой причине: я не знала коми язык, а Усть-Цильма – село русское. Да и о Пижме уже была наслышана, о ее самобытности. Вот на Пижму и попала. Полтора года проработала в библиотеке в деревне Степановская, там меня избрали секретарем комсомольской организации колхоза имени Теплякова. В общем, я была активной девушкой, заметной. Потом написала что-то лирическое, отправила в газету. На мое удивление – опубликовали, а после Николай Осипович Туголуков, редактор «Красной Печоры», пригласил меня в газету освещать жизнь комсомольских организаций района.

А что касается первых впечатлений от Усть-Цильмы – удивили широкие деревянные мостки, я еще подумала, помню: это сколько ж леса? Люди по-хорошему удивили своим радушием, доброжелательностью. Ну и, естественно, Горка (знаменитый усть-цилемский праздник, с 2011 года включенный в федеральный реестр объектов нематериального культурного наследия – ред.).

– Уже работая в газете, вы окончили исторический факультет Пермского госуниверситета. Почему выбор пал на историю, а не на журналистику?

– Вообще я очень хотела учиться в Казани по принципу: там учился Ленин. Но из Казани пришел ответ, что Республика Коми входит в зону обслуживания Пермского университета. А историю я очень люблю, со школы мечтала стать историком. И потом, делая первые шаги в журналистике, я не знала, выйдет из меня в этом плане толк или не выйдет. До сих пор люблю историческую литературу, выписываю журналы по истории войны и Отечества.

Знание истории очень помогало в работе, все знали: если какая ошибка в датах или именах проскочит, особенно если это касалось военной темы, София Петровна обнаружит и исправит.

– Какие темы были для вас более близкими или вы универсал? Как вы считаете, можно ли быть универсалом в профессии журналиста? Или это специфика районной газеты?

– Из наиболее близких тем – тема войны, что естественно, мои родители пережили эти страшные годы. Близка тема репрессий, у нас в поселке Новый Бор, который был порождением Воркутлага, с июня 1944 года массово проживали немцы-спецпоселенцы. У меня вышла серия материалов об этом, газета оказала информационную поддержку Немецкой национально-культурной автономии в установке памятного знака на месте лесоучастка Низёвая по дороге в Хабариху. Мы всегда освещали эти темы, тем более что многие устьцилема были репрессированы, работали в поселках совхоза «Новый Бор»: Медвежке, Новом Бору, Харьяге, где были комендатуры.

Да, и что касается универсалов. В районной газете мы должны быть универсалами, если я еду за 250 километров в тот же Новый Бор, например, то я иду в библиотеку, на ферму, в кочегарку, к энергетикам, к речникам. Хотя, разумеется, у каждого были свои любимые темы. Елизавета Носова – известнейший в республике журналист – писала на все темы, но главной и любимой всегда было сельское хозяйство. Добавлю, что достаточно длительный период в «Красной Печоре» работали журналисты – выпускники лучших вузов страны. Та же Лиза окончила Уральский университет, факультет журналистики. Николай Коньков – выпускник ЛГУ, как и Виктор Осташов. Александр Чаплыгин – Киевский университет, Борис Федосеев – бывший редактор нашей газеты – выпускник сельскохозяйственного Ленинградского института и ВПШ (высшая партийная школа – ред.).

– Одно время в газете вы возглавляли отдел писем. Насколько сложно приходилось быть объективной, отвечая на жалобы населения, или над вами довлела цензура и вы могли «не заметить» проблему? Можно привести пример, когда газета реально разрешила непростую ситуацию?

– Скажу честно, никакой дикой цензуры по отношению к «Красной Печоре» не было никогда, и с партийными органами мы темы не согласовывали, хотя, возможно, в других районках было иначе. И даже, напротив того, мы нередко шли напролом. Помню историю, когда мы пытались убрать лишних чиновников в органах власти. Было одно время, когда существовали исполком и Совет народных депутатов в сельских советах. Мы и возмутились: «Зачем два председателя?» Мы с Лизой Носовой за это дело взялись, хотя нас очень от этого отговаривали представители местной власти. Очень горячо спорили с руководителем района Валерием Федоровичем Выучейским. Но своего мы добились, хотя такая ситуация была по всей республике – огрехи начала постсоветского периода.

Или еще пример: очень долго в селе Замежная строилась средняя школа, народ возмущался. В редакцию в адрес тогдашнего главы республики Владимира Торлопова пришло открытое письмо от жителей села, от учителей и учащихся. Мы его опубликовали на первой полосе, за что я получила большой нагоняй от одного из наших учредителей – агентства по печати. В конце концов ситуация с места сдвинулась, строительство ускорилось. Еще один пример реальной помощи газеты – открытие начальной школы в деревне Черногорская. Эта деревня находится в 18 километрах от той же Замежной, между ними – болота. Детей в школу в Замежную с первого класса возили трактором, к которому прицеплялся короб. Мы раздули «пожар», проводили акцию с требованием открыть начальную школу в Черногорской, доставали управление образования, администрацию района, кто-то нас и поддерживал, все же знали, что такое интернатская жизнь. А вот с начальством пришлось здорово пободаться: нас убеждали, что открывать школу нецелесообразно. Пришлось конфликтовать: как же нецелесообразно? Там люди живут, дети. В конце концов школу открыли.

– А как же пресловутый проблемный вопрос со строительством лечебного корпуса в Усть-Цильме? Понимаю, что это вопрос республиканской власти, но все-таки вы его поднимали на своем уровне?

– Несчетное количество раз. Сказать, что строительство лечебного корпуса необходимо Усть-Цильме как воздух, – ничего не сказать, старый корпус давно дышит на ладан. А ведь была тьма проектно-сметной документации. Помню, собирались журналисты со всей республики в «Ренове», и я предыдущему главе Коми задала этот вопрос. Он ответил, что все решено, в 2015 году начнут строить. Я эту фразу как заголовок вынесла на первую полосу «Красной Печоры». И до сих пор колышка не забито. Как же обидно за людей. Как-то, еще лет 20 назад, звонит мне руководитель района Людмила Петровна Торопова: «София Петровна, бегом ко мне!» Прихожу, в ее кабинете Валентина Кокошкина, главврач больницы на тот момент. Стол завален какими-то чертежами, у обеих глаза горят, такие они счастливые были. Все, говорят, решено, проектный план утвержден окончательно. На том дело и закончилось.

– А приходилось ли вам впадать в немилость к властям, доказывая свою правоту, или вы старались находить компромиссные решения? Вообще вы могли покритиковать руководство за нерешенные вопросы или нерасторопность в выполнении каких-то решений?

– Конечно, могли, что и делали неоднократно. Это от простого деревенского человека могли отмахнуться или отписку послать. А мы же к власти с этим письмом шли, дескать, есть проблема, что скажете? Реагировали на эти письма чиновники – хорошо, не реагировали – мы его публиковали, чтобы страна знала своих «героев». Ну а когда в газете ввели рубрику «Дежурный репортер», стало все еще острее. Вел эту рубрику Александр Сергеевич Лобачев, настырный человек, добивался, чтобы ответы на вопросы всегда были по существу. Конечно, всякое было. Но мы старались любую проблемную ситуацию до конца довести. А главное – мы не врали. И это тоже специфика районок. Приезжают журналисты из Сыктывкара, им можно с три короба наплести, что было и чего не было, а мы-то в районе живем, людей знаем, а они нас, у всех на виду, врать нельзя.

– Говорят, вы за веру пострадали?

– Была история. В 1971 году мы с семьей поехали в отпуск, в Белоруссию. Мама спрашивает меня о сыне: «Сережа-то крещеный?» «Мама, – говорю, – в Усть-Цильме церквей нет», тогда не было еще православной церкви. «Дочечка, надо окрестить». И мы без задней мысли поехали в Жлобин и покрестили Сережу. А ведь я была членом КПСС. Через три месяца меня вызывают в райком партии. Анна Георгиевна Сумарокова, второй секретарь, спрашивает, как жизнь, как дела. Ну я и рассказываю, что была в Белоруссии и все такое. Тут меня и прижали к стенке. Оказывается, церковь давала данные в райисполкомы на тех, кто окрестил детей. Паспорт я, конечно, в церкви не показывала, но когда батюшка поинтересовался, кто я и откуда, все честно ему рассказала, в божьем храме же врать не будешь. В общем, дошло до того, что меня решили исключить из партии, а ведь я еще тогда и училась параллельно, дойди все это до вуза, и крах карьере. Закончилось все строгачом с занесением. Можно сказать – обошлось.

– Что выделяло «Красную Печору» от других районок помимо того, что сам район не похож на другие?

– Востребованность, а также, думаю, высокое полиграфическое исполнение. Нам повезло, у нас были замечательные полиграфисты, мы же раньше все в одной связке работали – типография и редакция, как, впрочем, и все районки. И редактора, конечно, им спуску не давали. И еще – мы никогда не публиковали никакой «шелухи»: сканвордов, кроссвордов и прочего, чем изрядно грешили другие газеты. Места и так всегда не хватало, считаю, что это совершенно не нужно, все это можно найти в специальных изданиях. Что еще отличало? Район огромный, плотность населения низкая, газету доставляли и доставляют самолетами, вертолетами, речным и автотранспортом. Если, бывало, нелетная погода и газета задерживалась, мне непременно звонили читатели: «Где же «Красная Печора»?» – ведь все местные новости, в том числе и кто умер, а у кого юбилей, люди узнавали из газеты, сотовой связи не было.

– Возглавив газету, вы не оставили профессию журналиста и освещали практически все, что происходило в районе, в том числе и культурно-спортивную жизнь, которая, как правило, кипит в выходные дни. Это чувство долга, нежелание отстать от событий или невозможность «сидеть дома», когда в районе что-то происходит?

– Мой супруг Виктор Николаевич 20 лет работал водителем в редакции и еще фотографировал, его отец был практически профессиональным фотографом. В выходные он говорил: «Еду сварю, полы помою, работай спокойно». Вот так – блокнот в карман, фотоаппарат на плечо – я работала много лет, будучи уже редактором. Супруг для меня был настоящим тылом.

И потом, отправь рядового корреспондента работать в выходные – надо ему отгул давать, а мне никаких отгулов не надо: сходила, сразу написала, утром материал в наборе. А когда горочные праздники начинались, работала и 24 часа в сутки. Петровщина, сами знаете, почти до утра, потом сама Горка – все нужно отписать в номер, пока выйдет следующий, уже будет никому не интересно.

– Сегодня вы окончательно на заслуженном отдыхе. Не тоскуете по работе?

– А я и не без работы, за этот год около десяти полос выдала. Времени, конечно, свободного – вагон, и можно писать то, что доставляет удовольствие. В прошлом году было столетие Ивана Елизаровича Чупрова и 90-летие Алексея Фомича Чупрова. Это талантливые, яркие журналисты-самоучки, о каждом я сделала большой материал. Поэтический десант из Сыктывкара приезжал, а поэзию я обожаю – выдала разворот. Ну и по два-три раза на неделе непременно заглядываю в редакцию. Прихожу, вижу, как мне здесь рады, и я рада, как-никак – моя вторая семья.

2882

Комментарии (3)

Добавить комментарий
  • Алекс
    02 февр. 2018 г., 22:21:03
    Ответить
    Спасибо Софья Петровна за труд, за любовь к району!
    ..
  • Владимир Владимирович
    03 февр. 2018 г., 11:36:16
    Ответить
    Дальнейших творческих свершений и спасибо за Ваш многолетний труд.
  • Татьяна Мартина (Петрова), выпускница исторического ф-та 1976 г.
    13 февр. 2018 г., 21:08:22
    Ответить
    София, здравствуйте! Вспомните выпускной курс ПГУ. Кого знаете из наших? С кем встречаетесь?