16:32, 04.12.2008

Тыну Сейленталь рассказал БНКоми о финно-угорском сотрудничестве и ижемском самоопределении

БНКоми представляет интервью с Председателем Совета «Государственной программы Эстонии по поддержке языков и культур уральских (финно-угорских и самодийских) народов» г-ном Тыну Сейленталем, доцентом Тартуского университета в области уральских языков и венгерологии, доктором наук в области финно-угорского языкознания. Программа ориентирована главным образом на поддержку родственных финно-угорских народов, проживающих в России.

  

- Для чего нужна такая программа в Эстонии по государственной поддержке финно-угорских народов?

- Тому есть несколько причин. Это нормально, естественно, что несколько родственных народов между собой ведут сотрудничество, особенно тогда, когда для этого есть и финансовая поддержка. И эта программа в частности предлагает финансирование из госбюджета Эстонии (отдельной строкой - БНКоми) на такое сотрудничество.

Но почему мы считаем важным так вот помогать из госбюджета. Причиной тому тот факт, что нам не безразлична жизнь и судьба тех родственных финно-угорских народов, а точнее, сохранение и развитие их языка и культуры, которые проживают, в основном, в России. Мы стараемся, насколько это возможно и нужно, содействовать в устойчивом сохранении и развитии этих народов.

Особо отмечу, что решение о финансировании того или иного проекта или направления принимается не чиновниками министерств, а полностью независимой комиссией, Советом программы, куда входят представители различных организаций и учреждений. И хотя за реализацию программы отвечает на государственном уровне Министерство образования и науки Эстонии, и решения совета идут на рассмотрение и утверждение министра, тем не менее пока за все 8 лет существования программы не было ни одного случая, когда бы министр отклонил или другим способом принизил значимость решения Совета программы.

Кроме этого, совет программы ежегодно отчитывается пред этим профильным министерством об исполнении программы.

- Насколько результативна программа?

- Мне, как председателю совета, пока еще сложно ответить на этот вопрос. В целом, могу сказать, что, во всяком случае, изнутри программы видится, что результаты хороши.

Если говорить о поддержке проектной деятельности, то большинство проектов, профинансированных программой, так или иначе реализованы. Не всегда и не во всем в той мере, в какой было изначально в проектах запланировано, но тем не менее.

Как известно, основная и значительная часть программы все-таки пока выделяется на финансирование обучения в высших учебных заведениях Эстонии студентов из российских финно-угорских регионов. Таких студентов у нас в разное время было до 100 человек. В последние несколько лет мы стараемся принимать больше в докторантуру. В целом, уровень их успеваемости идет наравне с местными, эстонскими студентами. Конечно, есть и те, кто по разным причинам не доводит процесс обучения до конца, кто прерывает учебу и возвращается к себе обратно на родину. Но есть и немало тех, кто успешно заканчивает учебу в Эстонии. Данные по успешным (студентам - БНКоми) вот здесь в буклете программы, выпущенном к пятому всемирному финно-угорскому конгрессу.

В следующем  году заканчивается вторая пятилетка программы. Для создания программы на следующий срок, с 2010 года, мы уже в ближайшее время проведем аудит предыдущих этапов программы, попросим оценить их суть и результативность кому-то со стороны.

- Вы отметили, что хотите провести оценку эффективности программы. Какими показателями для этого надо бы на ваш взгляд воспользоваться? Скажем, количество закончивших вузы, другие индикаторы?

- Насчет проектов там важно вот что. Насколько широкую известность и влияние оказал тот или иной проект, насколько он и его результаты оказались нужными и востребованными со стороны общества. Особенно, если этот проект направлен на финно-угорское сообщество в России.

К сожалению, у нас нет пока четкой и ясной картины того, насколько переводные произведения на коми, марийский, удмуртский языки, например, которые выпускаются в рамках нашей программы, распространены, доступны и пользуются популярностью у читателей на местах.

Чтобы такая обратная связь была, мы в одном важном проекте по созданию первой   географической настенной карты Республики Марий Эл с названиями рек и населенных пунктов на марийском языке, стараемся сотрудничать с марийскими властями, чтобы они помогли распространению такой карты в школах и библиотеках республики.

- Хорошо. Но это показатели успешности проектов. А как быть с оценкой качества подготовки студентов по этой программе? Какие показатели здесь важны? Ведь не только формальная успеваемость и называемая дипломом бумажка важны, а также и то, как человек на практике умеет применять полученные знания.

- Да, да, конечно. Это все очень важно. И этому уже есть хорошие примеры. Например, недавно вышла монография мокшанского ученого Натальи Девяткиной «Мифология мордвы» на мокшанском языке, первая научная работа вообще на мокшанском языке. Редакторами этой работы были как раз обучающиеся здесь в Эстонии девушки-мокша, и им пришлось нелегко при создании новых чистых терминов на мокшанском языке.

Еще пример - молодой человек Николай Кузнецов, коми, доучился у нас с бакалавриата до докторантуры, в Эстонии он обучается уже четырнадцатый год. Он у нас работает на полставки лектором, ведет официальные курсы по коми языку. Еще на полставки он занимается научной работой в литературном музее Эстонии, выпустил недавно Сборник коми фольклора, которые собрал в Тарту у пленных коми молодых ребят во время Великой отечественной войны известный в научных кругах эстонский академик Пауль Аристе.

На данный момент в Тартуском университете есть возможность официально изучать четыре финно-угорских языка: эрзянский, коми, удмуртский, марийский. Их преподают наши молодые докторанты из российских финно-угорских регионов. Пожалуй, это уникальная и пока единственная возможность вообще в мире изучать непосредственно от передовых носителей языка сразу столько финно-угорских языков за пределами России.

Что касается проектов, то хотелось бы отметить работу над созданием эстонско-удмуртского языка среднего объема примерно на 20 тыс. словарных статей. Надеемся, что его уже в следующем году напечатают и выпустят в свет. В планах у нас создание и выпуск подобных словарей и на других финно-угорских языках. Например, наши молодые марийские докторанты загорелись идеей и вот к декабрьскому проектному конкурсу программы, к 15 декабря, подадут соответствующую проектную заявку.

- От чего зависит реализация полученных в Эстонии знаний: от самого студента, от вашей программы, от малой родины студента, которая его направила в Эстонию на обучение?

- Скажу сразу, что уже сейчас к нам никто с регионов студентов не направляет, как это было поначалу лет 5-10 назад. В последние годы студент вначале сам поступает, как правило, на очное обучение в нужный ему университет, будь то государственный или частный. После того, как его принимают, он получает от нашей программы стипендию, более-менее достаточную для проживания в Эстонии, компенсацию за жилье и на поездки на родину и обратно два раза в год, ну и в отдельных случаях мы оплачиваем его обучение, если нужная ему специальность доступна только платно.

Возвращаясь к вашему вопросу, отмечу, что, прежде всего, важна инициатива самого студента.

Говоря об инициативе в широком смысле, нас тревожит то, что почему-то вот уже несколько лет мы не можем найти решение той ситуации, что в рамках программы не запрашиваются средства на поддержку других тем более-менее образовательного характера, например, экологии, здравоохранения и прочего, которые не менее важны для сохранения и развития народов, чем языки и культура в узком смысле. У совета программы есть право и самим инициировать проекты на различную тематику, но ввиду сильно ограниченных ресурсов по времени и специалистам, мы сами пока и не брались за создание и внедрение каких-либо проектов в этом направлении. Мы очень ждем проектных заявок на такие темы.

- Может ли тогда инициатива прийти по таким тематическим проектам, скажем, из России, от российских финно-угорских регионов и народов?

- Да, конечно. И даже очень хорошо, что она из России будет. Единственное условие только в том, что им надо будет в Эстонии найти для проекта подходящих партнеров, потому как программа принимает заявки только от зарегистрированных в Эстонии организаций. В Эстонии найти таких организаций партнеров сравнительно легко, потому как их достаточно много.

- Было ли что-то в программе, которое не пошло так, как было вначале задумано?

- Да, конечно, такое есть. Например, мне очень грустно и я немало переживаю по поводу того, что представители коренных малочисленных народов России, такие как ненцы, ханты, манси не смогли выдержать, адаптироваться к различным условиям обучения и жизни у нас в стране, вдали от их родины.

Мы планировали, что в рамках нашей программы будут получать высшее образование не только народы пермской и волжской группы, но и северные народности. Из нескольких человек только один, ненец, смог защитить здесь магистерскую работу. Остальные так и ни с чем вернулись обратно, прервав свое обучение у нас.

- Есть ли в Финляндии и Венгрии такие же программы или же там как-то по-другому организована поддержка родственных народов?

- Поддержка оказывается и там, но по-разному, в программах есть отличия. Например, в Венгрии она называется президентской программой, и Венгрия принимает у себя на обучение намного меньше студентов, чем Эстония. Причем в Венгрии пока остается еще схема, когда студентов направляют на обучение от своих финно-угорских регионов России, скажем, направляет какое-нибудь министерство. Насколько мне известно, из неофициальных бесед с моими венгерскими коллегами,   студенты зачастую своим родным языком почти совсем не владеют.

В Финляндии же принимают студентов не на полный курс обучения, а на стажировки на семестр-другой, причем докторантов или же тех, кто уже получил степень.

Но в трех этих государствах есть одинаковое проблемное явление - не все, кто уехал на обучение в Эстонию, Венгрию, Финляндию, возвращаются обратно к себе на родину после обучения, а то и уезжают еще куда подальше. Наверное, это было, есть и будет всегда. Жаль, что они на чужбине, а не дома стараются принести пользу своими достижениями своей родине и народу.

Конечно, тут есть и свои плюсы, и свои минусы. И на чужбине можно сделать немало, а то и значительно больше, чем на родине, на благо своей родины и народа. Особенно, если учитывать широко распространившуюся глобализацию, где физическое местонахождение уже не принципиально важно, как раньше.

Скажем честно, в Европе, например, когда говорят о населении России, там пока еще понимают его так, что все население это только русские по национальности и других народов там как бы и нет, то есть о них европейцам почти ничего или мало известно. А если и узнают, что в России там и много других народов живет и есть даже национальные государства-регионы, то для них это большой сюрприз.

Вот в октябре этого года, в Париже, когда там проходила неделя финно-угорской культуры, некоторые посетители были сильно удивлены, что в России есть, например, сильная удмуртская культура, язык и литература.

- Какие из финно-угорских регионов и народов России очень активно используют возможности Государственной программы Эстонии по поддержке родственных финно-угорских народов, и насколько успешно это у них получается?

- Я бы отметил здесь три региона - Республика Марий Эл, Удмуртская Республика, Республика Мордовия. Удивительно то, что в программу поступают очень мало проектов от Республики Коми и с нею связанных инициатив. Но, возможно, они там просто для своих идей находят финансирование из других источников, например, от самого региона или же от российско-финляндских проектов, или от программ Баренц-региона.

У коренных финно-угорских народов Балтийского региона (например, карелов, вепсов) наша программа тоже почти не пользуется популярностью. Им легче и быстрее запросить финансовую поддержку в Финляндии.

- Насколько можно сказать про эстонскую программу, что она даже лучше, чем подобные программы Финляндии и Венгрии, что у эстонской есть свое какое-то преимущество, например в том, что она предоставляет больше возможностей для обучения и применения знаний на практике?

- Да, это так. Финансирование эстонской программы в этом году увеличено с трех до пяти миллионов эстонских крон. Причем в бюджете на следующий год оставлена эта же сумма, по деньгам нас не урезали, несмотря на общий финансовый кризис. В процентном соотношении с госбюджетом или населением Эстонии, Эстония среди этих трех стран оказывает поддержку в наибольшей степени.

К тому же, Эстония не платит из этих денег членские взносы, 11 000 евро в год, в Консультативный комитет финно-угорских народов, как это делают, например, в Венгрии. Мы эти деньги платим из другой строки госбюджета, находящейся в ведении Министерства культуры Эстонии.

Еще отдельной строкой мы поддерживаем профильную некоммерческую организацию «Учреждение Фенно-угрия», это примерно полтора миллиона эстонских крон в год. Да и в бюджете различных министерств и ведомств Эстонии также есть реальные возможности финансирования финно-угорской деятельности, инициированной или же ведущейся в Эстонии. Например, Министерство образования и науки выделило полтора миллиона эстонских крон Тартускому университету на исследования финно-угорских языков.

Так что финансовая поддержка Эстонии различной финно-угорской деятельности в этом смысле очень важна.

- Ведете ли вы сотрудничество с подобными программами в Венгрии и Финляндии? Есть ли у вас принципиальные разногласия, ссоры, или же все хорошо и у вас надежное партнерство?

- Принципиальных разногласий и ссор до сих пор не было. Нам удается вести хорошее сотрудничество.

Наша самая первая встреча для подобного сотрудничества состоялась еще в 1993 году, в Финляндии. Эта была встреча министров культуры и образования из трех стран, где как раз и было принято решение создать для Финляндии, Эстонии и Венгрии единую программу поддержки родственных финно-угорских и самодийских народов. Но единой программы не получилось, и затем финны первыми создали свою программу. Эстония за основу взяла финский вариант и у нас своя программа была принята на уровне Правительства Эстонии в 1998 году, а ее финансирование началось в 1999 году.

Встреча министров культуры и образования трех стран была и в 2000 году, в Тарту. Там было принято решение о создании общей рабочей группы из числа представителей  национальных программ трех стран с трехгодичной ротацией стран в управлении этой рабочей группой. Сейчас председательствует Финляндия до конца этого года, и мы как раз вот недавно встречались снова 24-26 ноября в Хельсинки обсудить общие проекты. Эстония будет председательствовать в этой рабочей группе следующие три года, с 2009 по 2011 г.г.

На встречах этой рабочей группы мы слушаем друг друга о том, как у кого какие проекты ведутся в стране по финно-угорской тематике, и стремимся инициировать, разработать и внедрить общие проекты. Например, географическая карта Республики Марий Эл на марийском языке послужила хорошим стимулом для того, чтобы финны взяли на себя финансирование создания подобной карты Удмуртской Республики на удмуртском языке. В планах у нас, чтобы у каждого финно-угорского народа была своя географическая карта национального (титульного) региона на родном языке.

Из общих проектов у нас еще сотрудничество музеев, которое координирует Финляндия. Есть и другие общие проекты.

Думаю, что количество и темы общих проектов у нас в следующем году увеличатся. Как известно, Европейский Союз в бюджет этого года заложил отдельной строкой 2,5 миллиона евро на поддержку финно-угорских проектов для российских финно-угров. И на следующий год запланирована такая же сумма. Но до сих пор Совет Европы не разработал механизм финансирования таких проектов, поэтому на следующий год у финно-угров в распоряжении будет пять миллионов евро.

- Вы отметили, что в следующем году заканчивается второй этап эстонской госпрограммы поддержки финно-угорских народов и уже начата подготовка госпрограммы на третью пятилетку.  Будет ли и насколько изменена новая программа по сравнению с нынешней?

- Мы только-только начинаем в декабре этого года делать первые шаги по выработке новой программы. На первом заседании Совета программы мы планируем выслушать от ее членов мысли и предложения по поводу новой программы. Думаю, что все-таки в основе своей программа останется такой же, какой она есть сейчас.

Изменения можно сделать вот в чем. Соотношение обучения и проектного финансирования станет примерно половина на половину, введем короткие стажировки для студентов на полгода-год. Что касается проектного финансирования, то среди пяти тем: культура, образование и переобучение (повышение квалификации), наука, обмен информацией (СМИ), экология и здравоохранение, - мы очень надеемся, мы сможем увеличить число поступающих к нам в программу проектов по экологии и здравоохранению.

- Планируете ли вы провести рекламную кампанию или иными способами создать популярность среди будущих партнеров в России из числа финно-угорских народов и регионов, создать тем самым спрос на программу, рассказывая и показывая возможности эстонской госпрограммы?

- Да, это очень хорошая мысль. Думаю, когда мы уже на уровне Правительства Эстонии утвердим новую программу, то тогда вполне можно провести такую информационную кампанию, скажем, конференцию или что-то подобное в Эстонии и в других регионах. Пока же мы ограничились распространением ознакомительной брошюры о нашей нынешней программе на русском языке среди участников Пятого Всемирного конгресса финно-угорских народов, который проходил этим летом в России в Ханты-Мансийске.

- Будут ли изменения касаться и финансовой стороны программы, например, увеличения или уменьшения суммы на нее из госбюджета, смены схем финансирования финно-угорской деятельности в Эстонии?

- Сейчас сложно что-то сказать и спрогнозировать по этому поводу. Отмечу лишь, что наши политики, вне зависимости от их партийной принадлежности и партийных разногласий едины в том, что сотрудничество с финно-угорскими народами очень важно. У Совета программы хорошие отношения с Комиссией Парламента Эстонии по зарубежным делам. Эта комиссия регулярно проводит в нашем парламенте слушания по финно-угорскому сотрудничеству, предыдущее заседание было в июне перед финно-угорским конгрессом. Ну, и кроме этого среди наших депутатов немало тех, кто трепетно и с большим вниманием относится ко всем финно-угорским вопросам, для кого они являются делом части и достоинства.

- Эстонская госпрограмма по поддержке родственных финно-угорских народов как-то влияет на международные организации, занимающиеся тоже финно-угорскими вопросами, например, на Консультативный комитет финно-угорских народов, на всемирный конгресс, ООН, Евросоюз? Или наоборот, они влияют на программу у вас? Или же просто у вас хорошее партнерство?

- Так-то в мире и природе все друг на друга влияет. Что касается программы, то мне сложно сейчас сказать, влияет ли как-то Совет программы и программа или на него и ее влияют ли.

В Совет программы входят два члена Консультативного комитета финно-угорских народов от Эстонии, так же, как и с финской и венгерской программы два человека есть в составе Комитета. Людей просто не хватает, вот и приходится одному человеку быть в разных комитетах и комиссиях. С Консультативным комитетом у нас серьезное и плодотворное сотрудничество.

В целом же сотрудничество между такими организациями очень важно, и на деле тому есть хорошие примеры. Скажем, эстонские депутаты в Европарламенте советуются с нами по тем или иным вопросам, да и Европарламент в целом приятно удивил нас теми достижениями, которые получились у него в финно-угорском направлении. Взять вот те же выделенные на финно-угорские народов России пять миллионов евро. Или проведение выставки финно-угорских культур в Брюсселе в честь 90-летия государственности Эстонии. Это даже важнее, чем документы, которые были приняты органами Евросоюза по финно-угорской теме в разное время по разным причинам.

- Как Совет госпрограммы Эстонии относится к недавним инициативам Коми Республики, например, по проведению спортивных финно-угорских игр, созданию международного совета финно-угорских вузов, международной ассоциации финно-угорских женщин, развитие народной дипломатии?

- Это очень интересные и важные инициативы со стороны коми властей и общественности. Мы очень это приветствуем. Чем больше различных видов сотрудничества на разных уровнях, тем лучше для всех.

Действительно, финно-угорским вузам надо бы больше сотрудничать и общаться между собой. Помнится, у властей Республики Марий Эл в свое время была идея о создании Международной ассоциации финно-угорских университетов, но, к сожалению, этого не получилось.

Насчет комментариев по поводу финно-угорских игр я бы промолчал, потому как спортом сам почти и не занимаюсь и мне сложно что-то дельное сказать по этому поводу.

А вот по поводу народной дипломатии, укрепления и развития общения людей между собой на всех и самых различных уровнях, а также относительно создания женской ассоциации - скажу так, что мы это очень приветствуем.

Еще хотелось бы отметить приятно возрастающую активность Молодежной ассоциации финно-угорских народов.

- Как и насколько этим инициативам может помочь эстонская финно-угорская госпрограмма?

- Мы можем помочь таким проектам финансово, в рамках тех средств, что мы располагаем, если к нам обратятся организации, занимающиеся внедрением таких инициатив в жизнь. Скажем, у нашей программы можно запросить деньги на исследования, на информационно-образовательные мероприятия (семинары, конференции), на тематический мониторинг (наблюдение) за ситуацией.

- А как быть в случае, когда проект все-таки хороший, но не получил финансирование от вас из-за нехватки денег? Вы просто им говорите, что, мол, «денег нет», или же помогаете заявителям найти деньги из других источников, скажем, у ваших партнеров, у тех же финнов или венгров?

- В таких случаях, конечно, мы стараемся помогать по мере своих знаний и возможностей найти другие возможности для финансирования.

- Как Совет программы относится к заявлению властей Республики Коми о том, что этнической группе ижемцев надо придать официальный статус коренного малочисленного народа? Недавно, в начале октября этого года, такой статус, например, уже дали коренному финно-угорскому народу водь в Ленинградской области России.

- Мое личное мнение такое, что это дело самой этнической группы, как и когда решать вопрос о национальном самоопределении, получении самостоятельного статуса. Например, если у нас в Эстонии этническая группа сето решит, что она уже не относится к эстонцам, а вполне является самостоятельным по сути, другим народом, ввиду того, что много принципиальных культурных различий, то это их право. То же самое относится тут и к ижемцам. Им самим нужно решить, кто они и как они себя видят в будущем, и насколько благоприятно для них самих будет этот статус национальной самостоятельности, как народа.

Возможно, со стороны временами как бы и хочется, чтобы та или иная этническая группа финно-угорских народов получила, или наоборот, не получила бы самостоятельный статус народа, но все-таки это не наше дело, не дело уже сформировавшихся наций.

  

1511

Комментарии (13)

Добавить комментарий
  • 12
    04 дек. 2008 г., 21:49:57
    Ответить
    32
    как всё запущено
  • Вопросег
    04 дек. 2008 г., 21:53:31
    Ответить
    Не подскажете, чего Паша так бьётся за ижемцев и их статус, где собака зарыта?
  • Виктор М.
    04 дек. 2008 г., 22:24:45
    Ответить
    Одной цитаты хватит
    Вот и цитата:
    /Мне, как председателю совета, пока еще сложно ответить на этот вопрос. В целом, могу сказать, что, во всяком случае, изнутри программы видится, что результаты хороши./
    По-русски (и кратко) это будет: - Да хрен его знает.
    А по-эстонски - сами читали, они ведь горячие, эти парни, думают быстро, отвечают внятно.
  • эст
    04 дек. 2008 г., 23:02:22
    Ответить
    ония
    общение с этим сейленталем добра народам россии не принесёт, это как два пальца, однако.

    как бы не пришлось потом столетие расхлёбывать
  • они и я
    05 дек. 2008 г., 1:14:13
    Ответить
    ..
    Да нууу. Не принесет-таки? С чего бы? А при чем тута обшение с ним? Он ведь не пуп земли...
  • 123
    05 дек. 2008 г., 1:16:35
    Ответить
    Здравые вещи говорит и полезные. Пора бросать отвратительную русскую привычку - мыслить штампами. "Эстонские горячие парни", "враги России". Эти парни одну из самых динамичных экономик Европы построили.
  • Виктор М.
    05 дек. 2008 г., 20:51:35
    Ответить
    123, terve!
    Эта самая динамичная была таковой с начала 90-х почти до их конца. Именно через Эстонию "дорогие россияне" волокли медь, никель, алюминий. Вот тогда Эстония и стала одним из крупнейших экспортеров цветных металлов в Европе. Денег хватило надолго, но пришел Евросоюз с евро и закончился легкий кайф.

    Что они там выпускают? Кроме сыра, объемы поставок которого в РФ после Бронзового солдата упали почти в 2 раза. Экономики как таковой нет, есть /легкий/, примитивный бизнес и есть порт.
    Так что не гоните волну, 123-й!
  • Гыыга
    06 дек. 2008 г., 4:48:06
    Ответить
    Жаль их паметника в Расее нет
  • ыстком
    07 дек. 2008 г., 1:48:25
    Ответить
    Есть экономика-то. Судя по данным Госстатистики Эстонии, эскпорт в сентябре 2008 составил 12175 млн крон, что на 23% больше, чем за тот же период 2007 года. Но английском есть данные по внешней торговле (три строчки адреса в одну соединить надо, разбил, чтобы влезло в сообщение) -
    http://pub.stat.ee/px-web.2001/I_Databas/Economy/
    11Foreign_trade/03Foreign_trade_since_2004/
    03Foreign_trade_since_2004.asp
  • тыннис
    07 дек. 2008 г., 9:27:32
    Ответить
    мяги
    вчера по первому в д.ф. патриарх было подчёркнуто о тяжёлой жизни не только редигеров в эстонии, а в 1-м в жизни алексея михайловича приходе процветала беспросветная бедность эст. населения, поголовное пьянство и всё вытекающее. так что ля-ля не надо.

    как говорится в низовьях печоры: ильинка опырела.это в прямом смысле маленькая припечорская деревенька ильинка опырела (другими словами стала жить припеваючи)

    не из-за ретрансляции ли товаров из россии опырела родина тыну
  • крылов
    07 дек. 2008 г., 12:23:24
    Ответить
    07.12.08
    А вот тут у юзера arhhont очень подробно описан механизм:

    Часто натыкаюсь на недоумения ,,дорогих Россиян,,. Ну почему их, таких добрых, белых и пушистых, ну постоянно окружает кольцо врагов? Кто-то ищет ответ в какой-то особой русской ментальности, кто-то от отчаяния предполагает, что просто русские в попу не трахаются, из-за чего их не любит культурный мир -).
    А разгатка проста. И состоит она в доброте, белости и пушистости.
    Возьмем, для примера, прибалтов. Может они очень любят немцев? Не смешите, сотни лет гнобления так просто не забываются. Может, они массово очень не любят русских? Тоже смешно. Красный переворот 1940-ого года был мирным по причине предшествующего десятилетнего застоя в экономике. Сытные и счастливые советские года они до сих пор вспоминают. Приколитесь, о службе в Советской Армии ( !!! ) иногда с ностальгией. Так как же получается, что именно добрые ближайшие соседи России точат ножи и в первых рядах готовы ринуться на пулеметы ?
    1. В войсках СС и Эстонском стрелковом корпусе Красной Армии служило сопоставимое количество людей. Вот только родственники служивших в Красной Армии мне не встречались за всю мою жизнь. Трудно сказать, может сколько-то их и миновало уничтожения, но, похоже, крайне невеликое количество.
    Вывод. Воевать за Россию, живя за ее пределами- это верная смерть для всех родственников.
    2. С интересом слушал воспоминания СС-мана. Добровольцам проводили осмотр и измерения, после чего выдавали карточки. Рассово безупречным- зеленые, небезупречным- красные.( Типа того) У зеленых и так все было в порядке, а вот красные воевали не за жизнь, а за совесть.
    Вывод. Воевать против России- это дает главный бонус, право на жизнь, свою и родни.
    3. Многие наслышаны о парадах бывших СС в Прибалтике. Но никто не задумывается, сколько же их должно было выжить, что бы спустя 60 с лихуем лет после окончания войны осталось еще и на парады ? СС-манам в СССР что, выговоры давали за нехорошее поведение во время войны ? А уж с лесными братьями я в молодости на стройках часто пересекался. Самые счасливые люди были. Пять лет на лесоповале. Такие мягкие приговоры так поразили их, что всю долгую оставшуюся жизнь они радовались жизни как таковой, работали на стройках, растили детей и пахали поля.
    Добрые, белые и пушистые. Так что не удивляйтесь, что вы в кольце врагов.


    И он же:

    Мало кто знает, что территория современной Эстонии 700 лет назад была где-то поровну разделена между эстами и ливами. У ливов вышли разногласия с крестоносными рыцарями на почве национально-освободительной борьбы. Были приняты меры. Если мне не изменяет память, от зачистки уцелело пару деревень, итого сегодня официально на национальность лив претендуют около 200 человек. А Эстония заселена эстами.
    В серьзном конфликте Запада с Русскими, подобном Второй Мировой войне, надо быть полным идиотом, что бы воевать против Запада.
    Если победят русские, то поругают и отправят в Сибирь на пяток лет лес валить. Если победит Запад, то противник будет стерт с карты и зачищет с ареала существования.


    Ну да, всё так. Именно так. "Несопоставимые риски".
  • 123
    07 дек. 2008 г., 17:51:57
    Ответить
    Эстонцев вполне понять можно, нация маленькая и если к России прильнешь, можно и раствориться совсем, единственный шанс на выживание - конфликт. Просто головой они подумали и решили, ну пусть нас пять миллионов щас, но так хоть шанс будет, а иначе будет еще пять миллионов пусифицированых
  • ыстком
    07 дек. 2008 г., 20:30:10
    Ответить
    Эстонцев по состоянию на 2000 год было всего 930 219 человек, населения Эстонии - 1 370 052 человек (данные госпереписи). Откуда вы взяли эти 5 млн? Причем, большинство эстонцев живет уже в городах и среди эстонцев мужчин меньше, чем женщин.