00:51, 16.11.2009

В показаниях свидетелей по делу Алексея Королева всплыли телефонные противоречия

На минувшей неделе состоялись очередные слушания по уголовному делу директора сгоревшего дома ветеранов в селе Подъельск Алексея Королева, обвиняющегося в нарушении правил пожарной безопасности, повлекшем гибель людей. Суд заслушал показания диспетчера 72-й пожарной части села Корткерос Марии Осиповой, пытаясь выяснить, извещал ли Королев экстренные службы о том, что в здании начался пожар. Свод судебных новостей за неделю в свежей "Молодежке".

 

Осипова заявила суду, что в пожарную часть поступало только одно сообщение о возгорании в доме ветеранов села Подъельск.

- Примерно в 18.20 звонил сторож учреждения Панюков. Мне показалось, что это его голос, - рассказала Осипова. - Как того требует должностная инструкция, я сразу же подняла тревогу и сообщила о происшествии в больницу и милицию.

По словам Королева, после того, как начался пожар, Панюков сообщил ему, что телефон в здании не работает. Он был вынужден вернуться домой и вызывать экстренные службы. Звонок в Корткеросском РОВД принял дежурный Александр Забоев. Обвиняемый вспомнил также, что после этого с его мобильного телефона в пожарную часть и милицию звонил подъельский участковый.

Отметим, что показания Осиповой не согласуются с распечаткой телефонных соединений. Из них следует, что звонки поступали на телефон диспетчерской пожарной части начиная с 18.13.  Помимо этого показания Осиповой противоречат словам многих свидетелей, заявлявших, что в 18.20 с телефона дома ветеранов невозможно было позвонить куда-либо - к этому времени здание было охвачено пламенем.

Осипова не смогла объяснить эти противоречия. Ее допрос продолжится на этой неделе.

Со слов Осиповой, в тот вечер в диспетчерскую прибыл начальник главного управления МЧС службы пожаротушения полковник Симпелев и заставил писать ее рапорт о действиях в связи с подъельским пожаром. Взысканий затем не последовало.

Помимо этого был допрошен дежурный РОВД Корткероса Александр Забоев. Из его показаний следует, что в 18.13 он позвонил и передал информацию о пожаре в больницу села Сторожевск и в ближайшую пожарную часть. Милиционер не пояснил, от кого он узнал о происшествии.

- В дежурных журналах ОВД есть запись только об одном звонке - в 18.20, - попросил свидетеля объяснить противоречие показаний и записи милицейского учета представитель защиты подсудимого Алексея Королева.

- Значит, мои часы спешили, на самом деле было не 18.13, а 18.20, - поправился в зале суда Забоев.

Суд удовлетворил ходатайство гособвинителя Юрия Овчинникова о том, чтобы истребовать из РОВД Корткероса аудиозапись телефонных разговоров дежурной части, происходивших между 18 и 19 часами 31 января.

- Здесь может быть выявлен целый букет преступлений: служебный подлог, сопряженный с обвинением другого лица в совершении тяжкого преступления, сокрытие преступления, связанного с фальсификацией документов, дача заведомо ложных показаний в суде, - заявил МС представитель защиты.

 

773

Комментарии (4)

Добавить комментарий
  • Фемида
    16.11.2009, 14:59:34
    Ответить
    вещдок
    Само собой запись не сохранилась, а все противоречия истолкуют в пользу обвинения.
    Одна надежда, если суд продлится дольше, чем Торлопан продержится.
  • 111
    16.11.2009, 15:27:48
    Ответить
    Фемиде. Да хорошо бы было, если бы не стрелочник отвечал, а наши Господа в белом доме.
  • ()()()
    16.11.2009, 19:40:32
    Ответить
    Для 111
    Думай, что говоришь! У них отвечалки на другую волну настроены. Послушай, как они отвечают на вопросы.
  • да когда уж
    16.11.2009, 19:46:45
    Ответить
    Одна надежда, если суд продлится дольше, чем Торлопан продержится.
    Он уйдет-то наконец?! Ну совсем адекватно не может себя оценивать.

Хочу получать главные новости дня в Коми!