content/news/images/74417/IMG_7385_mainPhoto.jpg
11:00, 11.02.2018 / ПРАВО

«Сыщики земли Зырянской»: «Анапский пленник»

Агентство БНК совместно с автором не имеющего аналогов в России издания «Сыщики земли Зырянской» Анатолием Соловьевым к 100-летию уголовного розыска представляет живые истории ветеранов и действующих сотрудников МВД по Коми о самых резонансных преступлениях в Коми. Каждое воскресенье БНК публикует по одной истории «Сыщиков», как изданных, так и готовящихся к выходу в свет. Сегодня мы представляем историю о событиях лета 1980 года: криминальном трупе на улице Советской в Сыктывкаре, подозреваемом в мешке из-под капусты и муже Галины Брежневой.

«Сыщики земли Зырянской»: «Анапский пленник»
Фото Марии Шумейко

В жаркий июльский день 1980 года в квартире одного из домов на улице Советской в столице Коми был обнаружен труп местного жителя Олега Немова (фамилия изменена). В результате проведённых оперативно-розыскных мероприятий появился подозреваемый – некто Ризван Акопян, выехавший из Сыктывкара в Анапу. В срочном порядке на курорт были направлены сотрудники столичного уголовного розыска Анатолий Соловьев и Вячеслав Пилипенко.

Смерть в своем доме

1.png

Участник операции в Анапе Вячеслав Пилипенко.

История эта началась с утреннего звонка: взволнованная женщина по телефону сообщила, что в соседней квартире обнаружила тело хозяина: дверь не была закрыта. На «труп» срочно выехала оперативно-следственная группа, где старшим был я, старший инспектор уголовного розыска старший лейтенант Соловьёв, и сотрудник группы «А» столичного сыска лейтенант Пилипенко. Картина перед нами предстала весьма живописная, какая бывает после хорошей пьянки с выяснением отношений: в квартире вся мебель перевернута, по полу разбросаны пустые бутылки, остатки еды, запах невыносимый, а в центре комнаты лежит тело убитого хозяина в белой майке, на которой виден чёткий след от обуви.

Судмедэксперт после осмотра доложил, что перед смертью убитый подвергался серьёзным побоям, но причину смерти может назвать только после вскрытия. После проведённых розыскных действий был найден таксист, который накануне подвозил к дому молодого человека «кавказской внешности». Был он в джинсах, пиджаке и модных кроссовках. Надо отметить, что в те времена хорошие джинсы и кроссовки были доступны далеко не всем, поэтому уже это давало шанс отследить путь гостя.

Несколько дней все оперативные источники угрозыска по этим приметам искали предполагаемого убийцу, в результате Пилипенко на очередной оперативке сообщил, что его агент на конспиративной квартире рассказал, что парня, подходящего под приметы, видели выходящим из гостиницы «Усть-Сысольск» (ныне «Сыктывкар»).

Проведённая экспертиза показала, что Олег Немов умер от нанесённых ему повреждений. После избиения он был ещё некоторое время жив, но сломанное ребро пробило лёгкое и начавшееся кровотечение привело к гибели. Следователь ГОВД Павел Пунегов возбудил уголовное дело по статье «Умышленное нанесение телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшего».

Получив информацию о нахождении предполагаемого преступника, Вячеслав Пилипенко направился в гостиницу, где в администрации ему рассказали, что молодой человек с такими приметами действительно жил здесь целую неделю, но уже выехал. Более того: оперативнику вручили студенческий билет на имя Ризвана Акопяна – парень забыл документ в тумбочке номера. Увеличив фото с найденного удостоверения, Пилипенко проводит опознание: соседи и таксист заявляют, что видели этого человека в день убийства.

Вскоре стало известно, что студент Ленинградского института культуры Ризван Акопян находится на каникулах у родителей в Анапе. Прокурор города Сыктывкара Николай Рыжов выдаёт санкцию на арест Акопяна. Оперативную группу, начинавшую дело, направляют в Анапу с приказом: доставить подозреваемого в Сыктывкар для проведения следственных действий.

Из-под венца – в камеру

2.jpg

Участник операции в Анапе Анатолий Соловьёв.

Анапа встретила нас сорокаградусной жарой, а в Сыктывкаре было довольно прохладно, так что мы прилетели в пиджаках и в куртках. Куртки мы сняли, а вот пиджаки снять было нельзя - у каждого из нас под ним была перевязь с пистолетом. Кстати, по этому признаку нас в секунду расшифровал оперативный дежурный в горотделе милиции. Глянув на нас, он довольно приветливо произнёс: «Что занесло вас, товарищи опера, в наш город?» Увидев наши недоумённые взгляды, он засмеялся: «Ну кто же в Анапе, кроме командированных оперов, ещё в такую жару будет ходить по улицам в пиджаках? Пистолет-то некуда спрятать!»

Начальник милиции встретил нас приветливо, но узнав о цели приезда, помрачнел. Оглядев нас, он произнёс: «Ситуация весьма щекотливая, и очень даже серьёзная. У этого Акопяна отец – директор драмтеатра, а дядя – друг министра культуры СССР Петра Дёмичева. Он недавно гостил у Акопянов в доме вместе с личным другом – заместителем министра внутренних дел Юрием Чурбановым. Вам это что-нибудь говорит?»

Мы на Севере, конечно, слыхали, что Чурбанов – муж Галины Брежневой, дочери Генерального секретаря ЦК компартии страны, слыхали и сплетни о том, что Галина раньше имела любовника-цыгана, у которого были связи с югом. Но сплетни – это не указание к действию, к тому же, у нас на руках – приказ. А приказы – не обсуждаются.

Я так и сказал полковнику. Он ещё раз нас задумчиво осмотрел, и после довольно продолжительной паузы произнёс: «Товарищи сыщики, я вам не завидую. В этом деле мы вам не помощники. Вы уедете, если вообще уедете, а нам здесь жить. Вы представляете, что здесь начнётся? Мне даже страшно об этом подумать!».

Что оставалось делать? Я встал и доложил: «Даже если вы нам не поможете, мы будем выполнять приказ. Если потребуется, ценой своей жизни». Что тут сказать ещё? Мы были молоды и верили в социалистическую законность.

Уже на улице стали обсуждать план задержания. Кстати сказать, полковник хоть и не дал людей в помощь, но машину выделил и уже через час мы стояли перед огромным особняком, окружённым массивным чугунным забором. Охраны тогда не было, как и видеокамер – они появились значительно позже. Это нас и спасло.

У ворот стояло с десяток легковых машин, но водителей не было: как потом оказалось, у Ризвана была в тот день свадьба, и все гости находились во дворе. Я пошутил: «Ну что, будем этот замок штурмовать?» Но мой помощник шутки не принял, он был настроен серьёзно: «Только мы туда войдём, на тут же размажут по стенке! Нужно его как-то выманить за забор».

Надо сказать, что особняк стоял на берегу моря, и рядом проходила тенистая аллея, по которой иногда проходили люди. Картина, надо сказать, невесёлая: вторая половина дня, прохожих мало, сумасшедшая жара. Но тут на наше счастье появилась миловидная девушка, которая не спеша прогуливалась по аллее – она шла от моря и явно была в хорошем настроении. Мы представились и попросили её вызвать Ризвана – якобы, она что-то хочет передать ему от ленинградских друзей.

Девушка постучала в калитку, и вскоре к ней вышел то ли сторож, то ли садовник – седовласый мужчина, который внимательно выслушал девушку и затем скрылся во дворе за густыми кустами. Ещё минут через пять к ней вышел красивый молодой человек, в котором мы узнали Ризвана. Мы вихрем выскочили из-за угла, где в это время прятались, Пилипенко упер парню в бок пистолет, а я, показав ему удостоверение, надел наручники. Парень хотел закричать, но я засунул ему в рот носовой платок, и мы быстро потащили его к машине. Кстати сказать, в то время сопротивляться милиции было не принято – это каралось беспощадно, Ризван это, видимо, хорошо знал, поэтому никаких действий не предпринимал. А может, надеялся на родственников…

Через полчаса он был уже в камере, а к нам подошёл дежурный и сказал: «Ну, мужики, сейчас здесь такое начнётся! Весь криминал Анапы в милиции окажется – помяните моё слово!»

В мешках из-под капусты

Взволнованный полковник, вызвав нас к себе, рассказал, что к нему уже обратился отец Ризвана. По его словам, у него похитили сына, причём из-за свадебного стола. Жених вышел на пять минут и исчез. Сначала это восприняли ка шутку, а когда поняли, что парня украли, начались поиски. Гости в шоке и готовы на всё. Завершил свою речь он так: «Опера, за вашу жизнь я теперь не дам ни копейки. Нам тоже достанется. Теперь выполняйте то, что вам скажут».

Нас заперли в Ленинской комнате - зале, где проводились различные мероприятия, мы отчётливо слышали беготню по коридорам, крики на армянском языке. Держа оружие наготове, мы приготовились к самому худшему, но вскоре всё стихло. Пришёл начальник местного уголовного розыска, с которым мы обсудили план конвоирования арестованного. Ночь провели всё в той же Ленинской комнате, не сомкнув глаз, но всё обошлось.

План был такой. Пилипенко едет в аэропорт в автозаке, а я в фургоне, на котором перевозят капусту в мешках. Пригнали фургон, мы с Акопяном влезли в мешки возле кабины, а перед нами стояла гора мешков, причём из последних, перед задней дверью, кочаны даже высыпались. Когда мы тронулись, я сказал Ризвану: «Дёрнешься – пристрелю как собаку. Мне терять уже нечего…»

По дороге машину остановили, через мешковину я видел, как двое мужчин заглядывали в кузов фургона, потом один из них с акцентом произнёс: «Здесь никого нет, одни мешки с капустой».

В аэропорту нашу машину загнали куда-то на стоянку, я завёл арестанта в здание, оставил его с Пилипенко, а сам пошёл «на разведку». В здании аэропорта милиция и молодые армяне рыскали по залам. Видно было, что они кого-то ищут, на ходу переговариваются, жестикулируют.

В это время закончилась посадка в наш самолёт, закрылся люк, однако трап ещё стоял. Мы сели в фургон, и он через какой-то служебный проезд вылетел на поле. Мы выскочили и побежали к трапу: в это время люк открылся, мы буквально влетели в самолёт, не чувствуя под собой ног. Уже в иллюминатор наблюдали, как на поле вылетает несколько легковушек и несётся к самолёту, но тот уже выруливает на взлётную полосу. Успокоились мы только тогда, когда лайнер набрал высоту.

Политика превыше всего

Арестованный был доставлен в СИЗО, а на следующее утро мы с удивлением увидели возле здания ГОВД большую группу кавказцев: они прилетели вслед за арестованным Акопяном. Наша миссия кончилась, и начались обычные будни, делом об убийстве занимались уже следователи.

К нам с Пилипенко несколько раз приходили посланцы, которые утверждали, что Акопян чуть ли не святой и не имеет криминального прошлого, убеждали повлиять на следователя. Наши ответы о том, что это невозможно и что следствие разберётся, на них не действовали: уговоры продолжались. Впрочем, это длилось не очень долго: прокуратура посчитала, что добытых доказательств для направления дела в суд недостаточно, и наш арестованный был освобождён.

На оперативном совещании по подведению итогов расследования начальник управления уголовного розыска МВД Коми АССР Эдуард Забоев сказал: «В дело вмешалась политика, а она нам, операм, ничего, кроме проблем, не приносит».

Потом мы узнали, что в дело вмешался сам всемогущий Чурбанов, была, якобы, даже телеграмма на имя министра внутренних дел Коми АССР Владимира Юсакова с требованием освободить Акопяна. Прокурору города Николаю Рыжову и следователю Павлу Пунегову были объявлены строгие выговоры. Мы же с Вячеславом Пилипенко продолжили службу: про нас забыли и гости из Анапы, и наше начальство.

Предыдущие истории:

«Сыщики земли Зырянской»: «Операция «Глория»

5899

Комментарии (26)

Добавить комментарий
  • Лопата
    11.02.2018, 11:09:31
    Ответить
    ржунимагу)))))
    Толя, перестань..))))
  • у меня есть такая книга
    11.02.2018, 11:10:48
    Ответить
    ))) Сейчас, таких как они - нет...
  • Балбес
    11.02.2018, 11:39:34
    Ответить
    А в соседнем ауле,жених украл члена партии.
  • я
    11.02.2018, 12:40:50
    Ответить
    Ганс Христиан
  • ***
    11.02.2018, 12:42:02
    Ответить
    Холостая операция
  • Владимир
    11.02.2018, 12:45:26
    Ответить
    123
    сотрудник группы «А» столичного сыска лейтенант Пилипенко и секретная группа Б участковых с ул. коммунистической...

    • Гарри поттер
      11.02.2018, 16:29:14
      Ответить
      +100500
      Ржач
  • Алексей
    11.02.2018, 12:53:36
    Ответить
    Так что с погодой?
    Рассказ конечно интересный, но с погодой в столице Коми в тот день было что то не так:
    В жаркий июльский день 1980 года в квартире одного из домов на улице Советской в столице Коми был обнаружен труп местного жителя...
    Далее:
    Анапа встретила нас сорокаградусной жарой, а в Сыктывкаре было довольно прохладно, так что мы прилетели в пиджаках и в куртках.
    • Сидоренко
      11.02.2018, 13:08:57
      Ответить
      Дык сейчас то (отм.) того опять привезти нельзя? Суд имеет право отменить срок давности.
      • Данио
        11.02.2018, 13:30:37
        Ответить
        Срок давности может не применяться только по расстрельном статьям ( сейчас где пожизненное). А у этого 108-2 ук рсфср (теперь 111-4). Срок давно истёк.
        • ь
          11.02.2018, 14:01:15
          Ответить
          Павел Пунегов рвался на должность председателя ВС РК. Ему виднее срок давности по его делишкам.
    • w
      11.02.2018, 13:25:21
      Ответить
      15 градусов было в Сыке. В Анапе 25 градусов. Анапская милиция самая злая на побережье. Разорвут любого. Армяне сильны в Сочи и Ростове, но никак не в Анапе. Пушку можно и в брюки засунуть- швейная машинка на что.
    • 6776
      11.02.2018, 19:08:22
      Ответить
      Погода
      Дни то разные
  • опер
    11.02.2018, 13:17:46
    Ответить
    сыщику земли зырянской
    Министра с фамилией Юсупов никогда не было. Был Владимир Юсаков.
  • 13
    11.02.2018, 14:40:25
    Ответить
    Ох уж эти соловьиные трели... Только в сыке наверное убивцы свои документы оставляют, хорошо еще, что не на трупе. Кавказцы они все на одно лицо,типаж, по фотке опознать невозможно
  • хииихиии, опера-гасконцы???
    11.02.2018, 15:52:16
    Ответить
    Перевязь (фр. écharpe, нем. Schärpe) — носимая поверх верхней одежды широкая лента из различных видов ткани или кожи.
  • а это
    11.02.2018, 16:01:47
    Ответить
    была
    операция "Ария"
  • Владимир
    11.02.2018, 17:25:42
    Ответить
    123
    а сам Соловьев был секретным сотрудником ЦРУ. НО никто,никто об этом не знал, акромя секретного отдела участковых находящийся на ул. коммунистической. Даже сами участковые не подозревали что они явл-ся участковыми группы Б с улицы коммунистической.
    • Час
      11.02.2018, 17:44:55
      Ответить
      Соловей жесть.
      • самый паршивый
        11.02.2018, 18:09:07
        Ответить
        материал
        (отм.
  • Алексей
    11.02.2018, 18:11:55
    Ответить
    много неточностей в статье
    Самая большая неточность фамилия Министра не Юсупов а Юсаков
  • Александр Щиголев
    11.02.2018, 18:53:11
    Ответить
    Конечно, эта служба будет публиковать только положительные для себя моменты своей истории, обходя мимо те моменты, когда они фабриковали дела на явно невиновных, чтобы покрыть истинных убийц и ради повышения показателей. Об этих страницах должны писать люди по другую сторону "баррикады"..
    .
    В 1994 году в местечке Чит был обнаружен чемодан с расчленённым трупом женщины.
    Не смотря на то, что в то время пропало неколько человек, труп приписали Зубаревой Татьяне, жене известного тогда в регионе и России радиожурналиста Зубарева Евгения Михайловича.
    Особо не раздумывая, Зубарева определили в СИЗО, тут же опубликовали в прессе, с помощью газеты "Красное Знамя", статью, что получены неопровержимые доказательства, что Зубарев убил и расчленил у себя дома свою жену.

    Я тогда выступал в качестве защитника Зубарева. Следствие длилось четыре года. Суд ЧЕТЫРЕ раза возвращал дело на расследование. Последний раз возвращая, судья Морозов уже не сдержался и написал, что подобные просчёты, какие допущены следствием, недопустимы даже для начинающих следователей, а не то, что следователям по особо важным делам.

    За это время я провёл своё расследование, и установил, что этот труп вообще не принадлежал Татьяне Зубаревой. Установить это удалось мне по её стоматологической карточке. Следствие "потеряло" стоматологическую карточку Зубаревой, и потому нельзя было проверить зубную формулу трупа с записями стоматолога. Но сам Зубарев вспомнил, что его жена одно время обслуживалась в ведомственной поликлиннике Жёлтого дома. Я пришёл туда, сунул врачу корочку помошника депутата, но сказал, что я из милиции. Хитрость удалась, доктор не стал читать удостоверение, и выдал мне их архива карточку Зубаревой. (За это на меня потом пытались возбудить уголовное дело). По карточке выходило, что найден был не труп Зубаревой, так как даже у здоровых людей вырванные коренные зубы не растут, а уж у трупов тем более. Но следак даже на этих доказательствах не хотел менять версию. Пришлось идти на приём к тогдашнему прокурору РК Ковалевскому.

    Была произведена эксгумация, меня на экспертизу не пустили. Следаки, конечно, подсуетились, и эксперт выдал версию, что это, всё же, труп Зубаревой, а несовпадение зубов связано с тем, что после удаления иные зубы, со временем, передвинулись и встали на место удалённых. И так было по всем зубам, которые не совпали у трупа с записями стоматолога.
    Самое забавно, что ни менты, ни следаки меня не пугали н разу. А вот эксперт меня запугивал активно, вплоть до слов о том. что если я не успокоюсь, то сам скоро буду лежать у него на столе. У меня даже запись диктофонная сохранилась.

    Дальше - ещё забавнее. Мне удалось выяснить, чей это был труп. В то же время в местечке Лемью пропала женщина, которая ушла убираться в домиках для гостей и не вернулась. Выяснилось, что тогда там гуляла золотая молодёжь, потомки высокопоставленных руководителей правоохранительных органов. Уборщица им что-то не то сказала и они её наказали.
    И по трассе всё получалось удобно - ехали из Лемью через Чит и выкинули чемодан с расчленённым трупом.
    Разумеется и этот довод следаки оставили без внимания, хотя одежда, найденная с трупом, полностью совпадала с описанием одежды, в которой ушла уборщица работать.

    Дело ушло в суд. Не помню фамилию адвокадши, выступавшую на стороне потерпевших (родственники Татьяны Зубаревой были признаны потерпевшими, так как сын Зубаревых, Михаил, отказался от этого статуса, так как не считал отца виновным).
    Так эта адвокадша стала требовать удалить меня из зала, чём ей было отказано.
    За время следствия и суда было опубликовано четырнадцать статей в различных газетах, доказывающих, что найдено множество доказательств вины Зубарева, и ни одной статью в пользу его невиновности. Общественность была приготовлена к строгому и беспощадному приговору.
    Но в суде самым веским аргументом, какой смогла привести сторона обвинение, было следующее:
    "При обыске в квартире, на нижнем белье Зубаревой, её панталонах и халате обнаружены следы крови величиной от 0.2 до 1.8 мм. От Зубарева сына и Зубарева отца эта кровь произойти не могла." И трудно было с этим доводом не согласиться!
    Как я сказал на суде, всё что сумело доказать следствие за четыре года, это то, что ни сам Зубарев, ни сын Зубаревой не носили её панталоны и халат....

    Зубарев был оправдан. Следствие не возобновлялось. Убийц уборщицы никто более не искал. Те ребятишки, что тогда гуляли в Лемью занимают нынче весьма высокие должности в органах....
    • 12345
      11.02.2018, 19:31:53
      Ответить
      гуляла золотая молодёжь
      Они на пьянку взяли чемодан?
      • Лемью
        11.02.2018, 20:20:46
        Ответить
        Если припрёт, то в такой ситуации можно и съездить за футляром.
    • 44
      08.08.2018, 14:32:20
      Ответить
      так еще раз эксгумацию -ДНК - и вперед!

      делов то?
  • Владимир
    11.02.2018, 19:11:21
    Ответить
    123
    ЖУТЬ.
    сколько таких зубаревых по ссср было.

    этот писака (отм.)

Хочу получать главные новости дня в Коми!