content/news/images/90618/BOB_0251-kopiya_mainPhoto.jpg
11:42, 25.02.2019 / Дело Гайзера

По «делу Гайзера» огласили показания Александра Гольдмана

Бывший фигурант «дела Гайзера» Александр Гольдман не явился в Замоскворецкий суд, так как находится на лечении в Германии. Экс-замглавы Коми Алексей Чернов заявил, что на предварительном следствии Гольдман его оговорил, а сам утаил от следствия одно важное обстоятельство.

По «делу Гайзера» огласили показания Александра Гольдмана
Фото Виктора Бобыря из архива БНК

Александр Гольдман является владельцем крупной туристической фирмы, клиентом которой регулярно был Александр Зарубин. До 2016 года Гольдман проходил по «делу Гайзера» обвиняемым, ему инкриминировалось участие в организованном преступном сообществе, а также легализация доходов, добытых преступным путем. Уголовное преследование Гольдмана прекратили по примечанию к статье 210 УК (добровольный выход из преступного сообщества и активное способствование раскрытию или пресечению преступлений).

Гольдман на протяжении многих лет оказывал туристические услуги Александру Зарубину, а также его окружению. По вопросу о предоставлении зарубежной турпутевки к нему один раз обращался бывший глава Коми Вячеслав Гайзер.

Кроме того, Гольдман также являлся совладельцем строительной фирмы, которая в 2014-2015 годах занималась строительством многоквартирного дома в Берлине. В 2015 году экс-супруга Алексея Чернова Ирина Желонкина приобрела у Гольдмана объект незавершенного строительства — жилой дом на 10 квартир за 1 млн евро. Объект приобретался как бизнес. Жилой дом, для ввода в эксплуатацию необходимо было вложить еще 500 тыс. евро, должен был приносить ежегодно по 100 тыс. евро дохода.

В суд Гольдман для дачи показаний не явился в связи с лечением. Государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля, данных им на предварительном следствии. Сторона защиты выступила против оглашения.

Бывший замглавы Коми Алексей Чернов заявил, что в своих показаниях на предварительном следствии Гольдман сообщил ложные сведения.

- В случае оглашения показаний свидетеля я буду лишен возможности задать ему вопрос, с какой целью он меня оговорил, и предъявить ему и суду документы, в том числе его переписку с Ириной [Желонкиной - БНК], которые опровергают его слова, - привел свои доводы против оглашения показаний экс-чиновник.

Адвокат Дарья Евменина, защищающая бывшего главу Коми Вячеслава Гайзера, заявила, что, согласно УПК, болезнь не является основанием для оглашения показаний свидетеля.

- Эти показания можно огласить только в случае смерти. Таких данных у нас нет, - отметила защитник.

- Пока, - видимо, пошутил подсудимый Чернов.

- Сейчас опять угроза будет в адрес Непорожного, - вставил реплику защитник Карен Гиголян, защищающий Чернова, по всей видимости, имея в виду, что слово «пока» может быть расценено как угроза прокурору.

Напомним, на одном из прошлых судебных заседаний гособвинитель Борис Непорожный заявил, что слушал, как Гайзер произнес фразу: «Если доживет». Фразу прокурор принял на свой счет и сделал заявление, что подсудимый ему угрожает.

Напомним, после 19 сентября 2015 года лишились жизни два фигуранта «дела Гайзера»: гендиректор ООО «Метлизинг» Антон Фаерштейн и гендиректор ООО «КУПРО» Алексей Соколов. Согласно материалам уголовного дела, компании «Метлизинг» принадлежат 100% акций ОАО «Птицефабрика «Зеленецкая», а «КУПРО» являлась управляющей компанией для нескольких бизнесов экс-зампреда Константина Ромаданова, который признан казначеем организованного преступного сообщества, возглавляемого Александром Зарубиным.

В итоге показания Гольдмана огласили в суде.

Из допросов Гольдмана следует, что он знаком с Зарубиным с 1994 года, а с Черновым - с 1997-го. Чернов ему был представлен как бизнесмен. Согласно показаниям, в конце 2014 года у него сложилось впечатление, что входящие в организованное преступное сообщество Зарубин, Чернов и Гайзер участвуют в хищении государственной собственности, принадлежащей республике Коми. По словам Гольдмана, ему это стало известно из общения с личным помощником Зарубина Львом Либинзоном, который занимался устройством быта Зарубина и членов его семьи. Какие именно преступные действия и что именно похищалось, по словам Гольдмана, он не знал.

С 1994 года Гольдман поддерживал с Зарубиным приятельские отношения, часто бывал у него на днях рождения. Последние 11 лет — с 2004 года, по словам Гольдмана, Зарубин дни рождения не отмечал или на них Гольдмана не приглашал.

В показаниях Гольдмана указывается, что 17 августа 2015 года он в присутствии Либинзона заявил Зарубину о своем выходе из преступного сообщества. Тем не менее, после указанной даты Гольдман продолжал оказывать Зарубину туристические услуги, выполняя, по его словам, ранее взятые на себя обязательства. В допросе указывается, что Зарубин предлагал Гольдману внести за покупку упомянутого 10-квартирного дома 1 млн руб. вместо Желонкиной. Гольдман ему на это ответил, что согласно германскому законодательству плату за недвижимость может внести только сам покупатель.

По ходатайству стороны защиты были оглашены протоколы допросов Гольдмана, датированных осенью 2015 года, в которых он указывает, что ничего противоправного не совершал, о существовании ОПС, возглавляемого Зарубиным, Черновым и Гайзером, узнал только из материалов уголовного дела. Зарубину оказывал туристические услуги и никогда не интересовался происхождением его доходов. Из интернета Гольдман знал, что Зарубин является состоятельным человеком, входил в список самых богатых людей России по версии журнала «Форбс».

Подсудимый Либинзон категорически заявил, что никаких бесед с Гольдманом о том, на чем Зарубин зарабатывает деньги, он не вел. Об ОПС они тоже никогда не говорили. И разговора 17 августа 2015 года с Зарубиным в присутствии Либинзона о выходе Гольдмана из ОПС тоже не было.

Чернов заявил, что свидетель утаил от следствия одно важное обстоятельство, не сказав, что брал кредит у Зарубина со счетов его офшорных компаний в размере 1 млн евро, на который и строился указанный многоквартирный дом в Берлине.

- Таким образом, финансовые взаимоотношения Гольдмана с Зарубиным имели место быть, - сказал подсудимый. При этом подчеркнул, что с офшорных компаний Зарубина он (Чернов) никогда не получал. У него было только два займа с личных счетов Зарубина.

Как пояснил Чернов, следствие согласилось, что приобретение недвижимости в Берлине производилось на легальные денежные средства его экс-супруги и не имеет отношения к «делу Гайзера».

Отметим, ранее Чернов в суде сообщал, что в 2013 году Чернов занимал у Зарубина 50 млн руб., которые необходимо было срочно направить на шахту «Интауголь», чтобы избежать социального взрыва. Взятые в долг деньги Чернов, по его словам, Зарубину вернул.

При обсуждении показаний Гольдмана подсудимый Чернов сделал заявление о психологическом давлении на него на предварительном следствии. По словам Чернова, в кабинете следователя на стене висела крупная схема, на которой были приведены все фигуранты «дела Гайзера». Среди прочих на схеме значились Ирина Желонкина и Михаил Менакер (брат Алексея Чернова — БНК), которых следствие проверяло на причастность к отмыванию доходов предполагаемого ОПС.

Чернов ранее в суде указывал, что следствие применяло к нему недозволенные приемы, шантажируя уголовным преследованием родных и близких. Он рассказал, при каких условиях он был готов признать вину по всем пунктам обвинения.

- Был момент, когда со мной велась воспитательная работа и у меня была позиция признать все полностью и уйти на 51 статью Конституции (дающую право не свидетельствовать против себя — БНК) при гарантии одного условия, что мне убирают статью «взятка» по гостинице «Авалон», оставляют ее как мошенничество. Я понимал, что взятка — это прямой путь к моей бывшей супруге [в качестве лица, участвующего в отмывании доходов, добытых преступным путем]. Я следователю сказал тогда: «Ребят, я ваш с потрохами». Они говорят: «Вы сейчас возьмете 51 статью, а потом в суде откажитесь». Я им говорю: «Как я откажусь, у вас в заложниках бывшая жена. Я сознательно возьму 51 статью, а там будет, как будет». Тогда адвокат Карен Гиголян сказал, что откажется меня защищать. И в итоге он убедил меня, что надо тянуть время. От вас могут отстать, просто потому, что другие дают показания. Далее произошла вся эта история с Антоном Фаерштейном (9 августа 2016 года покончил с собой в СИЗО «Матросская тишина» — БНК), и в сентябре 2016 года следователи мне сказали, что они все проверили, у них нет вопросов ни к моей бывшей жене, ни к моему брату. Следствие установило, что они не являются членами преступного сообщества. После этого я дал развернутые показания, - высказался Алексей Чернов.

Алексей Чернов: «Достанем три стакана, наперсток и будем называть это судебным следствием?»

9710

Комментарии (18)

Добавить комментарий
  • Авдотий Никитишна
    25 февр. 2019 г., 12:06:32
    Ответить
    Когда приговор то огласят?
    А то работы- непочатый край, другие уже на подходе.
  • Пенс
    25 февр. 2019 г., 12:32:35
    Ответить
    А,что за это Зарубина никак не возможно задержать? Просто растворился в мировом пространстве...
    • С Темзы
      25 февр. 2019 г., 16:49:31
      Ответить
      выдачи нет...
  • Александр Щиголев
    25 февр. 2019 г., 12:58:27
    Ответить
    "Чернов ранее в суде указывал, что следствие применяло к нему недозволенные приемы, шантажируя уголовным преследованием родных и близких. Он рассказал, при каких условиях он был готов признать вину по всем пунктам обвинения."
    .
    Лет через пятьдесят новоявленные правозащитнички будут выставлять эти слова, как доказательство невинных и честных руководителей региона, который мужественно противостояли экспансии Кремля ...
    • Александру Щиголеву:
      25 февр. 2019 г., 14:55:33
      Ответить
      А Вы напишете роман под названием "Остров Коми". Ага?
    • Лет через пятьдесят
      25 февр. 2019 г., 20:05:41
      Ответить
      Ты своими байками про будушее кровавое коммуняцкое прошлое даже не пытайся отбелить.
      • Александр Щиголев
        25 февр. 2019 г., 23:58:25
        Ответить
        Много за себя думаете.
        .
        Наше прошлое в белизне не нуждается. А вашего и не было ...
  • Не
    25 февр. 2019 г., 13:26:15
    Ответить
    Не через 50лет, а раньше, как только режим в стране смениться, эти сразу узниками совести станут, их реабилитируют , всё вернут и ещё компенсацию выплатят и кино про них снимут, художественное.
    • Лёлик
      25 февр. 2019 г., 14:11:33
      Ответить
      Художественное...
      "Бриллиантовая рука
      диктатуры капитализма".
  • Е
    25 февр. 2019 г., 13:26:44
    Ответить
    Менакер ещё.
  • васятка
    25 февр. 2019 г., 14:08:27
    Ответить
    надоело и неинтересно а вот бузова-басков и ухтинский чумадан !!!
  • количество бреда зашкаливает
    25 февр. 2019 г., 14:17:03
    Ответить
    в рассказы филантропа Чернова о том, как он занимал деньги у Зарубина, чтобы отправить их на шахту в Инту ну никак не верится. А история следствия про то, как некий Гольдман, которому по сути не повезло только тем, что он вообще с Зарубиным знаком был, являлся членом ОПГ, ответственным за выписывание путевок на курорты, а потом подавал в отдел кадров заявление о выходе из ОПГ ничего, кроме истерической ржаки не вызывает
  • верхнему
    25 февр. 2019 г., 15:05:23
    Ответить
    сострил как то не впопад
    • это не острота,
      25 февр. 2019 г., 16:16:03
      Ответить
      а горькая правда
      Слово "невпопад" пишется вместе.
      • мимокрокодил
        25 февр. 2019 г., 22:01:07
        Ответить
        а то, либо, небось через дефис

        третий класс, вторая четверть, русский - государственный, да
  • о как
    26 февр. 2019 г., 4:32:09
    Ответить
    Бизнесмен Менакер Михаил Леонидович (781307650561) — учредитель 25 компаний.
    • Его сыночек
      26 февр. 2019 г., 9:21:57
      Ответить
      Ковзель совместно с г-жой Козловой создали фонд "Сила добра" ( в народе - сила бобра), бизнес на больных детях. Отчеты этого "фонда" в помощь.
  • А
    13 марта 2019 г., 14:00:22
    Ответить
    про Шабаршину
    Комментировать нельзя?