content/news/images/131226/IMG_00015_mainPhoto.jpg

Реаниматолог КРКБ Эдуард Скворцов: «Вакцинация — единственный способ борьбы с пандемией»

Кто и почему попадает в реанимацию, какие шансы есть на выздоровление у пациентов, чем опасны новые штаммы и когда удастся победить инфекцию, БНК рассказал заведующий реанимационным отделением КРКБ Эдуард Скворцов.

Реаниматолог КРКБ Эдуард Скворцов: «Вакцинация — единственный способ борьбы с пандемией»
Фото из архива БНК

Месяц назад Коми республиканскую больницу из-за резкого роста заболеваемости коронавирусом снова перепрофилировали в ковидный госпиталь. Сейчас в медучреждении на лечении от ковида находятся 920 пациентов со средним и тяжелым течением заболевания. В реанимации заняты 70 коек — их число пришлось значительно увеличить в третью волну COVID-19. В беседе с БНК заведующий отделением, куда попадают «тяжелые» пациенты, ответил на вопросы о коварной инфекции.

— Какие пациенты находятся в отделении реанимации КРКБ?

— Это пациенты, у которых наблюдается выраженная дыхательная недостаточность, когда организму требуются высокие потоки кислорода или когда необходимо протезировать функцию внешнего дыхания. Либо неинвазивная вентиляция (НИВЛ), либо инвазивная вентиляция (ИВЛ).

— Каковы шансы у попавших на ИВЛ выздороветь?

— Если пациент попадает на ИВЛ, то шансов у него для выживания становится меньше, прогноз становится неблагоприятным. Это в большей степени зависит от тяжести поражения легких. В среднем каждого пятого такого пациента удается спасти. В Москве выживаемость еще меньше.

— Из-за чего люди оказываются в реанимации?

— Как показывает практика, это позднее обращение за медицинской помощью. Люди тянут по несколько суток. В основном сейчас идет штамм «Дельта», он протекает гораздо тяжелее, чем британский и уханьский. Это подтверждается тем, что у индийского штамма инкубационный период почти в два раза короче, чем у уханьского. Если во время предыдущих волн симптоматика появлялась на шестой- седьмой день, то сейчас — на третий-четвертый. И поражение легких идет быстрее: за несколько дней до 75% вирус поражает легкие.

— Так можно и не заметить, как окажешься в вашем отделении.

— Да. О тяжести поражения легких, как правило, говорит лихорадка выше 38 градусов и её длительность. Если она держится больше двух суток, — это уже плохой прогностический признак.

— Как быстро КРКБ удалось снова развернуть койки для заразившихся ковидом? Как помог опыт борьбы с заболеванием прошлого года?

— В прошлом году готовились днями и ночами, по две недели жили в больнице, чтобы все организовать. А сейчас гораздо легче было, так как все это уже проходили. При этом сейчас заболевание протекает тяжелее из-за нового штамма, пациентов стало больше. Если в прошлом году мы обходились 50 койками в реанимации, то сейчас надо 70. При этом в обычной жизни требуется 30. Как правило, все пациенты в реанимации - непривитые. Молодежь до 35 лет стала попадать к нам. Раньше таких не было.

— То есть вирус стал намного коварнее?

— Вирус эволюционирует, он точно так же, как и мы, борется за жизнь. Мы хотим жить, значит, мы обследуемся и лечимся. А вирус меняет свои свойства, свойства контагиозности, заражения, поэтому он и мутирует. Этим вирусы и опаснее других микроорганизмов, так как данные процессы проходят гораздо быстрее.

— Используется ли сейчас переливание плазмы при лечении?

— Я бы не сказал, что это панацея. Потому что уже и международный медицинский журнал Lancet опубликовал результаты исследования в Великобритании, где говорится, что переливание плазмы неэффективно, особенно в тяжелых случаях. У «легких» и «средних» пациентов эффект есть. Это просто один из дополнительных способов лечения.

— Вы говорите, что все попавшие в реанимацию пациенты не были привиты? А вообще в больницу поступают привитые носители коронавируса?

— Их единицы. Они, конечно, заболевают, потому что прививка не защищает от заражения, а помогает легче перенести заболевание. Формирование иммунитета после вакцинации проходит в течение полутора-двух месяцев. При этом вы должны постоянно защищаться.

— Были ли смертельные случаи среди привитых?

— Один случай — умерла 86-летняя женщина. Но у нее был букет сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе стенокардия, сердечная недостаточность, при этом было прооперировано сердце. А после прививки всего месяц прошел, этого недостаточное время для такого возраста, чтобы выработался нормальный иммунитет.

— Задействованы ли врачи Минобороны России в вашей больнице?

— Пока обходимся своими силами.

— Поможет ли вакцинация исправить ситуацию с коронавирусом?

— Я думаю, что да. Наша страна была первая, где была внедрена стратегия вакцинации [«Спутник V» — первая в мире зарегистрированная вакцина — БНК]. Если взять начало прошлого века и посмотреть причины смерти людей, на первом месте были инфекционные болезни, то есть люди не доживали до 80 лет, а умирали от инфекций. Наша страна столкнулась с этой проблемой после революции и гражданской войны, когда все было в разрухе, а инфекции бушевали. И заслуга СССР в том, что были созданы целые институты, которые занимались проблемами натуральной оспы, чумы, туберкулеза, полимиелита и других инфекций. А очаги существовали, особенно в Средней Азии. И то, что все эти инфекционные болезни не стали первопричиной смертности, это заслуга вакцинации.

— Некоторые сомневаются в недостаточном исследовании вакцин от коронавируса.

— Я согласен, что вакцина создавалась быстро. Но это во все года так было, в том числе во время борьбы с полиомиелитом. И доктора, которые создавали вакцину, они на себе ее испытывали. Этого бояться не стоит, тем более технологии меняются при их создании, это генная инженерия, совсем другие методики, которые позволяют быстро создать препарат. Вакцина вызывает выработку антител в организме, которые помогают уберечь человека от осложнений и смерти.

— Вы уже прошли вакцинацию?

— Я был вторым, кто привился в республике, и своих родственников всех привил. Все перенесли легко. Сейчас прохожу повторную вакцинацию. Другого варианта борьбы с коронавирусом сейчас нет. Лекарства, которое будет убивать коронавирус, еще долго не будет.

— Почему?

— Создание противовирусного лекарства — это самый сложный процесс, потому что вирусы очень быстро мутируют. Если взять грипп, то его 80 лет лечили просто антигриппином, обильным питьем и постельным режимом. Препараты появились лишь только в 90-х годах XX века.

— Можете спрогнозировать, когда победим коронавирус?

— Я, конечно, не экстрасенс, но из опыта могу сказать, что это будет продолжаться до тех пор, пока процентов 90 населения не будет вакцинировано. Сюда будут входить и люди, которые переболели, и те, кто привился. Только тогда произойдет затишье. При 60 процентах снизится только число заражений, а заболевание все равно останется.

— Что вы порекомендуете жителям Коми?

— Главное — беречь себя и своих близких. А для этого надо вакцинироваться, соблюдать личную гигиену, избегать большого скопления людей и пользоваться маской в общественных местах.

БНК

Protivopokazaniya.png

2635