11:35, 01.06.2012 / ОБЩЕСТВО

Бесперспективные плесовцы. Журналисты «Молодежи Севера» пожили в умирающей деревне (видео, слайдкаст)

;

«Молодежь Севера» при поддержке агентств БНКоми, «Комиинформ» и Финно-угорского портала продолжает публикации из цикла «Неизвестная республика». Очередная поездка – в деревню Плесо Прилузского района. Через несколько лет этой деревушки, возможно, не станет, а название ее будет стерто с карты. И сама она постепенно зарастет лесом либо превратится, как и многие умирающие населенные пункты, в дачный поселок – место отдыха бывших хозяев или рыбаков. Коренные жители уже дали согласие на переезд поближе к «цивилизации».

IMG_8004.jpg

Фото Николая Антоновского

Потайное место

– В нашем поселении – семь деревень. Плесо – единственная за рекой, – рассказывает глава сельского поселения Спаспоруб Оксана Помысова. – Совхоз реорганизовали, и это сразу сказалось на уровне жизни. Людей почти не осталось. Кто может, уезжает хотя бы на зиму. С каждым годом у нас становится все хуже и хуже.

Оксана Помысова стала главой поселения примерно четыре года назад и сразу принялась поднимать вопрос о признании Плесо неперспективным населенным пунктом: медобслуживания нет, дорог нет, учреждений нет, работать негде. О пожарах, если вдруг вспыхнут, лучше даже не думать: как на тот берег переправить технику?

По описаниям, маршрут до Плесо кажется нехитрым: примерно в 140 километрах от Сыктывкара по трассе на Киров нужно свернуть по указателю на Занулье. Вы попадете на дорогу, которая километров через 20 приведет вас к другому указателю – «д. Ракинская». От нее до Плесо едва ли три километра будет. Пустячное расстояние, но оно может оказаться непреодолимым. Без лодки или проводника пускаться в путь не стоит.

IMG_7884.jpg

В Плесо прописано 12 человек, но постоянно живут только четверо, да и то пенсионеры. Остальные плесовцы или их родственники бывают здесь наездами: приезжают на лето возделывать огород, отдыхать, рыбачить.

Деревня стоит на слиянии нынешнего и старого русел Лузы. Раньше тут ходили катера, сплавляли лес, паром доставлял на этот берег скот и технику, зимой была хорошая переправа. В послевоенные годы в Плесо находилось богатое отделение Спаспорубского совхоза; на заливных лугах откармливали молодняк; у каждой семьи было свое большое хозяйство, разная живность и огороды до 30 соток. В общем, жизнь кипела. Сейчас она замедлилась, как течение старого русла. Все вокруг ветшает, зарастает травой и деревьями. И только последние жители, из года в год совершая, словно ритуал, одни и те же действия (работы по хозяйству), стараются поддержать жизнь умирающей деревни.

Создать приемлемые условия муниципалитет не может. Согласие от жителей на переезд получено, район помог собрать необходимые документы, и сейчас все в ожидании ответа из «республики». Надежда попасть в республиканскую программу переселения из неперспективных населенных пунктов есть. В Спаспорубе уже провели межевание под строительство шести одноэтажных домов. Если все будет благополучно, прикидывает глава поселения, через два года люди смогут переехать.

Олексан

Оксана Помысова вызвалась проводить нас до Ракинской и передать проводнику. Пока мы закупали гостинцы в магазине, она несколько раз созванивалась с «Сан Степанычем» и уточняла время встречи. Последним ответом было: «Броюсь уже, скоро выеду».

– Сан Степаныч говорил, что у лодки сгорел мотор, и мы думали, на веслах вас повезет. А сейчас сказал, что нашел другой мотор, – обнадежила глава.

10 минут на машине – и мы уже на месте, в Ракинской, на лесной дороге, которая, спускаясь постепенно к реке, становится непроезжей из-за глубокой колеи, остатков бревенчатого настила и ручейков.

– А вот и Александр Степанович Плесовский, моя правая рука в Плесо, – показала Оксана Помысова на фигуру, ожидавшую нас в отдалении. «Правая рука», покуривая, хитро щурился.

– Не вижу коньяка. С нового года обещали. Забыли? – после знакомства и напутственных слов усмехнулся в усы Сан Степаныч.

– Забыла, – рассмеялась глава поселения.

IMG_7765.jpg

Сан Степаныч родился в Плесо. Местные зовут его на коми манер Олексаном. После армии пять лет проработал на шахте в Воркуте, но вернулся: «Да скучно там! Чо там – никуда не выйти, ни хрена!» В прошлом году стал пенсионером, но продолжает работать – каждый день переплавляется на этот берег сторожить хозяйство Прилузского ДРСУ и, когда надо, – в магазин в Ракинскую. Администрация поселения заключила с ним договор на обслуживание переправы. В половодье Сан Степаныч на своей моторке ездит за продуктами для плесовцев, зимой следит за вешками и льдом на пешеходной переправе, делает настилы. В прошлом году купил снегоход – стало легче.

– Все деньги уходят на мотор и снегоход, – сетует проводник. – Туда-обратно съездить – надо литра два бензина. В этом году сам покупал. Щас 80-го нет, в городе достал!

Врача тоже перевозит Сан Степаныч. В этом году, говорит, слава богу – никому не надо было, но не потому, что все здоровы. «Скорая» в Плесо не приедет, поэтому старики, зная свои недуги, запасаются лекарствами впрок. Выпил таблетки от давления, отлежался немного – и снова по хозяйству хлопочет. Если кто разболеется, можно вызвать «медичку» из Ракинской, а если что посерьезнее – лечь в больницу.

По пути Сан Степаныч раза два говорил по телефону. Из обрывков фраз стало понятно, что звонил кто-то из плесовцев, спрашивал про гостей. Про наш приезд знали и в шутку любопытствовали, когда платья из сундуков доставать.

Минут через десять мы вышли к реке. Моторка была привязана к воткнутому в песок металлическому штырю.

«Ветерок» затарахтел, и лодка взяла курс вниз по течению. Не прошло и пяти минут, как мы пристали к высокому берегу с молодыми сосенками.

– Тут же все поля были, до самого берега, – пояснил наш проводник. – Раньше картошку сажали, рожь сеяли, а щас никому ничего не надо, все сытые. В 80-е годы я еще тут косил, а вон уже деревья растут. Как началась в 92-м кутерьма-то ельцинская, все и забросили.

«Свои» и «чужие»

Обычная деревенька. Огороды с покосившимися столбами, полуразвалившиеся постройки, бревенчатые пятистенки – одни заваленные набок, другие вполне еще крепкие. И тишина. Даже собак не слышно, разошлись на чужаков только к вечеру.

Еще издали внимание привлек обшитый досками и выкрашенный в зеленый цвет дом с российским триколором на крыше. Обычно флагами обозначают сельсоветы, а тут их, насколько мы знаем, нет.

– Это Сан Саныча дом. Он объячевский, а на лето сюда приезжает жить. Вы у него будете, – поясняет провожатый, потом показывает на первый дом. – Тут вот Плесовская Нина Васильевна живет. Там – я с родителями.

Рядом с домом Сан Саныча стоит синяя будка таксофона. Аппарат добросовестно гудит, только им все равно не пользуются.

– А там кто живет? – спрашиваю, показывая на дальние дома деревушки.

IMG_7941.jpg

Сан Степаныч машет рукой и с непонятным раздражением говорит:

– Да бездельники. Не хожу я туда, так и не знаю, кто там. Бабка тут жила у них, а потом приехал целый «колхоз». Раньше таких тунеядцами называли.

Из сбивчивых пояснений стало понятно, что семья большая, из трех поколений: не вышедшая еще на пенсию и нигде не работающая Вера Чоботова и ее гражданский муж; дочь, зять; сын, сноха и трое их детей. Большинство перечисленных членов семьи тут гостит время от времени. За много лет эта семья в Плесо так и не стала «своей».

IMG_8172.jpg

За «своих» тут считаются «летняя соседка» Нины Васильевны Нина Боброва, вернувшаяся в отчий дом из Прибалтики и зимующая в Ракинской, и Сан Саныч, к которому нас определили на постой. Так получилось, что все они живут поблизости, в начале деревни, а Чоботовы – чуть дальше, в последнем доме. И сами не стремятся к общению, и к ним никто не ходит.

Проходим мимо одного дома, второго, третьего – везде висят замки. Почти возле каждого лежит перевернутая вверх дном весельная лодка – корпус металлический, борта деревянные (в деревне, отрезанной от «цивилизации» рекой, без лодки никуда).

Мы начали было считать избы, получилось больше 15. По словам Степаныча, половины уже нет, как нет и магазина, и клуба, в котором показывали кино. Лет десять назад в Плесо еще было весело: приезжали дачники, дети, внуки; до 12 ночи «рев стоял». Сейчас уже в девятом часу вечера деревня будто вымерла, только бегают спущенные с привязи собаки.

Щука-любовь

Александр Турубанов, похоже, один не знал о нашем приезде. Расстроился, что не готов был к приему гостей. Только приплыл с рыбалки, а тут мы нагрянули.

Места эти он облюбовал, еще когда руководил спортом в администрации Прилузского района. Сейчас – на пенсии, зимует в Объячеве, а с весной перебирается сюда порыбачить и поохотиться.

– Места тут красивые, тихо, вот и отдыхаю, – пояснил он.

IMG_8189.jpg

Сан Саныч знает про Плесо и плесовцев все. Он тут «свой» уже много лет. Поднял дом, обшил, поставил железную печку. Само жилище небольшое, на две комнатки. Да и обстановка нехитрая: две кровати, диван, телевизор, шкаф посудный, стол с газовой горелкой. На столике с керосиновой лампой стоит старая и уже подзабытая радиола. Название прочитать уже невозможно, включить – тоже. А когда-то можно было слушать радиопередачи из-за рубежа: переключатели частот «ловили» Бухарест, Рим, Варшаву, Пекин...

– Включал музыку, выставлял в окно. Весело было, – со вздохом вспоминает Сан Саныч.

На стене над радиолой висит огромная голова рыбины с зелеными пуговицами вместо глаз. По словам Сан Саныча, этот экземпляр он поймал лет 15 назад. Щука была в 1 метр 26 сантиметров длиной и весом 22 килограмма. Сейчас рыбалка уже не та.

Флаг России, как выяснилось, хозяин раздобыл на прежней работе – «лишний оказался». Теперь вывешивает на майские праздники стариков порадовать. Скоро приберет в сарай до следующего года.

Фамильная ценность

– Вон, хромает. Зачем такую курочку надо было дать человеку? – возмущается на смеси русского и коми Павла Николаевна, мать Сан Степаныча.

Четырех наседок, одна из которых, как оказалось позже, приволакивает лапку, купили несколько дней назад.

Куры, огороды, дом, амбары, дровяник и сараюшки – вот и все хозяйство. Павле Николаевне 79 лет. Родилась и вышла замуж тут, в Плесо. Муж Степан Алексеевич – настоящий старожил, скоро ему 83 стукнет.

– Плохой он уже, старый, – говорит про супруга Павла Николаевна.

Детей у них было шестеро. Двое сыновей утонули: один – на рыбалке, другой по пьяному делу «кувырнулся» с парома (говорят, много плесовцев погибло вот так, на воде). Александр живет с родителями. Младший, Василий, – в другой деревне, как раз приехал вспахать огород. Есть еще двое дочерей: одна – в Болгарии, другая – недалеко, в районе.

Фамилия Плесовские тут, можно сказать, исконная. Раз Плесовский, значит местный, коренной.

К Нине Васильевне Плесовской мы напросились на чай. Сан Степаныч на правах проводника зашел вместе с нами.

Хозяйка совсем недавно перебралась из зимней половины в летнюю. В доме чисто и уютно: обои в крупный цветок, всюду занавески, салфетки, на полу – домотканые дорожки и вязаные коврики. На видном месте стоит телефонный аппарат. «Одна живу, вот и чисто», – в шутку оправдывается бабушка.

IMG_7957.jpg

Нина Васильевна вышла замуж в 56-м году. Муж умер, когда младшенькой было 3 года. Детей поднимала одна. Всю жизнь проработала на ферме. До сих пор помнит, сколько тонн травы и на сколько дней нужно было накосить и привезти для бычков. Дочки и внуки навещают время от времени. Две коробки хороших конфет на холодильнике – гостинец от них.

– Дочки просят к ним переехать. И на зиму бы можно, да неохота. Дома лучше. Дрова еще могу занести, вот и живу тут вдвоем с котом, – объясняет хозяйка. – Сперва, когда людей побольше было, говорили, что хотят переселить. Я говорю: «Никуда не поеду». А сейчас и рада бы, да не переселяют. Дома-то еще не построили. Отдельные долго будут строить. Хотя бы один большой поставили – все равно на лето будем сюда приезжать.

IMG_8143.jpg

Нина Васильевна время от времени переходит на коми язык и вступает в диалог с Сан Степанычем. Тот вздыхает: «Надо бы за чекушкой съездить».

Как трактор, «заводится» холодильник.

– Купила новый холодильник в прошлом году на юбилей – 75 лет было. В Ракинской стоит. Вот переедем в новый дом в Спаспоруб, туда и заберу, – говорит Нина Васильевна.

– Не скучно вам тут одной-то?

– А привыкла, – отвечает бабушка. – Выйду вон к забору, постою, посмотрю кругом, да домой. На тот берег и не тянет, в последний раз по льду еще Олексан возил на «Буране».

Недавно на столбе уличного освещения у дома Нины Васильевны установили выключатель – теперь она сама выключает фонарь на рассвете и зажигает в сумерки.

Раз в месяц в Плесо появляется почтальон, разносит пенсии. Небольшое оживление в деревне случается во время выборов: к каждому старику приходит делегация от местного избиркома. На последних выборах Нина Васильевна поставила «галочку» за Путина. Только аргумент ее оказался неожиданным: «А за кого надо? Его уж давно выбрали, нас ведь все равно не слушают».

Дровяной конфликт

Все проблемы здесь связаны с рекой: врача не дозовешься, а поход в магазин – целое приключение. Хоронить тоже хлопотно. В последний путь почивших надо провожать через реку: на моторной лодке по воде или на санях за веревки тащить по льду до другого берега, где будет встречать трактор.

Хотя кругом леса, заготовка дров – это отдельная забота. Своих лошадей и техники в Плесо нет, только мотокультиватор, да и много ли на тележке привезешь? Старикам лес валить не под силу, одна надежда на молодых.

– В позапрошлом году брат Олексана приезжал по мелководью на тракторе, помог с дровами. И сейчас как-нибудь привезем, – говорит Нина Васильевна.

– В Плесо есть еще два способа заготовки дров: сплавлять деревья, сваленные вдоль русла бобрами, и самый простой – «пилить столбы», разбирать старые постройки. За этот последний способ плесовцы и обижаются на семью Чоботовых. У каждого столбика есть хозяин. Приедет он, захочет сам спилить, а уже нечего. Бывали и скандалы.

***

Из Плесо мы уезжали на следующий день. Наш проводник после нескольких стопочек настойки лег спать перед ночной сменой, поэтому через реку нас перевозил его брат Василий. Простились мы сдержанно.

IMG_7922.jpg

Умирающими поселками сейчас вряд ли кого можно удивить, и Плесо от них ничем не отличается. Мои коллеги, по всему видно, тут заскучали. Для жизни в этой тишине нужен особый склад характера или, как говорят старики, привычка. Неизвестно, сколько лет еще протянет деревня, но без старожилов это будет уже совсем другое Плесо – место отдыха, временное пристанище.

1529

Комментарии (19)

Добавить комментарий
  • Языче
    01.06.2012, 12:21:23
    Ответить
    Печально смотреть на все это. Потеряем земли, вернее уже потеряли! Живем по инерции, китайцы посмотрят ролик, и укрепится у них желание обладать этой землей. Нам её уже не защитить.
    • Анатолий
      01.06.2012, 20:03:09
      Ответить
      Согласен,ох как согласен...
      Бедная вымирающая российская земля!Как же не стыдно правящему криминально - бюрократическому режиму за гибнущую землю,которой они обманным путем дорвались "руководить"?Ведь кого ни взять - ведь свол*очь на своло*чи.
      На наших гигантских просторах и с нашими ресурсами можно жить и не тужить.Ведь воруют,и много воруют,как говорил русский патриот Юрий Деточкин.В Кремле и на Стефановской площади ворюги и бездарности,которые только и умеют жирные свои воровские зады на "Лексусах" возить.Ну за каким хером нам нужно было вступать в этот сраный ВТО ? Не иначе руководят нами "враги народа".На наших просторах можно выращивать десятки миллионов голов всякого скота и плевать на все ВТО вместе взятые.А села и деревни российские гибнут,народ наш спаивают.Весь мир ждет не дождется,когда мы вымрем.Их, волков, только пока еще наше ядерное оружие сдерживает.
      Наличие вот таких вымирающих Плесо - это вечный позор кремлевским и стефаноплощадским дурным и воровским горе-руководителям.Позор на все времена!
  • (
    01.06.2012, 12:23:36
    Ответить
    Захотелось всплакнуть...
  • да уж
    01.06.2012, 12:58:53
    Ответить
    но развлечения то у них все таки есть - гнобят приезжих, вишь, лучше телевизора, пожалуй
    • да это так
      01.06.2012, 14:15:52
      Ответить
      это посильнее макбета будет, живого человека (семью) изгоем делать - менталитет
  • Ксения
    01.06.2012, 13:48:29
    Ответить
    Очень интересно, спасибо.
  • Наталья
    01.06.2012, 14:23:11
    Ответить
    Деревня моего детства...
  • Оля
    01.06.2012, 14:30:21
    Ответить
    такой хороший материал! молодцы!
  • топ
    01.06.2012, 14:47:14
    Ответить
    у нас по р коми очень много таких деревень , есть еще хуже
  • :-|
    01.06.2012, 15:29:57
    Ответить
    Спасибо, хороший очерк
  • Николай
    01.06.2012, 15:44:23
    Ответить
    Интересно
    Хороший материал!
  • Плёсо
    01.06.2012, 16:18:44
    Ответить
    Жаль, что журналисты даже не вспомнили, что в Плёсо родился знаменитый ученый-фольклорист, исследователь коми фольклора, сказковед Фёдор Плесовский.
  • ЗОРРО
    01.06.2012, 16:39:56
    Ответить
    по теме
    Да вы зайдите на сайт 20 лет без СССР.Это вообще готовые декорации для фильма"На второй день после третьей мировой".Тут хоть река рыба и народ ходит,а там...
  • Ээх!
    01.06.2012, 19:10:17
    Ответить
    пристанища
    Вона в Беларуси Батька продает хутора заброшенный за копейки- покупай и живи. Может и в Коми надо такое дело замутить, авось какие фермеры подтянутся. Или всё под корень загубят, но чужаков не пустят на северные земли?
  • п.Брусничный
    01.06.2012, 20:06:47
    Ответить
    Умирающими поселками никого не удивить.Диву даешься сколько терпения у пожилых людей, живущих без медпомощи и переправы.
  • татьяна
    01.06.2012, 20:53:49
    Ответить
    Спасибо, ребята за правду. Съездите в Припечорье,самое дальнее село Ижемского р-на Кипиево. Всё говорили -вымирает село. А приехал новый председатель и настроение у людей поменялось. А может врут...
  • грусть-печаль
    02.06.2012, 13:00:40
    Ответить
    А места-то какие раздольные! И всё заброшено... Завезти сюда депутатов Госдумы на недельку, пусть истинной российской жизнью поживут.
  • тупой
    02.06.2012, 14:25:09
    Ответить
    страсти по Плесо
    грусть-печаль
    -------------Ты что с ума сошел.Тогда прямо в Сербского.Там одни бабки живут и то из-за страха передмиром.Они в жизни нигде не были и трясутся.Да вся Россия бесперспективная и умирающая.Все ценности,полезные ископаемые,газ,нефть,золото в руках президента,премьера,ручных олигархов ихдрузей и прихлебателей.А нам оставили паленую водку,чтоб быстрей передохли
  • Леонид
    03.06.2012, 22:47:42
    Ответить
    При этой власти будут умирать одна за другой деревни. Ни гайзер, ни Чечеткин не помогут. Надо было менять власть президента не на Путина , а на путевого руководителя.
    ошибку надо все равно исправлять.

Хочу получать главные новости дня в Коми!