19:04, 06.11.2015 / БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

Николай Басманов: «Работа следователя - не работа повара, чтобы угождать всем по вкусу»

В четверг, 5 ноября, президент России Владимир Путин своим указом освободил от должности руководителя Следственного управления Следственного комитета по Коми Николая Басманова. Как заявил Николай Басманов в интервью БНК, отставка связана с достижением предельного возраста – 8 ноября главному следователю республики исполнится 65 лет, 44 года он отдал службе, послужной список Николая Басманова начался в январе 1972 года, когда он был назначен исполняющим обязанности следователя прокуратуры Усть-Куломского района. В разговоре с БНК Николай Басманов ответил, в том числе, на неудобные вопросы.

ANT_1247.jpg

Фото Николая Антоновского

- В четверг стало известно об указе президента России Владимира Путина о вашем освобождении от должности. Вы ожидали такого решения?

- Я знал об этом указе с 2013 года, как меня назначили на должность. В нем определено, что должность я занимаю до наступления предельного возраста. Продлить срок на этой должности президент не может, поскольку в законе о следственном комитете указано, что на должность руководителя следственного управления категорически нельзя назначать на третий срок: первый срок у меня был в 2011 году, а второе назначение в 2013. Мне предлагали работу в других регионах, в этом случае председатель Следственного комитета имеет право продлить срок контракта до 70 лет, но я отверг все предложения, потому что не хочу уезжать из республики.

- Кто возглавит ведомство до назначения нового руководителя?

- Президент меня освободил от должности, но я не уволен. Уволить меня имеет право председатель Следственного комитета. Он же назначит исполняющего обязанности руководителя.

- Связано ли данное кадровое решение с последними событиями в республике? Ведь когда арестовали первых лиц региона, пошли разговоры, что ожидаются кадровые решения в силовых ведомствах.

- Освобождение от должности абсолютно никого отношения к последним событиям не имеет. Ко мне претензий по данному делу от руководства Следственного комитета не было. Что касается борьбы с коррупцией, я не буду заниматься самооценкой, пусть лучше это сделают мои коллеги по работе, но о деятельности следственных органов в республике можно судить по уголовным делам. По обвинению в совершении коррупционных и должностных преступлений перед судом предстали порядка 10 руководителей муниципальных образований, подобного прецедента в других регионах не было. Были разгромлены два преступных сообщества в Воркуте и в Эжвинском районе г.Сыктывкара («логиновцы» и банда Ифы-Козлова – БНК), такого не происходило за всю историю региона.

- Обсуждался ли с вами вопрос о новом руководителе?

- Да, обсуждался, но я бы не хотел это комментировать. Надеюсь только, что та кандидатура, которая была предложена, будет востребована.

- Вы знали о предстоящем освобождении от должности, чем планируете заняться в ближайшее время?

- В первую очередь отдохнуть, у меня 150 дней неиспользованного отпуска. А следующим летом посвящу себя любимым занятиям на даче и чтению, есть много литературы, которую не удавалось прочесть, а теперь такая возможность появилась. Вариантов о продолжении деятельности я пока не рассматриваю.

О назначении сына судьей Конституционного суда республики

- Лица, которые спекулируют на этой теме, сознательно искажают факты. На момент назначения судьей Конституционного суда сыну было 30 лет, поэтому никакой необходимости вносить изменения в законодательство не было. Сын прошел немалую школу: закончил Уральскую юридическую академию, работал помощником природоохранного прокурора, старшим следователем прокуратуры Сыктывкара, заместителем прокурора Княжпогостского района, имел звание майора юстиции. Он состоял в резерве на должность прокурора города или района, но ушел в судебную систему, работал мировым судьей. В 2008 году был назначен судьей Конституционного суда, имея стаж по юридической профессии 10 лет. Решение о назначении принимал Государственный совет Республики Коми. Все было по закону. И, кстати, зарплата у него сейчас меньше, чем когда он был в должности мирового судьи, и льгот раньше было больше.

О своем периоде работы

- Как и любой человек, я допускал ошибки в работе – это моя личная оценка, я самокритичный человек. Но за 44 года, которые я проработал в системе органов прокуратуры и Следственного комитета, ко мне не было ни одной претензии или взыскания от руководства. Региональное следственное управление с момента создания всегда было на передовых местах по рейтингу в России, за девять месяцев этого года мы - на девятом месте. Мне горько осознавать, что не закончился процесс по «Пассажу», и чувствую перед потерпевшими боль и сожаление, хотя считаю, что наши работники сделали все возможное, чтобы доказать вину заказчиков этого преступления. По борьбе с коррупцией была проведена колоссальная работа. Вот и по «делу Гайзера» активно работают наши следователи в составе следственно-оперативной группы СК РФ. Будут ли еще задержанные по «делу Гайзера» - покажет следствие. Следует отметить, что возбуждение данного уголовного дела было осуществлено после многолетней оперативной работы спецслужб, поэтому упрекать кого-либо в бездействии нет оснований.

- Оказывалось ли давление на следователей в ходе расследования дела Романа Зенищева, нынешнего резонансного дела?

- Нет. Никакого давления следователи не потерпели бы. Да и оказать давление на следователя очень трудно - следователь сам может понести уголовную ответственность за незаконное решение, незаконное прекращение или, наоборот, возбуждение уголовного дела. Таких фактов в нашем ведомстве не было. Хотя работой следователя бывают недовольны - и потерпевшие, и привлеченные к ответственности. Но работа следователя - это не работа повара, чтобы угождать всем по вкусу.

9448

Хочу получать главные новости дня в Коми!