23:40, 17.03.2015 / КУЛЬТУРА

Театр «Фантастическая реальность» показал японский детектив

Сегодня на камерной сцене Академического театра драмы имени В.Савина состоялся премьерный показ постановки народного театра «Фантастическая реальность» «В чаще» по одноименному рассказу японского автора начала прошлого века Рюноскэ Акутагава. В подзаголовок режиссер-постановщик Лариса Иванова вынесла указание на жанр - «Записки судейского чиновника», таким образом заранее ориентируя зрителя на то, что ему предстоит увидеть. К слову, далеко не все желающие посмотреть новую – долгожданную - работу «Фантреальности» смогли попасть на премьеру: все билеты на спектакль были выкуплены еще за неделю до показа.

KAB_6210.jpg

Фото Юрия Кабанцева

Творчество «японского Достоевского» Рюноскэ Акутагава вызывает много вопросов у читателей и литературоведов. Чтобы снять некоторые из них, перед началом спектакля Лариса Иванова выступила с небольшим обращением к публике, напомнив, что «Фантастическая реальность» - это театр-лаборатория, театр эксперимента и поиска. Жанр постановки режиссер определила как детектив. В основе его сюжета - расследование убийства самурая, которое ведет некий судейский чиновник – внесценический персонаж, выслушивающий показания остальных героев рассказа.

KAB_6178.jpg


Минималистичную – в японском духе – сценографию, практически полное отсутствие декораций (за исключением нескольких ширм и имитирующего татами покрытия), контрастные сочетания белого, красного и черного цветов на фоне глухого боя «живых» барабанов дополнил видеоряд, иллюстрирующий выводы, к которым приходит судья в ходе допроса. И хотя создатели спектакля твердо знают, кто именно является убийцей, своему зрителю они оставляют выбор. Неперегруженное деталями сценическое пространство позволяет сосредоточиться на каждом из семи монологов (версий убийства) и попытаться составить полную картину произошедшего – и для кого-то «паззл» в итоге складывается, кто-то предпочитает оставить вопрос открытым, принимая идею принципиальной непознаваемости мира.

KAB_6185.jpg

KAB_6192.jpg


Незадолго до премьеры Лариса Иванова дала интервью БНК, в котором рассказала о постановке и о том, как и чем сейчас живет «Фантастическая реальность».

- К выбору литературной основы режиссеры подходят очень ответственно, но в случае с «Фантастической реальностью» отбор наверняка еще более строгий – спектакли выходят не так часто, ошибиться нельзя. И в этом смысле, по-моему, обращение к японскому автору начала XX века – очевидный риск: не многие знакомы с его творчеством, не всем близка восточная философия. Почему именно Акутагава?


- Рюноскэ Акутагава мной был прочитан лет двадцать назад, и тогда именно этот рассказ – «В чаще» - запал мне в душу. Не знаю, чем он меня тогда зацепил, потому что я так и не поняла, кто убил этого самурая, что произошло. И это произведение осталось у меня на полочке «Неизданное». Почему-то летом прошлого года Акутагава снова вспомнился. Но я не хочу привязывать это к настоящему времени, к политической ситуации. Вообще, в мире театра бывают волнообразные тенденции: бах - и все начинают ставить «Записки сумасшедшего», или «Бурю» Шекспира, или Горького «На дне». Тема вдруг становится востребованной. Акутагава показался мне актуальным потому, что я реально на себе и через людей, с которыми общаюсь, почувствовала, насколько сильно мы восприимчивы к информации и как она формирует наше мировосприятие. Информационная война меняет наши взгляды на жизнь, и мы живем, даже не задумываясь иногда, что на самом деле происходит. Но желание разобраться в происходящем не покидает. Убили известного человека. Всем же интересно, что было на самом деле, есть куча версий, а узнать правду очень сложно. Кто-то знает, как было на самом деле, но подавляющее большинство придерживаются той версии, которую нам выкладывают. Это первое, почему рассказ «В чаще» меня привлек. Кроме этого, Акутагава - очень стильный автор, в чисто японской эстетике абсолютного минимализма, в котором сочетаются любовь, смерть и жизнь. И все вместе это очень красиво.

KAB_6169.jpg


- Не думаете, что реакцией зрителя на происходящее на сцене станет недоумение? Во всяком случае, первое прочтение рассказа «В чаще» может породить именно это чувство.


- Мы берем японский материал. Япония - это синтоизм, в своем развитии испытавший значительное влияние буддизма. В буддизме основной постулат – причинно-следственная связь. Каждое действие вызывает какое-то следствие. Событие, которое произошло в рассказе - смерть самурая, - имело определенные причины, и они не были обусловлены только лишь мотивом убийцы или мотивом самого самурая. В произведении событие рассматривается с разных сторон. Но и зритель не дурак. Когда я что-то делаю, я ставлю себя на место зрителя - и не потому что я такая умная, а потому что я хочу, чтобы мне все было понятно. Я очень не люблю, когда зритель приходит в театр и начинает разгадывать ребусы, не выношу этого. Я хочу, чтобы человек пришел и получил эстетическое наслаждение, либо испытал шок, трепет – некий эмоциональный заряд, который ускорит движение его внутренних душевных потоков. Мне кажется, дело даже не в том, что действие происходит в Японии, что это японский автор. В любой истории, которая рассказывается со сцены, в центре находится человек, и есть некая проблема, которую этот человек решает. Здесь то же самое: произошло событие, которое показывается с разных точек зрения, и у зрителя появляется выбор - он может придерживаться более или менее устраивающей его версии. Но мы настаиваем на своем видении произошедшего, для нас очевидно, что произошло. С материалом Акутагавы мы работали как группа детективов: вели расследование, рассматривая рассказ каждого, выискивая все несоответствия и совпадения. По всем этим стыковкам и нестыковкам пришли к собственному заключению. И мне захотелось, чтобы этот текст услышали и прочувствовали так же, как услышали и прочувствовали его мы. Сложность работы с Акутагавой для меня заключалась в том, что я взяла не драматургию, то есть это текст не для театра. Но мы его никак не меняли, не адаптировали для сцены, так что отчасти этот спектакль - опыт в литературном театре.

KAB_6179.jpg

KAB_6190.jpg


- В ноябре прошлого года вы показывали «В чаще» в Объячево. Каковы впечатления?

- В Объячево нас любят. Я сразу предупредила зрителей, что это чистой воды эксперимент, который мы на них проводим. И зрители остались довольны. Конечно, с того времени спектакль уже изменился.

- Как сейчас живет «Фантастическая реальность»?

- Театру «Фантастическая реальность» в этом году исполняется 25 лет. Выпуск спектакля «В чаще» – одно из первых юбилейных мероприятий. Сейчас мы живем нормально, хорошо. Если бы у нас не было репетиционной базы (несколько подвальных помещений в одном из жилых домов по улице Ленина – БНК), если бы мы не могли здесь собираться, репетировать, тогда можно было бы бить тревогу. Спектакли готовим, в основном, своими силами, потому что нам это интересно, нас это захватывает, мы не можем без этого жить. С декорациями и костюмами «Фантастической реальности» частично помогает центр досуга и кино «Октябрь» - театр является его базовым коллективом. Может быть, условия, в которых мы работаем, не лучшие, но другой площадки, чтобы репетировать и ставить, у нас пока нет.


- Вопрос с выделением театру нормального помещения периодически поднимается практически со времен основания коллектива. Сейчас ситуация с отсутствием постоянной сцены для «Фантастической реальность» как-то решается?

- Ситуация не решается, кто ее будет решать? Эту репетиционную площадку – здесь раньше занимались качки - выделил комитет по имуществу. Когда я сюда пришла в первый раз, подумала, раз мы хотим работать, то хоть где-то мы все равно должны это делать. Поэтому перебрались сюда. И хорошо, что есть такие условия. Требовать какую-то сцену - кто нам ее даст? Кому это интересно, если в республике не решается проблема ТЮЗа. Молодежная аудитория у нас театром практически не охвачена. Было предложение сделать ТЮЗ в Ухте, но в связи с кризисом не знаю, когда это случится. В такие смутные времена грех роптать, и я благодарю судьбу за то, что есть возможность делать то, что я люблю, и доставлять радость людям, которые находятся рядом.

KAB_6181.jpg

- Не имея постоянной сцены, сложно держать коллектив, чтобы он не распадался?

- У меня сложилось так: есть основной костяк и талантливые творческие люди, которых мы приглашаем в разные наши проекты. Вот, например, появилась девочка – Саша Терентьева, - которая сейчас работает над нашими костюмами. Она пришла и сказала: «Хочу сделать головной убор». Отлично, нам как раз нужен головной убор.

- Есть вероятность, что спектакли «Фантастической реальности», которые вошли в театральную историю – по крайней мере – республики, будут восстановлены? Современному зрителю большая часть ваших спектаклей известна только по названиям.

- Вряд ли. Говорят: ищите дублеров. Можно подумать, проблема – что, актеров нет? А нет. Это только со стороны кажется, что каждый может сыграть.

- Может быть, в таком случае выходом станет хотя бы возможность посмотреть спектакли в записи?

- В апреле в «Октябре» в формате арт-клуба мы хотим показать отрывки из наших спектаклей. Есть и полные версии постановок. В 2009 году я отправила диск со спектаклем «Человеческий голос» своей подруге в Асбест, она преподает там в колледже культуры. Говорит, что эта запись стала «настольной книгой», все ее смотрят как учебный материал. Видеозаписи наших спектаклей можно было бы выложить в интернет, но этим просто надо заняться. Думаю, скоро я к этому приступлю.

2442

Комментарии (2)

Добавить комментарий
  • Елена
    18 марта 2015 г., 12:49:51
    Ответить
    25 лет на одном энтузиазме! Вот это Фантастика и реальность! Замечательный театр, замечательные артисты, замечательный режиссер! Успехов театру.
  • 777
    18 марта 2015 г., 13:06:57
    Ответить
    Молодцы!!!