17:21, 24.03.2013

Токарь Валентина Черномашенцева: «Я прихожу на работу и пою за станком»

Ухтинка Валентина Черномашенцева работает токарем уже около 30 лет. Сегодня она токарь-универсал пятого (высшего) разряда на одном из крупных предприятий города. Не так давно отметила 50-летний юбилей. Воспитала троих сыновей и приемную дочь. Всю жизнь проработала в мужском коллективе, но свою профессию мужской не считает. Интервью корреспондента газеты «Молодежь Севера» с ней продолжает цикл бесед «Суровая специальность».

IMG_0013.jpg

Фото из личного архива Валентины Черномашенцевой

- Я всегда готова поспорить на тему, что моя профессия очень даже женская. Может быть, она физически и тяжелая, но она творческая. Каждый болт несчастный точу, и для меня это произведение искусства. Я взяла грязную болванку, выточила из нее деталь и тут же вижу результат своего труда.

- Когда вы решили стать токарем?

- Как к папе на завод пришла, так и сказала, что хочу работать именно там. Сказалось, наверное, еще и то, что в детстве много времени проводила с папой. Он у меня механиком работал. А когда я окончила школу, он предложил мне пойти работать в КИП (подразделение контрольно-измерительных приборов - МС) или в лабораторию. Но я сказала, что либо на станке, либо нигде. И ни разу не пожалела о выбранной профессии. Если б мне сейчас сказали: давай все сначала, я бы опять пошла тем же путем. Работа тяжелая, но в женственности я от этого не потеряла. Я и за станком на работе стою грациозно (смеется). Где-нибудь скажешь, что токарем работаю, одни удивляются, другие даже не знают, чем занимается токарь. А на работе никто не удивляется, никто не шарахается. В работе я могу любого мужика за пояс заткнуть.

- А как ваш папа отреагировал на решение стать токарем?

- Идея ему эта не очень нравилась. Недели две отговаривал, а потом смирился. Договорился с начальством, чтобы меня взяли ученицей в токарный цех на Садовский сахарный завод, где я и проработала полгода. Сначала все удивлялись. А потом, когда уже себя показала, привыкли. Наверное, сразу было видно, что это мое.

- Вы сами из Воронежа. Как так получилось, что в Ухту переехали жить?

- Приезжали к нам родственники, когда я еще в школе училась, и рассказывали про белые ночи, про тайгу, про северное сияние. Но мне в то время Север казался таким далеким, как луна - чем-то недосягаемым. Очень хотелось побывать на Севере, но думала, что никогда не смогу его увидеть. А потом моя сестра после техникума приехала сюда, и я поехала к ней в гости. И мне здесь так понравилось. А я как раз училище закончила с отличием, и мне сразу дали отпуск. Поступила в Ухте в горно-нефтяной техникум. Правда после первого курса учебу бросила. Полтора года прожила здесь и уехала назад. В Украине жила год, потом в Краснодарском крае год, а тянул все равно Север. Люди мне здесь нравились: доброжелательные, открытые, все казались чуть ли не родственниками. Вообще, людей я до сих пор люблю. Пусть они уже и не те, но хороших все равно больше.

- Вы много где поучиться успели.

- Да. После 9 класса от шинного завода поступила в училище в Воронеже, в горно-нефтяном училась на геофизика, в Украине начинала учиться в техникуме - тогда меня электрооборудование привлекло, а потом уехала назад в Ухту. Хотела перевестись на ту же специальность, но решила поступить в институт, что и сделала в 1985 году. Тогда я приехала в Ухту уже с ребенком, и мне нужен был садик. Прочитала объявление, что требуется рабочий в цех кирпичного производства. Детям работников завода предоставлялось место в детском саду. Пришла, мне все показали. Я открыла дверь в цех, где кирпичи делаются, посмотрела и закрыла, даже заходить туда не стала. Зашла к начальнику механического цеха и попросилась ученицей токаря, хотя второй разряд у меня уже был. «У меня женщин нет в цеху. Куда я тебя возьму?» - возмутился начальник. Я не растерялась: «Возьмите меня для украшения. Ну одна-то хотя бы должна быть». Он посмотрел на меня и взял на второй разряд. Через полгода я сдала на третий, еще через полгода на четвертый. Я быстро поднималась.

- Но Ухтинский индустриальный институт вы все же закончили. И диплом получили по специальности инженера-механика. А работаете все же токарем.

- У меня и мысли не было никуда идти. Не хотела в управлении никогда работать: перебирать чужие бумажки. Моя работа творческая: вижу, что делаю. Мало у нас людей на своем месте. Очень мало. К тому же я считаю, что лучше быть умным токарем, чем глупым инженером. Я бы не сказала, конечно, что я глупый инженер. Просто не интересно мне это. Училась не для диплома. Мне был интересен сам процесс. Нас в группе было 10 человек - я одна девушка. И своим одногруппникам делала контрольные по механике, сопромату, чертежи. Я им говорила всегда: «Мужики, вам не стыдно? Я-то не пойду работать, но вы же пойдете». Начальник ценит, конечно, мои познания. Принесет чертеж, что-то надо выточить. А я ему: «Давай сделаем вот так». Он сначала говорил: «Сиди, не умничай. Тебе дали - делай». Я ему начинала доказывать, почему так будет лучше. Он поначалу возмущался, а теперь просто говорит: «Иди, делай, что хочешь».

- Но рабочие специальности сегодня не так популярны среди молодежи. Как вы думаете, с чем это связано?

- Может, в какое-то время перестали ценить рабочих. Да и лодыри сейчас все. Я думаю, просто не хотят работать. И учиться ведь не хотят. Я против купленного высшего образования. До чего мы уже докатились, какие у нас врачи, учителя, инженеры. Раньше учились те, кто был способен к этому, понимал что-то, а сейчас человек умный, а пробиться не может, так как денег нет. А работать никто не хочет. Вот у меня на практике были мальчишки. И лишь один остался работать. По нему видно было, схватывал все на лету. Он пришел, я ему сказала: «Денис, я тебя буду учить, чему в училище не учили. Я тебе буду свои секреты раскрывать». Есть что передать, но некому. И страшно подумать, что так уйдешь, а что после нас останется? А другой после практики ушел крыши где-то крыть. Вероятно, платят там больше. Нет профориентации, может быть. Меня как-то в школу приглашали рассказать о своей профессии. И я так рассказала, что все прямо захотели быть токарями. Детки, конечно, маленькие были. Но я им принесла валики интересные, поточила, показала, что и как: это как скульптором быть или художником. И вообще, это работа такая, всем нужная. У всех есть машины, дачи, гаражи, а я могу все отремонтировать. Ну и вообще я себя чувствую на своем месте. Я себя нашла. Я прихожу на работу и пою за станком. Бывает, настроения нет, где-то устанешь, а подхожу к станку, включаю его, он жужжит, работает, и успокоение приходит. Мое это. Я каждый день иду на работу с удовольствием. Это, наверное, редкость.

- Есть что-то такое, что тяжело дается на работе?

- Мне интересно. Чем труднее, тем интереснее. Сколько себя помню, всегда бралась за все. У меня была очень хорошая школа. Когда приехала в Ухту, устроилась на дежневский завод стройматериалов. Там работала группа по новой технике, они делали новое оборудование в кирпичном цехе. И там такой токарь был - Валера Гузеев. Было чему у него поучиться. Он показывал мне все, рассказывал - я ведь без опыта пришла. А я хваталась за все, не боялась ничего. Ну а теперь уж тем более ничего не боюсь.

- На работе вы вынуждены всегда носить спецодежду. А хватает времени на то, чтобы почувствовать себя женщиной: туфли на каблуках надеть, платье примерить, макияж нанести?

- Платье, каблуки - это все есть. Надеть нечего - класть некуда. Проблема вечная у женщин. Хватает времени и на походы по магазинам, и на то, чтобы женщиной себя чувствовать. То, что на работу не накрасишься, это да. Да и куда там? Пахнуть и соляркой, и духами? Но все равно спецодежда красивая у меня. Раньше сама себе комбинезоны шила, чтобы красивой быть. Все равно же женщина. У меня был комбинезон синий на молнии, зеленый ремень и зеленые лампасы, вышивка на кармане. А сейчас нам запретили. Но мне принесли с ЛУКОЙЛа красивую спецодежду, я на нее пришила бирку с названием нашего предприятия, потому что меня как-то оштрафовали за то, что я была не в своей униформе.

- То есть вы еще и шить умеете?

- Да. Шить, вязать. Я вообще могу все. Сама не знаю, откуда я такая.

- Практически всю жизнь вы провели в мужском коллективе. Часто на свидания приглашали?

- Когда я только пришла на работу, я тут же сказала, что пришла работать, что мы - одна семья. А в семье никаких ухаживаний быть не может. Они мне как братья, я не вижу в них мужчин.

- А если бы не токарем, то кем?

- Даже не представляю. Вообще, я хотела в милиции работать с малолетками. Пыталась поступить в Воронежский юридический техникум. Не прошла по конкурсу. Сдала на «4» и «5», а надо было на «5» и «5». Конкурс был 26 человек на место. Сватали меня в ВГУ наш, на факультет журналистики, потому что я и в газете печаталась, помогала статьи править в свободное время. Но как-то нет. Мечты посвятить себя журналистике не было. В итоге выбрала то, что выбрала, и не пожалела. Мне нравится мой станок. Когда я в декрете сидела, мне он по ночам снился. Не знаю, как на пенсию буду выходить. Я недавно свой юбилей отметила - 50 лет.

- Но я знаю, что станок - это не единственная ваша отдушина. Вы же еще стихи пишете. И как раз сейчас готовится к выходу в свет ваш сборник.

- Я вообще никогда нигде не печаталась. Просто писала себе и писала. И тут на работе сварщик один говорит: «Дай хоть почитать». Я принесла ему. А он: «Почему ты нигде не печатаешься? За это ж деньги можно получать». А стихи - это моя душа. И как-то продавать душу… Я не собираюсь. Не знаю, откуда это берется, но когда мне плохо на душе, как будто кто-то шепчет. Вот выливается все на бумагу, и так хорошо и легко становится. Он мне и говорит: «Тебе Есенин нравится? А если б он написанное попрятал?» Тогда я задумалась. А я пишу как? Где написала, там и бросила. На работе за станком могу. Точу, работа идет, а мозги свободны. Что-то написала, в шкафчик закинула. Потом по листочкам собирать начинаю. Надо было все собрать в одну кучу и для себя оставить память. Так и решилась на сборник.

- О чем пишете?

- О любви. Но в последнее время начала рисовать стенгазетки к каждому празднику на работе и посвящать им стихотворения. Но под заказ пишу только особо близким. Стихи пишу почти всю жизнь. Лет с 13, как первый раз влюбилась, так и пошла писать. У нас это наследственное. Мой дядя писал стихи, брат двоюродный пишет. Ну и водолей я - человек творческий.

- Вы верите в гороскопы?

- Да. Потому что я как-то прочитала про водолеев - и прям все, как про меня, написано.

- А любимый поэт - Есенин?

- Да. У него такие рифмы интересные. «В тихий час, когда заря над крышей, как котенок моет лапкой рот…» - у него такие обороты интересные. В общем, собрала в себе все. Я и романтик, конечно, неисправимый, с сумасшедшим чувством юмора, которое помогает выжить.

- Вы говорите, что творческая сущность передалась вам по наследству. А чем занимаются ваши дети?

- Старший в Воронеже. Он рисует красиво. Творческий ребенок. Это мой подарок на 20 лет. Я его в собственный день рождения родила. Средний - сварщик. А младший - повар в ресторане. Он очень любит все украшать, сервировать. Причем у него все так быстро получается. Я даже не знаю, откуда у него это. Он и сам никогда не думал, что поваром станет.

- Какие еще у вас увлечения?

- Я до сих пор иду на работу с удовольствием и не замечаю, как смена проходит. Тяжело, но не устаю, потому что нравится. Но, помимо станка, у меня есть много разных увлечений. Я и на лыжах катаюсь, и стреляю, и в шахматы играю. У нас в 2005 году была спартакиада трудящихся между филиалами нашего предприятия, и проводилась она в Ухте. Я участвовала в соревнованиях по полиатлону - заняла 1-е место. Потом я попала в сборную, в составе которой несколько раз ездила по разным состязаниям. Так, в Анапу на плавание ездила. Я могу все. Мне все интересно. Но если я на что-то иду, значит, я должна быть первой. Чувство лидера… Может, я из-за этого и училась всегда хорошо, может, хотелось быть не такой, как все, где-то выделиться.

Предыдущие статьи из цикла «Суровая специальность»:

Бизнесмен Максим Алексеев: «Я всего добивался сам, не имея за плечами университетов».

Инженер Алексей Шулепов: «Клиенты для меня - самая лучшая реклама»

Токарь-расточник Анатолий Ли: «Были перспективы стать начальником, но оказалось, что на станке работать некому»

Стропальщик Виктор Грабовский: «Популярность рабочих профессий среди молодежи практически нулевая»

Механизатор Виталий Бабцов: «С детства люблю возиться с техникой»

Бульдозерист Сергей Пруднеченков: «Работу менять не собираюсь»

Монтажник систем отопления Михаил Кузьмин: «Если не иметь вредных привычек, то можно работать и жить достойно»

Лесничий Денис Чупров: «У меня есть возможность работать на природе, а не сидеть в душном кабинете»

Пожарный Евгений Шучалин: «Самое трудное в нашей работе - смотреть погорельцам в глаза»

Спасатель Александр Костромин: «Это призвание такое - быть спасателем»

Охранник Станислав Новиков: «Самое трудное - сохранить духовное спокойствие, не возненавидеть, не озлобиться»

Мясник Владимир Тихонов: «Я - артист за прилавком мясного магазина»


4447

Комментарии (12)

Добавить комментарий
  • Мессия
    24 марта 2013 г., 18:14:00
    Ответить
    Молодец!
  • Бывалый
    24 марта 2013 г., 18:19:05
    Ответить
    Уважение.
    А то кругом торгаши, менеджеры и ростовщики.
  • огород ник
    24 марта 2013 г., 18:24:06
    Ответить
    не ударник каптруда
  • Мамонт
    24 марта 2013 г., 19:33:19
    Ответить
    Есть женщины в русских селениях!!!!!!!!!
  • 2
    24 марта 2013 г., 19:48:14
    Ответить
    2
    Станок старый, и видимо подача смазочно-охлаждающей жидкости не работает (бутылка с СОЖ стоит на станке).
    Необходимо, чтб хозяева раскошелились на новый точный станок - а то популяризируют рабочие специальности - а основные фонды менять не желают
  • Мессия
    24 марта 2013 г., 20:20:10
    Ответить
    Да, станок судя по всему древненький. Подача СОЖ на этих станках примитивная центробежным насосом- нужно просто восстановить. а так эти станки очень живучи на самом деле
  • Panasonic
    24 марта 2013 г., 22:17:27
    Ответить
    японцам бы показать этот каменный век
    • а мой дружок говаривал так:
      24 марта 2013 г., 23:40:47
      Ответить
      «Я прихожу на работу и пью за станком»
      .
      • хаа
        25 марта 2013 г., 12:26:42
        Ответить
        из полторашки где якобы СОЖ?
  • Сык-р
    25 марта 2013 г., 0:11:41
    Ответить
    Молодец, хорошо , свежо выглядит. Уважение
  • ***
    25 марта 2013 г., 11:30:26
    Ответить
    токарь
    Молодец! Так держать!Моя тетка всю жизнь проработала за станком.Я сам до армии работал токарем, и сейчас как зайду где есть токарный станок,запах эмульсии сразу навевают приятные воспоминания.
    А Валентине, хотя понимаю,что фото для печати,хочу напомнить о технике безопасности.Рукава должны быть застёгнуты,а не закатаны,а на голове либо платок,либо беретка.Помню как мастер на заводе нас за такие шалости "гонял".Успехов во всём!
  • Николай
    01 июля 2013 г., 11:45:32
    Ответить
    Ваши начальники просто изверги.
    Валентина, ваши начальники просто изверги, раз не удосужились заменить вам станок. Его же еще по лендлизу из Америки в 1943-м году привезли,не забудьте отметить 60-ти летие станка:)