18:02, 22.04.2014

Поэт Андрей Попов: «У Союза писателей Коми есть свои тайны»

В понедельник в Сыктывкаре прошел торжественный вечер, посвященный 80-летию Союза писателей региона. Что значит эта дата для творческого союза и как живется писателям 21 века, порталу «Куда идти» рассказал заместитель Союза писателей (СП) Андрей Попов.

IMG_0707.jpg

Фото БНК

- 80 лет – это серьезная дата. Но, мне кажется, итоги за это время подвести невозможно.

- Мы подводим определенный итог за последние пять лет – с предыдущего юбилея. Это праздник, ну и дополнительное внимание к писателям.

- Как литконсультант, а потом и заместитель председателя СП ты варишься в этом котле уже семь лет. Что изменилось за это время?

- Меняется время, меняются писатели. Мы стараемся от него не отставать. У нас вот – видишь? – появились компьютеры, чего не было восемь лет назад, появился интернет, свой сайт. Мы много стали переписываться по электронной почте – с авторами, СП России, Литфондом. И если писатели достаточно скептически относились к новой технике – писатель, он же кто? – отшельник, – то теперь большинство авторов перешло на электронные рельсы. Как бы мы ни ругали компьютер, зависимость от интернета, все-таки это ускоряет наш писательский труд.

- Зато после вас не останется бумажных черновиков с изрисованными, как у Пушкина, полями.

- От нас еще останется: в СП хранится весь архив до 2000 года. Кстати, у компьютера все-таки есть свои недостатки: когда в 2000-м году ко мне в квартиру – еще в Воркуте – залезли наркоманы, вместе с компьютером пропало около тридцати стихотворений. Мне так жалко их – до сих пор! Там же было полдиссертации на тему «Русская православная церковь на Севере России 20 века». Вот так наркоманы разрушили мою судьбу ученого (смеется).

- То есть новое поколение поэтов и прозаиков, с точки зрения потомков, будет писать только набело?

- Нет, ты знаешь, некоторые все-таки продолжают писать в черновиках, ходят с блокнотами. В этом их возвращении на круги своя что-то есть.

- А что хранится в этом огромном старом сейфе в твоем кабинете?

- Я и сам не знаю: ключ хранится у Тимина (Владимир Тимин – народный поэт РК – Куда идти). Никто не знает – только Тимин! Это большой секрет. Вот тот сейф – там наши документы, деньги, а этот – загадка.

- То есть у СП Коми есть свои тайны?

- Да, есть. Вот, например, Тимин, когда был министром печати – такой пост был при Спиридонове, – когда работу заканчивал, спускался, открывал этот кабинет своим ключом, когда все уйдут, и радовался жизни. Здесь, под портретом Ивана Алексеевича Куратова, в писательской ауре ему было очень хорошо. А в кабинете министра этажом выше – плохо.

- Если говорить о географии, какой район или город у нас самый литературный и поэтический, с точки зрения атмосферы?

- Ну, однозначно, что вся литература у нас концентрируется в Сыктывкаре. Тут проживает большинство членов СП, тут проходит большая часть литературных мероприятий. Что касается самого поэтического города… У нас был такой поэт воркутинский – Ботовкин. Он жил и в Питере, и в других городах: нигде писать не мог. Возвращается в Воркуту: воздуха не хватает, угольная пыль забивает легкие, и сразу стихи пишутся!

- Может, поэтов вывозить в творческие командировки в Воркуту, чтобы им лучше писалось?

- Думаю, что это очень индивидуально все-таки… Что касается поэтического города – а сейчас только ленивый не пишет, пирожки поэтические пекут, что до хорошего не доведет – можно назвать Усинск: там самое большое, после Сыктывкара, количество несамодеятельных поэтов. В Воркуте, к сожалению, литература затухает. Кто умер, кто, как я или Лера Салтанова, Дима Сиротин, уехал. Авторов из Воркуты очень много, но там осталась одна Ольга Хмара. В свое время там тоже был центр литературной жизни, связанный, в том числе, с лагерной историей. Там ведь сидели не последние члены СП России. Александр Клейн, к примеру, оттуда.

- Кто из наших поэтов воплощает или воплощал собой судьбу поэта не только в творчестве, но и в образе жизни?

- Я хочу тебе сказать, что нет судьбы – нет поэта. А если ты имеешь в виду жизнь, «короткую, как песня», то это, конечно, Дима Фролов,Александр Поташев, Игорь Вавилов.

- Меня в свое время поразил ответ Андрея Расторгуева на вопрос «Когда к вам приходит вдохновение?». Он сказал: «Когда мне надо, тогда оно и приходит…»

- Он перефразировал слова Анатоля Франца: «Вдохновение – это способность приводить себя в рабочее состояние». Но для вдохновения нужна все равно какая-то аккумуляция, а если ты ее выплеснул на что-то, всю неделю ходил-собирал, а тут у тебя какое-то дело, да просто статью надо написать вместо стихов, то у тебя вся энергетика туда и ушла. Ты же не можешь ее писать абы как. Поэтому когда это в тебя попало, надо все бросать, садиться и работать.

- Значит ли это, что на посту заместителя председателя СП, связанный планами и отчетами, ты стал меньше писать?

- Нет, конечно! У меня даже есть специальный творческий день, как у учителей методический. Я стараюсь его использовать по максимуму. Все, что накопилось за неделю, стараюсь написать в этот день. Знаешь, когда я работал в коммерческом вузе заведующим учебным отделом, там у меня не было выходных. Там же работал и страдал вместе со мной Эдик Веркин (воркутинец Эдуард Веркин – известный российский писатель, пишущий для подростков, обладатель престижных литературных премий, автор повестей «Облачный полк», «Пчелиный волк», серии «Хроники страны мечты» и других, сейчас живет в Иваново – «Куда идти»), было тяжеловато работать. Да и то я умудрялся выкраивать какое-то время. Я так советую и молодым авторам, которые жалуются на загруженность на работе, мешающую им написать бессмертное творение, выбирать определенный день, на котором концентрировать все свое поэтическое внимание. А когда у молодых авторов время есть, они говорят: да, есть, но не пишется. То есть нам не дано предугадать (смеется).

- Литература априори не может кормить?

- На литературные гонорары практически никто в мире не живет. Редкие писатели – Захар Прилепин, например. Тут ведь какая вещь происходит: когда ты включаешься в программу издательства, то становишься несвободным. За Донцову человек десять, наверное, пишет сейчас, потому что успеть это невозможно. Никто и не скрывает этого. В интернете появляются периодически объявления о необходимости расписать диалоги там-то и там-то. Цена минимальная, так что начинающие литераторы этим занимаются. То есть Донцова – это уже бренд, конвейер. Столько написать одному человеку невозможно. Это как Дюма-отец, у которого тоже были «литературные рабы». Это коммерческий вариант литературы.

- Что в юбилей будет лучшим подарком для Союза писателей Коми?

- Нам много чего надо, но я так понимаю, что уже ничего не подарят (смеется). Время сейчас сложное, поэтому лучшим подарком для нас будет внимание читателей. Мы рассчитываем, что книга не умрет, пусть это будет интернет-литература, но мы надеемся, что и в ней будем жить долго и счастливо.

1509

Комментарии (3)

Добавить комментарий
  • Элчим
    22.04.2014, 19:48:21
    Ответить
    Мой фактор на пол шестого
    А ты все женою юной
    Я знаю процесс неизбежен
    И нежен, и бес в предреберье

    Я утром ловлю в Зазеркалье
    Алису и папу Карло
    Мой фрак безупречно сутюжен
    А дьявол сутяжен заметно

    Мы вместе сидим вчерами
    Ты просто чудесна в красном
    И вот подошло... полшестого
    Занятно, а что там, аншлагом?
    • Лена
      24.04.2014, 14:01:23
      Ответить
      К чему эти никчемные стихи под статьёй о таком хорошем человеке?
  • привет
    23.04.2014, 10:10:50
    Ответить
    Андрюша! Спасибо, что ты есть! Спасибо, что такой же, каким был много лет назад! Спасибо, что пишешь такие хорошие стихи (но мало)! Держись, у тебя есть тебя любящие старые знакомые, которые при встречах говорят банальные фразы, но в душе тебя очень и очень любят! Мы рады, что ты в Сыке.

Хочу получать главные новости дня в Коми!