content/news/images/55349/ANT_3222(1)_mainPhoto.jpg
19:45, 26.10.2016 / ОБЩЕСТВО

Национальный музей Коми напомнил о Дне памяти жертв репрессий через историю одной семьи

Сегодня, в преддверии Дня памяти жертв политических репрессий, в отделе истории Национального музея Коми открылась выставка «Городецкие. Трагедия одной семьи». В экспозицию, созданную совместно с фондом «Покаяние», вошли архивные документы, картины, открытки, фото и предметы быта трех поколений семьи Городецких.

Национальный музей Коми напомнил о Дне памяти жертв репрессий через историю одной семьи
Фото Николая Антоновского

Национальный музей Коми не оставляет без внимания страшные страницы истории государства. С 1989 года создано более десятка выставок в память о репрессированных. Он были посвящены детям, женщинам, священнослужителям, лагерям. Примечательно, что темы ни разу не повторились.

ANT_3207.jpg

- 30 октября 1974 заключенные мордовских лагерей провели голодовку, как знак протеста репрессивной политике советского государства. Официально День памяти жертв политических репрессий учрежден в 1991 году. И уже более 20 лет Национальный музей напоминает обществу о том, что забывать нельзя, организуя к этому дню очередную выставку, - сообщила, открывая выставку, ее куратор Елена Морозова.

Председатель правления фонда «Покаяние» историк Михаил Рогачев вспомнил: первая подобная выставка (1989 года) произвела шоковое впечатление на посетителей. Многие тогда впервые узнали о трагедии государственного масштаба.

ANT_3187.jpg

- Сегодня мы открываем выставку, посвященную трем поколениям семьи Городецких. И пусть в общемировом масштабе Городецкие никак не отметились, но дали России достойных людей. Сам Василий Городецкий — усть-сысольский учитель, впоследствии чиновник, его внук — Всеволод Городецкий — подававший большие надежды в архитектуре - убиты Советами. Рассказ только об одной этой семье, а ведь их были тысячи, заставит посетителей задуматься о масштабах этой трагедии, познать большое через малое. Миллионы человек, отправленных в лагеря, — безлики, а когда из них выплывает одна семья с конкретными судьбами, эти миллионы обретают лицо. В этом и есть смысл этой выставки, - рассказал Михаил Рогачев.

ANT_3178.jpg

Часть коллекции семьи Городецких попала в руки музейных работников еще в начале 1990-х годов, когда ее обладательница Наталья Попова, дружившая с семьей с детских лет, передала вещи музею. После смерти Натальи Поповой коллекция разошлась по разным рукам, часть ее попала к Анне Малыхиной. В августе этого года Анна Григорьевна передала свою часть экспонатов Национальному музею — появилась возможность создать выставку.

ANT_3216.jpg

- Мне было жаль расставаться с коллекцией, особенно с картинами, но я решила передать их в музей. Увековечить память семьи, - сказала Анна Малыхина.

ANT_3177.jpg

4222

Комментарии (9)

Добавить комментарий
  • ...
    26.10.2016, 20:01:01
    Ответить
    Нечему нас история не учит, обратно катимся...
    Отправлено из мобильной версии
  • Почитайте, что у нас в тюрьмах творится
    26.10.2016, 20:49:28
    Ответить

    На рассмотрении Страсбургского суда находится жалоба девяти бывших заключенных из Костромской области, которые требуют признать существующую в российских тюрьмах неформальную иерархию бесчеловечной и унижаюшей человеческое достоинство. В практике ЕСПЧ это первое коллективное заявление осужденных, по тем или иным причинам оказавшихся среди «опущенных».

    В начале сентября Европейский суд по правам человека коммуницировал коллективную жалобу девяти бывших осужденных, отбывавших наказание в колониях Костромской области. Их имена засекречены; в опубликованных на сайте Страсбургского суда документах сказано лишь, что в колониях заявители относились к низшей касте неформальной тюремной иерархии — были «опущенными», «обиженными», «петухами».
    В жалобе описаны случаи осужденных, отбывавших наказание в исправительной колонии №1 «города К.» и колониях №2, №4 и №7 «К-ской области» (речь идет о Костромской области, однако в публикациях на сайте ЕСПЧ название региона скрыто).
    Причины перевода заявителей в категорию «опущенных» (the degraded) описаны кратко: двое заключенных прикоснулись к экскрементам, четверо — к вещам, которые ранее трогали другие «опущенные»; обстоятельства, при которых в низшую тюремную касту попали еще трое, обходятся молчанием. В жалобе истцы указывают, что ограничения, с которыми им пришлось столкнуться в повседневной жизни в колонии, определялись неформальным сводом правил тюремной жизни — «понятиями» (the rules или the conventions). Наказанием за нарушение «понятий» могло стать избиение, изнасилование или смерть.
    Заключенные из касты «обиженных» ежедневно по много часов выполняли грязную и унизительную работу — чистили туалеты и душевые, убирали спортплощадки. За отказ от работы их подвергали оскорблениям и насилию, другим наказанием было принуждение к оказанию «сексуальных услуг» (sex services).
    Обедать «обиженные» могли только за отдельным столом в столовой, им запрещалось есть в других местах или прикасаться к посуде и вещам других заключенных. В жалобе заявители указывают, что им не позволяли пользоваться общими холодильниками и появляться на кухне, где «нормальные мужики» разогревали свою пищу. В столовой им часто выдавали просроченную и испорченную еду, а посуду помечали дыркой. Спать таким заключенным полагалось отдельно — в тесном «петушином углу», а в случае нехватки коек — на полу.
    Шестеро осужденных в своих жалобах упоминают антисанитарное состояние помещений, в которых им довелось жить: бараки кишели крысами и насекомыми, а на каждого человека приходилось менее двух квадратных метров личного пространства, что прямо противоречит правилам содержания в исправительных учреждениях России. Один из заявителей отмечает, что стены его отряда летом покрывались плесенью, а зимой — льдом; на 150 заключенных там было всего три туалетных кабинки без дверей.
    «Все они "законтаченные": они не сексуальные меньшинства, они не занимаются однополым сексом: кто-то взял чай, кто-то взял конфеты у обиженных, кто-то попал в камеру к обиженным, кто-то просто провалился в деревянный туалет. В поселке Поназырево деревянные туалеты на улице, которые настолько прогнили, что иногда люди проваливаются, поскальзываются», — рассказал «Медиазоне» костромской юрист Александр Виноградов. Его имя указано во всех девяти жалобах, коммуницированных ЕСПЧ; сам Виноградов отмечает, что отправил в Страсбург около 15 подобных обращений. Все девять заявителей, которые провели в колониях от неполных девяти месяцев до 12,5 лет, уже вышли на свободу; их имена засекречены Европейским судом.
    «По прибытии в отряд их спрашивают сразу, будут они оказывать сексуальные услуги либо заниматься другими делами, которыми занимаются "обиженные". Все сказали, что они не занимаются сексуальными услугами, всех их поставили работать — кого-то туалет мыть, еще что-то убирать, кого-то ассенизатором», — добавляет адвокат.
    Отправлено из мобильной версии
  • Честнок
    26.10.2016, 21:19:03
    Ответить
    При комуняках всё было по честному.
    Следствие -> Суд -> Приговор.
    Это при демократах приговор выносят в сауне, а исполнение в подъезде при помощи куска ржавой арматуры.
  • +100500
    26.10.2016, 22:37:21
    Ответить
    Музей - лучшее учреждение культуры республики, а может и всего Севера России. Каждая выставка - событие и уровень замечательный.
  • К.А. СУППЕР
    27.10.2016, 7:02:29
    Ответить
    РЕПРЕССИИ - ЭТО МИФ.
  • Михаил
    27.10.2016, 8:01:22
    Ответить
    Если в третьем поколении всплывают "Яценюки",считаю репрессии были слабые.
  • Честнок
    27.10.2016, 8:06:25
    Ответить
    Репрессий были, есть и будут.
    Не всем репрессированным повезло обзавестись музеем.