12:03, 22.05.2013

Главный режиссер театра «На Литейном» Игорь Ларин: «Если бы Пушкин услышал оперы по своим произведениям – застрелил бы Чайковского на дуэли»

В Сыктывкаре завершились обменные гастроли двух театров – Театра драмы имени Виктора Савина и санкт-петербургского драматического театра «На Литейном». Ответом сыктывкарским коллегам, которые в конце апреля показали в Северной столице трагедию «Гамлет» по пьесе  Шекспира и драму-быличку по пьесе финского драматурга Сиркку Пелтолы «Всего ничего», питерские артисты сыграли драму по пьесе Максима Горького «Семейный портрет», мюзикл «Святочный рассказ с привидениями», поставленный по «Рождественским повестям» Чарльза Диккенса, и мистический анекдот «Пиковая дама» по одноименной повести Александра Пушкина. Главный режиссер театра «На Литейном» Игорь Ларин в интервью БНК рассказал о своих впечатлениях от работы сыктывкарской труппы и первом показе «Пиковой дамы» на гастролях в столице Коми.

P1100423.JPG

Фото Ирины Самар

– Вы стали творческим руководителем театра «На Литейном» прошлым летом. Вам он хорошо знаком, буквально родной. И все же – как вживались в эту роль?

- Я стал главным режиссером год назад. Назначение прошло совершенно естественно. У меня перед этим был семилетний телевизионный период, я работал на канале «Культура». Изредка занимался театром, но все же это была театральная пауза – органичная, естественная. Я снимал все, что возможно: телесериалы, боевики, передачи разные, спектакли – свои и чужие. Сначала было интересно. У каждого человека жизнь делится на семилетние периоды, циклы – и у меня точно так, – и этот этап у меня естественно закончился. Я понял, что надо возвращаться к театру, я не мог без него, потому что телевидение – совсем другой мир. Сначала я взял Ярославский ТЮЗ (с 2012 года Игорь Ларин является также худруком Ярославского ТЮЗа – БНК), это прошло очень спокойно. Потом пришел в театр «На Литейном», даже странно – как будто меня рука судьбы привела. Хотя это театр в центре Питера, туда выстроилась целая очередь режиссеров. Но, видимо, что-то такое происходит помимо нас. Я вернулся в театр, и такой покой и гармония возникли внутри, как будто рыбу после долго пребывания на воздухе бросили в воду. Я сразу погрузился в работу, загрузил себя до предела.

С этим театром, действительно, связано многое, потому что я в нем оканчивал институт в 1985 году, играл там спектакли, потом неоднократно их ставил. Хотя я работал в разных питерских театрах, этот был для меня первым. Я был хорошо знаком с труппой, так что мой приход произошел очень органично.

– Почему выбрали для первой постановки «Пиковую даму»?


P1100422.JPG


- Всю жизнь, практически каждый год я делал что-нибудь по Пушкину. Я его безумно люблю, мне его очень не хватает – в жизни, на сцене и вообще в нашем городе. Хотя есть Пушкинский центр, но, мне кажется, он своих функций не выполняет уже лет 20. Потому что Санкт-Петербург не может без Пушкина, его надо бы больше. У меня каждый год душевный порыв что-то сделать по Пушкину.

Кроме того, материал «Пиковой дамы» абсолютно «лег» на коллектив. Здесь есть актеры, которые замечательно подходят под это произведение. Да и хотелось с классики начать: это хорошая литература и хорошая школа для актеров. Материал ответственный, но очень приятный, хорошо откликается на актеров и обогащает. У меня очень много спектаклей по Пушкину – и в моноварианте, где я сам играл моноспектакли, и с другими актерами.

– Что уже удалось поставить по произведениям Пушкина?

- Поставил спектакли «Евгений Онегин», «Мой первый друг» по воспоминаниям Пущина, много раз – «Повести Белкина», в том числе в БДТ. Совсем недавно сделал «Опыт драматических изучений» по «Маленьким трагедиям», был спектакль «Декабристы». «Пиковую даму» уже пробовал ставить раньше – со старейшей актрисой Александринского театра Галиной Карелиной в начале 1990-х мы сделали на двоих авангардную, очень трогательную «Чайку», много с ней ездили по миру.

Этот материал настолько петербургский, настолько мне близкий, поскольку мне так близки мистика и вся эта фантасмагория, таинственность Петербурга, Гоголя и Пушкина, я весь пропитан этим. Поскольку живу недалеко от Летнего сада – родился и вырос в атмосфере старого дома, в окружении старых вещей, мебели,  меня всегда это притягивало. Питер – это такой мистический город, воображаемый, фантастический.

– Каждый режиссер расставляет свои акценты, выносит на первый план ту или иную сюжетную линию. Вы на что решили сделать акцент?

- Тут, помимо текста Пушкина, чуть-чуть добавлены тексты Гоголя, Лермонтова и тексты «вокруг». Для меня история Пиковой дамы была важна не как реальная, бытовая, а как миф, мифологема, и это ощущение было главным. Да и Пушкин не писал это как драму, а сделал повесть. Причем, достаточно неряшливую: там очень много нестыковок, ошибок. Он не занимался документальной, детективной точностью. Например, когда графиня уехала, лакей все двери закрыл и ушел спать, а через полчаса Герман вошел в эти двери – открытые. С точки зрения детективности, реальности – да, это нестыковки. Но они еще усиливают фантасмагоричность. Поэтому все персонажи высвечиваются через этот луч, они все окрашены мистикой, волшебством. Жанр спектакля так и определен: мистический анекдот. Слово «анекдот» – от самого Пушкина.

Там использованы тексты Белинского, который не очень хорошо отзывался об этой повести. Вообще, когда Пушкин ее написал, его друзья и критики восприняли это как низкий жанр: дескать, зачем ты опускаешься до такого.  А публика отозвалась. Там есть и из писем Пушкина фрагмент, где сказано, что «Пиковую даму» обсуждают, все понтируют на тройку, семерку, туза.

– Во время работы над спектаклем или его проката какие-то мистические вещи случались?


P1100428.JPG


- Наш Герман (актер Александр Безруков – БНК) надевает на сцене контактные линзы. И на каждом спектакле, в одном и том же месте, из одного и того же глаза у него выпадает линза. Это никто не может объяснить, в том числе и он сам. Не знаю, случится ли это сегодня, но мы уже много спектаклей сыграли, и каждый раз это происходило. Он продолжал играть с одной линзой.

– Один из «гвоздей» спектакля «Пиковая дама» – оживающая кукла Сен-Жермена. Ее играет очень маленький человек, в программе обозначена исполнительница Катя Чередник. Расскажите о ней.

-  Как вы знаете, есть два вида маленьких людей: лилипуты и карлики. Когда мне понадобился маленький человек для подмены куклы, я обыскал все. Оказывается, театральных лилипутов уже не осталось – вообще, они почему-то исчезают. Мы с трудом нашли двух человек, они играют в паре. Один – пожилой актер Алексей Ингелевич, ему уже около 60 лет, а второй исполнитель – Катя. Она уже принимала участие в спектаклях, но не очень опытный театральный человек – по образованию психолог, недавно окончила институт. Молодая девушка, но замечательно справилась. В Питере есть всего несколько спектаклей в разных театрах, где играют такие маленькие люди.

– Вам нравится опера «Пиковая дама»?

- Опера мне нравится, музыка из нее звучит в двух местах спектакля, это такая шутка по отношению к опере. Но опера – совсем другое произведение, их даже нельзя сравнивать. Потому что у Чайковского Лиза тонет в Зимней канавке, это была реальная история. Он почему и начал писать это либретто: там казармы рядом с Зимним дворцом, дворцовая канавка, там все время встречались молодые девушки с солдатами и офицерами. И, кажется, в 1880-е годы девушка Лиза, которую бросил молодой офицер, утопилась. Это была такая животрепещущая история, которую все обсуждали в Петербурге. Чайковский его взял просто из новостей. У Пушкина и в нашем спектакле Лиза – не очень лирическая героиня. Там главная история – игры и сумасшествия Германа. Безумие Графини, мистика возбуждали Пушкина. А Чайковского возбуждала лирика. Все арии и дуэты – сплошной минор, несчастная любовная история. И в опере история карточной игры проходит фоном, там просто история бедной Лизы. Она влюбилась в игрока Германа, который ее бросил, и она из-за этого утопилась. К Пушкину это не имеет отношения, как и опера «Евгений Онегин». В романе сериальная любовная канва, как бы сейчас сказали, – вообще не главное. Там главное – лирические отступления, рассказ Пушкина о жизни, о себе, своих ощущениях. А любовный сюжет – просто повод. А сколько юмора в романе! В опере юмора нет – одна лирика, слезы, тоска, печаль и минор. И мне кажется, что если бы Пушкин услышал эти оперы – он бы вызвал Чайковского на дуэль, это точно, и застрелил бы его. Потому что у Пушкина самое главное – юмор, легкость. А поскольку русская традиция – чувственная, слезливая, у нас очень прижились эти оперы, и мы теперь по ним судим о литературных произведениях.

– У вас, как у главного режиссера театра, какие критерии отбора материала для новых постановок?

-  В основном, ставил то, что хотелось сделать. Около 90% моих постановок – русская классика: Пушкин, Тургенев, Островский. Современные пьесы ставил во МХАТе у Табакова, в Питере. Но они почему-то недолго живут, иногда очень быстро умирают. Они не проверены временем, в них нет такого потенциала долгожительства, как в классике. Исключения есть, но очень мало. Это не та драматургия, которая будет жить вечно.

– Вам удалось посмотреть наши постановки - «Гамлета» и «Всего ничего» во время гастролей в Санкт-Петербурге?

- Урывками кое-что увидел. Дело в том, что я давно знаю по Ярославлю Олега Нагорничных, который поставил «Гамлета». И еще до спектакля узнал всю эту скандальную историю с судами, читал в Интернете статью зрителя, который подал в суд. Это все забавно, хорошая реклама, которая работает на спектакль, на театр. Потом прочитал всю прессу, которая вышла у нас в Питере по поводу этого спектакля. На самом деле, там очень теплое отношение к актерам и театру. Я не знаю, какой период сейчас переживает ваш театр: взлет, падение, ровная полоса или что-то еще, но его ждали у нас в городе. И очень хорошо, тепло воспринимали, несмотря на всю эпатажность и авангардность. В этом и есть задача как-то «раскалывать» зрителя. Мои спектакли такие же: они либо очень резко и сразу не нравятся, но это нормально, либо очень нравятся, и тоже сразу. Целиком я смотрел «Гамлета» на видео, «живьем» – лишь отрывки. «Всего ничего» видел очень мало, больше наблюдал жизнь закулисья, как актеры готовятся выходить на сцену.

– В одном интервью вы говорили: «Эротику можно сыграть, сняв перчатку и поцеловав женщине руку».  Как режиссер, вы как считаете: сцена на красном рояле оправдана?

- Я человек в этом смысле сдержанный, мне ближе намек, работа воображения. В театре, считаю, нужно чуть-чуть намекнуть, возбудить фантазию. Чтобы не разжевывать все зрителю, как делает телевидение, и уже не приходится ни о чем думать, история воображения и фантазии для меня ближе. Откровенные сцены могут быть – если это вкусно, не пошло, если это нравится. Эта грань для каждого своя, тут уже зрителю решать. Но, мне кажется, большинство зрителей принимают спектакль. Потому что мы уже воспитаны на современных трактовках, в современных костюмах. Традиция осовременивать классику уже давно существует в Европе. У нас это робко началось, аккуратненько так, со скрипом. А английский, французский, немецкий театры – они работают в такой эстетике уже лет 30.

1602

Комментарии (14)

Добавить комментарий
  • Гость
    22 мая 2013 г., 12:17:32
    Ответить
    общение
    Интересный разговор. Спасибо за возможность познакомиться с режиссером "Пиковой дамы" поближе. Хочется, чтобы наш город чаще посещали настоящие театры - такие, как театр "На Литейном"
  • Шаркич
    22 мая 2013 г., 13:40:44
    Ответить
    "Пиковая дама" - отличная постановка, большое спасибо. Приезжайте почаще =)
    • да
      22 мая 2013 г., 18:16:49
      Ответить
      Приезжайте почаще =)
      Да, приезжайте, но только потом обязательно уезжайте.
  • рабочий
    22 мая 2013 г., 14:24:40
    Ответить
    Интеллигенция-ранее просвещала, ныне развращает
    Понять эмоции этих людей можно, но принять-смерти подобно. Лицедеи живут сами по себе, народ сам по себе. Градус отчуждения возрастает, радоваться не чему. Все более зрелища из разряда увеселения превращают в рекламу гламура. Зрелищ мало, гламура до тошноты. Нам остается только природа,созерцание которой у многих вызывают здоровые эмоции и чувства. Интеллигентики приватизировали здания культуры. А нам что,все ни по чем, Мы умеем веселиться везде и на даче и в лесу и в поле.
    • Шаркич
      22 мая 2013 г., 14:57:52
      Ответить
      пЫво, вобла, сЭмки, Балканка...
  • Хулио Ган
    22 мая 2013 г., 14:53:24
    Ответить
    через полчаса Герман вошел
    У Пушкина-то, в отличие от Чайковского, вошёл как раз не Герман, а Германн. Надо различать, коли такой грамотный.
  • Хулио Ган
    22 мая 2013 г., 14:56:26
    Ответить
    если бы Пушкин услышал эти оперы – он бы вызвал Чайковского на дуэль... и застрелил бы его
    Ага, вызвал бы. Он уже вызвал как-то раз одного, по имени Дантес, до сих пор очухаться не может.
    • Шаркич
      22 мая 2013 г., 14:58:32
      Ответить
      Раз такой грамотный, должен знать, сколько у Пушкина было дуэлей до Дантеса.
      • Хулио Ган
        22 мая 2013 г., 18:14:59
        Ответить
        А я это знаю. И что? Не могу же я в одном комментарии рассказать обо всём, что я знаю о Пушкине. Да и зачем? Тем более, что Пушкин во всех своих дуэлях никого не убил и даже не ранил.
        • Александр Щиголев
          22 мая 2013 г., 18:36:58
          Ответить
          ... и даже не ранил.
          Неправда Ваша, на последней, 21-й дуэли, он ранил в руку Дантеса.
          • Хулио Ган
            22 мая 2013 г., 22:16:56
            Ответить
            Александр! Вы же военный человек. Лёгкое ранение в руку - разве это ранение для мужчины, тем более военного? Странно даже это обсуждать.
  • Александр Щиголев
    22 мая 2013 г., 18:38:52
    Ответить
    И еще до спектакля узнал всю эту скандальную историю с судами, читал в Интернете статью зрителя, который подал в суд. Это все забавно, хорошая реклама, которая работает на спектакль, на театр.
    Ну раз всё ради рекламы... то почему бы не помочиться на зрителей первых рядов, тоже будет ОТЛИЧНАЯ реклама любой бездарной постановке...
  • ретроградам
    25 мая 2013 г., 20:17:19
    Ответить
    да что вы пристали к этому роялю. Извращенцы правда что ли все? В спектакле только красный рояль и запомнили. У кого что болит и у Ирины тоже?
  • ретроградам
    25 мая 2013 г., 20:18:33
    Ответить
    Изнасилование, дорогая Ирина - это никак не эротическая сцена. Это насилие чистой воды. Или разницы для журналиста между насилием и эротикой нет? Вопрос на сто баллов режиссеру!