22:31, 11.04.2011

Председатель правления движения «Чернобыль» Елена Куприянова: «Чернобыльцы» не знают о своих льготах»

В последнее время в связи с аварией на японской «Фукусиме» часто вспоминают катастрофу в Чернобыле. 26 апреля исполнится 25 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС, что является еще одним поводом вспомнить о тех событиях. Между тем многим они кажутся сегодня чем-то отдаленным, лично их никак не касающимся. Отдаленным по времени, а для жителей Коми - и по месту. Однако в республике, по некоторым данным, проживает почти две тысячи человек, которых эта трагедия коснулась лично. Почему не удается установить точное число «чернобыльцев» в Коми, и что им мешает получать положенные социальные гарантии, в эксклюзивном интервью еженедельнику «Молодежь Севера» рассказала председатель правления общественного движения «Чернобыль» Елена Куприянова.

 

IMG_0604.jpg

Фото Николая Антоновского

 

- Когда было создано общественное движение «Чернобыль», и что оно из себя представляет?

- Организации «чернобыльцев» появились еще в начале 90-х годов. Чернобыльский закон (Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» - МС) был принят в 1991 году, и уже тогда этот закон писали при активном участии Союза «Чернобыль». Это - всероссийская организация, более сплоченная, чем наша. У нас сказываются, конечно, разобщенность, отдаленность. Есть населенные пункты и даже районы, где проживает по нескольку «чернобыльцев», особенно Ижемский, Усть-Цилемский. По этим самым причинам такой хорошо структурированной организации, как Союз «Чернобыль», у нас, естественно, не было.

Как общественное движение мы оформились в 2001 году. Спасибо руководству республики за то, что выделяются хоть небольшие деньги на проведение ежегодных мероприятий, приезжают люди из районов и пытаются вместе решать общие проблемы.

- «Чернобыльцы» в республике - это только ликвидаторы аварии?

- Не только. В чернобыльском законе перечисляются 12 категорий граждан: те, кто работал, жил, служил и т.д. У нас это те, кто был призван через военкоматы, солдаты-срочники из республики. С самых первых дней - база охраны лесов, шахтеры, строители. Два отдела Института биологии-радиоэкологии и лесобиологических проблем Севера - работали в Чернобыле с 1986 года по 1991-й. И сейчас, бывает, тоже работают - набегами, по договорам. Кроме того, было направлено на работу в медсанчасть несколько человек из республиканской больницы. Также в Коми проживают эвакуированные и выехавшие из загрязненных территорий, их более 500 человек.

Граждане, относящиеся ко всем 12 категориям, подлежат обязательной диспансеризации. Причем не только они, но и их дети первого и последующих поколений. Однако с диспансерным учетом (особенно детей и уже внуков) у нас дело плохо. И не только с ним. Есть в республике люди, которые не смогли обменять удостоверения («чернобыльцев» - МС). Замена их проходила в начале 2000-х годов и была крайне неприятной историей. Первая редакция положения об обмене предусматривала, что гражданин, кроме своего удостоверения, должен был предоставить еще какой-либо документ (подлинник), подтверждающий нахождение в зоне. Но эти подлинники люди сдавали, когда получали первые удостоверения. То есть, от них требовали того, чего у них не могло быть. Потом пункт постановления, обязывающий предоставить еще один документ, был отменен Верховным судом. Новые удостоверения стали выдавать только на основании старых. Но есть люди, которые обратились в соцзащиту до отмены пресловутого требования о дополнительном документе, получили отказ, не поменяли удостоверение и не получают льгот.

- Движение «Чернобыль» объединяет все эти категории граждан?

- Движение - организационно-правовая форма без фиксированного членства. Сделано это было специально для того, чтобы люди не считали себя связанными и потихонечку осознавали, что организация нужна. Плюс - любой человек понимает, что он может обратиться. Минус - отсутствие четкой структуры, что, конечно, очень мешает.

- Как давно вы его возглавляете?

- С прошлого года. До того председателем правления очень долго был Николай Петрович Мазур. Я начала работать с «чернобыльцами» случайно. Когда оформляла инвалидность в 1996 году, у меня это как-то очень легко получилось, и ко мне стали обращаться за помощью. Ну и втянулась.

- Как трагедия в Чернобыле коснулась вас?

- Я работала в отделе радиоэкологии Института биологии КНЦ УрО РАН и выезжала в Чернобыль.

- Скажите, с какой целью создавалось движение?

- Основная цель в эти годы - помощь в решении различных юридических проблем. В основном по принципу: сделал сам - помоги другому. Но нам удалось-таки получить целых два гранта. Один - от фонда «За гражданское общество», второй - от Общественной палаты Российской Федерации.

Как мы выяснили, немало людей не знает того, что им положено. В 90-х годах они состояли на медицинском учете (по приказам Минздрава сначала СССР, затем РФ), и органы соцзащиты сами уведомляли о льготах. Тогда все льготы были прописаны в одном законе. Потом отдельные были вынесены в Налоговый кодекс и другие нормативные акты, был введен «заявительный порядок предоставления мер социальной поддержки» - и все «расплылось». Дошло до того, что в 2007 году, когда мы работали по первому гранту, к нам пришел врач республиканской больницы, и оказалось, что он понятия не имел о том, что уже три года имеет право на досрочную пенсию.

Путаницу можно продемонстрировать на примере с налоговым законодательством. «Чернобыльцам» полагаются льготы по подоходному, земельному налогам, по налогу на имущество физических лиц. Мы когда-то сдавали свои документы на получение вычета по подоходному налогу по месту работы, и все они лежат в налоговой. Но для того, чтобы получить льготу по земельному налогу и налогу на имущество, нужно писать отдельные заявления. То есть, ведомство располагает документами о праве на три вида вычетов, но распространить эту льготу на всех без отдельных заявлений и новых копий того же документа не может. И получилось, что, например, весь Прилузский район понятия не имел о вычете по земельному налогу. Что, это не пригодилось бы при наших доходах, особенно на селе?

- А какими-то еще социальными гарантиями те люди, которых мы, обобщая, называем «чернобыльцами», обладают?

- Наиболее существенной является единовременная денежная выплата. Есть еще очень серьезная проблема, как практически у всех льготных категорий, с жильем. По закону инвалидам и ликвидаторам полагалось благоустроенное жилье. Причем, инвалидам - в течение трех месяцев со дня подачи заявления. Те же, кто работал в Чернобыле с 1988 по 1990 годы (ликвидаторы делятся на две категории), имели право получать благоустроенное жилье в том случае, если они живут в коммунальных квартирах. Программа жилищных сертификатов не обеспечивает прежнего уровня гарантий по многим позициям. Например, суммы сертификата не хватает для того, чтобы получить нормальное жилье в Сыктывкаре.

Также знаменитым законом о монетизации льгот было установлено, что обеспечиваются жильем только те, кто встал на учет до 1 января 2005 года. Потом в 2009-м Конституционный суд отменил эту норму. То есть, теперь право на получение жилья имеют все, без ограничения по времени подачи заявления, но людям отказывают, потому что нет разъяснения о том, как ставить на учет. Только сейчас Минрегионразвития разместило на своем сайте порядок постановки.

- Как вы в целом можете оценить ситуацию с предоставлением льгот и социальных гарантий ликвидаторам по республике?

- В основном, если человек обращается за чем-либо, он это получает. Постоянные бои идут разве что по поводу начисления суммы возмещения вреда инвалидам. В последние годы стали обращаться эвакуированные и выехавшие из загрязненных населенных пунктов: кому так и не предоставили жилье (а должны были сразу после их приезда), кого медики не ставят на учет, никак не поймут, что медицинское обеспечение полагается не только ликвидаторам, но и всем, кто в законе отнесен к пострадавшим. Практика других регионов показывает, что впереди большие «разборки» по поводу жилья.

Как у всех льготных категорий граждан, есть проблемы с лекарственным обеспечением. Причем в случае с «чернобыльцами», на мой взгляд, все это выглядит совершенно безобразно, потому что закон был изначально ориентирован прежде всего на медицинские проблемы. Ведь облучение - это возрастание риска различных заболеваний, начиная от онкологии и кончая церебральными проблемами, то есть, проблемами с головным мозгом. Было бесплатное лечение, бесплатное обеспечение медицинскими препаратами. Но потом в 1995 году появилась формулировка «бесплатное лечение и бесплатное обеспечение лекарственными препаратами в рамках специальной базовой программы с отнесением расходов между специальной базовой программой и программой обязательного медицинского страхования на счет федерального бюджета». Понятно, что никто специальную программу не разработал, и в результате нас «кинули» на общую программу. Слава богу, есть еще 890-е постановление, по которому выписывают лекарства в дополнение к пресловутому соцпакету.

Это по поводу лекарств. А от дополнительного бесплатного лечения вообще остался ноль. Но есть одно «но». Например, в Троицко-Печорском районе практически у всех, кто имеет инвалидность, подтвердили связь заболеваний с работой на ЧАЭС. Медики там справились и без руководящих указаний. А в Печоре, например, много лет практически ни у кого документы не отправляли на экспертизу. Получается, что мы зависим оттого, как работают медики.

- Сколько всего «чернобыльцев» живет в Коми?

- Я помню, что когда-то при Дзуцеве (Георгий Дзуцев, экс-замглавы Коми, министр здравоохранения республики в 1993-2001 годы - МС) речь шла о трех тысячах, которые находятся на медицинском учете. В 2006 году я договорилась с Агентством по соцзащите (тогда оно еще было министерством), и их сотрудники провели анкетирование к 20-летию со дня аварии. Тогда в соцзащите на учете состояло около 1650 человек. Сейчас, после того, как было проведено несколько массовых кампаний во время выполнения программ по грантам, - 1800 с небольшим. Сколько людей состоит на учете в Пенсионном фонде, то есть, сколько людей получает единовременные денежные выплаты (это, наверное, самые полные данные), я не знаю. Пенсионный фонд не дает даже численных данных. Но в любом случае эвакуированные и выехавшие не учтены. По данным Национального радиационно-эпидемиологического регистра (Обнинск), их более 500 человек.

- С чем связаны такие противоречия в общей оценке численности?

- Во-первых, когда от бесплатного медицинского обслуживания и медицинского обеспечения решили перейти к базовой программе (да еще и не разработанной), люди просто перестали обращаться. Во-вторых, существует заявительный порядок предоставления льгот. Если бы был общий учет, то это бы в корне изменило ситуацию.

- Что для этого требуется?

- У нас нет ведомства, которое обязано вести общий учет. Необходимо наделить соответствующими функциями какое-либо из уже существующих. Кстати, в обязанности Роспотребнадзора входит надзор за соблюдением действующего законодательства по предоставлению мер социальной поддержки. Они бы и рады помочь, но все упирается в закон о персональных данных. А в нем, между прочим, есть норма, предусматривающая возможность обработки персональных данных без согласия носителя этих данных в том случае, если это делается в его интересах. Думаю, все согласятся с тем, что предоставление мер социальной поддержки - в интересах любого гражданина.

- То есть, все дело в отсутствии ведомства?

- Да. Мое мнение (и не только мое, это есть в нескольких постановлениях центрального совета Союза «Чернобыль», членом которого я являюсь от нашей организации) - это сделано специально. Чем меньше народа, тем меньше затрат и хлопот. А у людей наших с грамотностью плохо. Да я и сама понимаю, что рядовому гражданину в законах разобраться трудно.

- В таком случае, что предпринимает движение «Чернобыль», чтобы изменить ситуацию?

- Занимаемся информированием. Я хочу воспользоваться случаем, чтобы обратиться к жителям республики. Если вы знаете, что ваш знакомый или родственник был в Чернобыле, поинтересуйтесь, состоит ли он на медицинском учете, получает ли меры социальной поддержки. Если же он по состоянию здоровья, из-за неграмотности или от обиды на государство (мол, меня призвали, и никто моего согласия не спрашивал, а сейчас я должен пороги обивать) давно никуда не обращался, сообщите в любой филиал Общественной приемной главы республики. Там всегда идут навстречу. Мы найдем способ найти человека и поможем, что называется, легализоваться.
За последние два года я писала несколько раз в органы исполнительной власти и Госсовет письма с просьбами заключить соглашение с уже упомянутым регистром в Обнинске о передаче персональных данных и помочь организовать работу с республиканскими архивами для того, чтобы провести учет. Ответов нет. Сейчас ликвидаторам будут вручать памятную медаль, которая учреждена МЧС. В данном случае медаль - это не только дань уважения: она как ведомственная награда будет давать право на получение удостоверения «Ветеран труда». Может быть, кому-то это в чем-то поможет.

- Приближается 25-летие со дня трагедии. Какие памятные мероприятия планируются в республике?

- Прежде всего, я хочу сказать, что это - не просто день катастрофы на атомной станции. Это - Всемирный день памяти жертв радиационных катастроф - событие мирового значения. Поэтому мне непонятно отношение нашего государства. На проведение памятных мероприятий практически нет денег из федерального бюджета, все скинули на регионы. Спасибо, что помогает руководство республики.

В этом году в Москве в память 25-й годовщины мероприятия будут более масштабными, приглашаются представители регионов. Из нашей республики в первопрестольную поедут два человека, и поездку им оплатят. Хочу подчеркнуть, что Союз «Чернобыль» всегда настаивал на том, чтобы 26 апреля проводили не только собрания для представителей, которые потом показывают по телевизору, а организовывали мероприятия с расчетом на максимально возможный охват. К пострадавшим от воздействия радиации относятся не одни «чернобыльцы», но и ветераны подразделений особого риска, пострадавшие от аварии на ПО «Маяк», от испытаний на Семипалатинском полигоне, и другие. Это день для всех. 22 апреля в Сыктывкаре соберутся представители районов республики. Сначала будет обсуждение насущных проблем, а затем - встреча с представителями органов исполнительной и законодательной властей. Мы приглашаем Общественную палату Коми, вновь избранных депутатов Госсовета, представителей министерств и ведомств. Будем просить их выступить с законодательной инициативой.

- Эти мероприятия проводятся по инициативе движения «Чернобыль»?

- Смысловую нагрузку, конечно, готовим мы. Но все мероприятия финансируются из республиканского бюджета, за что, конечно, огромное спасибо. В муниципальных образованиях помогают местные органы власти.

Но в Сыктывкаре дела обстоят плачевно. Так получилось, что собрания и памятные вечера назначались в рабочее время. Инвалидов и пенсионеров, конечно, много. Но люди, сами понимаете, работают до тех пор, пока на ногах держатся. А тем, у кого со здоровьем совсем плохо, не до посещения памятных мероприятий.


 

3438

Комментарии (4)

Добавить комментарий
  • 111111
    12 апр. 2011 г., 14:30:06
    Ответить
    чернобыль
    Кто её (отмодерировано) допустил до председательства?
  • василий
    12 апр. 2011 г., 22:12:10
    Ответить
    какие льготы ? 122-й закон !
  • штефан
    01 дек. 2012 г., 22:26:23
    Ответить
    мы живем одном доме.у супруге отец 1987 году был отправлен в чернобыль.дом полностью гнилои на балансе государство.также этом доме живет ребенок инвалид.где закон для них на получение жилья.
  • НИКОЛАЙ
    06 апр. 2021 г., 8:47:17
    Ответить
    ЛЬГОТЫ
    ВЕТЕРАНА ТРУДА НЕ ПРИСВАИВАЮТ ХОДИЛ УЗНАВАЛ
    1