content/news/images/79662/IMG_7395_mainPhoto.jpg
18:00, 03.06.2018 / ОБЩЕСТВО

«Сыщики земли Зырянской»: «Живым не брать»

Агентство БНК совместно с автором не имеющего аналогов в России издания «Сыщики земли Зырянской» Анатолием Соловьевым к 100-летию уголовного розыска представляет живые истории ветеранов и действующих сотрудников МВД по Коми о самых резонансных преступлениях в Коми. Каждое воскресенье БНК публикует по одной истории «Сыщиков», как изданных, так и готовящихся к выходу в свет. Сегодня мы представляем историю о том, как сыктывкарская милиция участвовала в задержании серийного маньяка.

«Сыщики земли Зырянской»: «Живым не брать»
Фото Марии Шумейко

В этот раз я решил вспомнить об одном из эпизодов моей работы в составе уголовного розыска Сыктывкарского ОВД. Речь пойдёт о самом «скоростном», как позже окрестили его милиционеры, маньяке советского периода – Анатолии Нагиеве.

Тревога в ночи

В одну из августовских ночей 1981 года уголовный розыск нашего ОВД был поднят по тре­воге. Весь его состав собрался в кабинете начальника Ивана Бихерта. Обычно так поднимают по тревоге только в исключительных случаях. Войдя в кабинет, мы поняли: дело серьёзное.

Бихерт курил трубку и заметно нервничал. Один из лучших молодых сыщиков – Ана­толий Точеный – спросил: «Иван Иванович, что случилось?» Тот ответил: «Вся милиция Советского Союза, внутренние войска и даже некоторые подразделения армии подняты по тревоге». Все обомлели, ведь такое на нашей памяти было впервые. Даже ветераны сыска Николай Автушин, Владимир Цыганов, да и сам начальник розыска не сталкивались с такой экстремальной ситуацией.

Нам сообщили: совершил побег некий Анатолий Нагиев, серийный маньяк, приговорён­ный Курским областным судом за совершение убийств шести женщин к расстрелу. И бежал он тогда, когда его этапировали для исполнения смертного приговора в Ростовскую область.

В то время расстрельных тюрем с персоналом, подготовленным к исполнению пригово­ров, было наперечёт: одной из них и была следственная тюрьма в Новочеркасске.

Со слов Бихерта мы узнали, что Анатолий Нагиев был судим, отбывал срок на территории Коми АССР. У него были обширные связи в республике, в том числе и в столице – Сыктыв­каре. Тут все мы смекнули, что предстояло блокировать эти адреса, а их, как мы потом уз­нали, если мне не изменяет память, было четыре: в Лесозаводе, два на улице Катаева и один – на Карла Маркса, в стандартных двухэтажных деревяшках.

Тут в кабинет вошли старший инспектор уголовного розыска МВД республики по ОВД (особо важным делам) Владимир Селиванов, начальник отдела по установлению без вести пропавших и розыска преступников Виталий Иванов со своим замом Николаем Семенчи­ным. Они очень хорошо знали совершившего побег Анатолия Нагиева.

SOVETSKII-SERIINYI-MANYaK-NAGIEV.jpg

Советский серийный маньяк

Убийство в северном «Экспрессе»

Где-то в середине мая 1979 года в поезде «Котлас-Воркута» при подъезде состава к стан­ции Сыня Печорского района в одном из купе, в багажном ящике под нижней полкой, был обнаружен труп молодой рыжеволосой женщины с двумя ножевыми ранениями: в шею и сердце. Она была изнасилована перед смертью. Поезд со страшным грузом в Инте встретила оперативно-следственная группа.

В результате проведённых мероприятий было установлено, что погибшая является ко­мандированной в Печорский район. Первоначальные действия по розыску преступника или преступников ни к чему не привели.

В январе того же года в Печоре, в одной из квартир типовой пятиэтажки, был обнаружен труп одинокой женщины с ножевыми ранениями в грудную полость. Так же, как и в первом случае, она подверглась сексуальному надругательству. Тело было завёрнуто в матрас. По словам Владимира Селиванова, у них возникло внутреннее убеждение, что эти две расправы что-то объединяет. Но долго не могли понять – что.

Потом пришли к выводу, что обе жертвы немного похожи друг на друга. Но что-то ещё связывало их. Вот тогда после одного из совещаний к Селиванову подошли Семенчин и Иванов. Они подсказали, что потерпевшие, как и в случае с двумя погибшими в Печорском районе, немного смахивали на приму советской эстрады Аллу Пугачёву. Втроём обсудили эту версию. По словам Селиванова, она показалась всем троим абсолютно абсурдной. Но много позже они вспомнили, что были правы…

Стал маньяком в Коми

...В июне 1980 года в поезде «Москва – Харьков» были убиты и изнасилованы сразу четы­ре женщины. Две проводницы и две пассажирки. У них похитили золотые украшения, в том числе кольцо старинной работы, которое было сдано в ломбард города Днепропетровска. Особых трудностей установить и задержать сдававшего золото не было. Неизвестный при­шёл узнать, продали ли кольцо.

Задержанным оказался некто Анатолий Нагиев. Позже, на квартире, где он жил, нашли и другие драгоценности убитых в поезде. Ему сразу же предъявили обвинение в убийстве и изнасиловании четырёх женщин.

Сотрудники милиции стали «колоть» маньяка на другие подобные убийства. А их в пери­од с 1979 по 1980 годы было более 40. Женщин убивали в Орле, Рязани, Ростовской области, Коми АССР. В главном Управлении уголовного розыска МВД СССР была создана специаль­ная бригада, которая занялась расследованием подобных убийств. В неё вошёл и старший инспектор по особо важным делам Владимир Селиванов.

Следователи в итоге пытались вменить Нагиеву более 40 изнасилований и убийств. Если бы это у них получилось, то этот маньяк мог бы затмить знаменитого на весь мир «коллегу» Чикатило. Тот творил свои изуверства в течение 12 лет, и его жертвами стали 36 человек. А Нагиева подозревали в том, что он совершил более 40 преступлений за год. Без преувеличе­ния – это был самый «скоростной» убийца в Советском Союзе.

Как рассказал нам Владимир Дмитриевич, в 1976 году Нагиев был осуждён за изнасило­вание, приговорён к шести годам лишения свободы. Срок отбывал в одной из колоний близ Воркуты, а затем переведён в колонию-поселение Чикшино Печорского района. В первой колонии он был отнесён к касте «опущенных». Жизнь на зоне и так не сахар, а для такой категории вообще сплошной кошмар. Время, проведённое Нагиевым в колонии, стало для него настоящим адом. И весь этот ад сопровождался песнями Аллы Пугачёвой, звучавшими из магнитофона и радио…

Ненависть к женщинам, которых он считал виновницами всех своих бед, переполняла зэка. И, выходя на волю, он был готов поквитаться с ними по полной программе.

Свой срок он отсидел не полностью, и летом 1980 года был условно-досрочно освобождён.

Убить примадонну

Дальнейший рассказ Селиванова поверг всех оперов в шок. При обыске у Нагиева изъяли несколько записных книжек, где оказалось более тысячи адресов в разных концах Советско­го Союза. Там и был обнаружен адрес Аллы Пугачёвой: Москва, Горького, дом 37.

Причём, уже находясь в курском СИЗО, маньяк с усмешкой рассказал оперативникам комплексной бригады Управления угрозыска, что ещё на зоне им овладела идея «фикс». Он возжелал овладеть королевой советской эстрады Аллой Пугачёвой. По мнению убийцы, прима должна была понести перед ним ответ за грехи всех женщин, испортивших ему жизнь. Страшная мечта маньяка чуть не воплотилась в жизнь.

Долго он выслеживал примадонну, разъезжая за ней по всему Советскому Союзу, когда она находилась на гастролях. И однажды зашёл вслед за ней в подъезд того самого дома по улице Горького. В рукаве куртки был спрятан нож. Маньяк уже представлял себе, как певи­ца будет корчиться в агонии. Но судьба отвела любимицу многих миллионов от, казалось бы, неминуемой гибели. Маньяка остановила консьержка. Она обратилась к незнакомцу в чёрной куртке с невинным вопросом: «А вы к кому?» Тот замялся. На пожилую женщину смотрели страшные вращающиеся глаза. А Алла Борисовна в тот момент вошла в лифт и уехала… от своей смерти. Конечно, можно было бы и расправиться с бабушкой, сидящей на вахте дома. Но дело в том, что у подъезда дежурили фанаты и они могли стать ненужными свидетелями. А потому убийца удалился, отложив свою месть до более удобного случая. К счастью, больше такого шанса у него не возникло. От примадонны факт, конечно, скры­ли, ведь у неё напряжённый гастрольный график.

Поговаривают, будто много позже звезде рассказали о кровавом фанате и она, узнав, что от гибели была на волосок, даже ходила в одну из церквей ставить свечку в благодарность небесам…

Pugacheva.jpg

Нереальный побег Бешеного

Нагиеву, как ни странно, вменили всего лишь шесть убийств: четырёх женщин в поезде «Москва-Харьков» и двух из Коми АССР (в поезде «Котлас-Воркута» и в Печоре). В первом случае он встретил миловидную девушку, чертами лица напоминавшую Пугачёву. Пригла­сил к себе в купе, где стал беседовать ни о чём и даже флиртовать. Когда девушка прониклась к нему симпатией, в руках убийцы мелькнул нож… Насиловал он жертву, когда несчастная уже билась в предсмертной агонии. Во втором случае на железнодорожном вокзале Печоры познакомился с молодой женщиной, которая, как она ему рассказала, искала сына. Нагиев смог втереться к ней в доверие, обещал помочь с поисками непутёвого отпрыска. Та настоль­ко поверила ему, что пригласила в дом, как говорится, на рюмку водки. Уже в квартире он ударил новую знакомую ножом, и опять надругался над уже мёртвым телом...

Таким образом, Нагиев с маниакальной настойчивостью охотился на женщин, похожих на примадонну. А овладев объектом своего вожделения, точнее его двойником, вымещал на нём всё, что приготовил для королевы. Это были первые две жертвы маньяка...

По словам инспектора Селиванова, ему завидовали все из оперативно-следственной группы. Только ему одному удалось разговорить невозмутимого убийцу. Тот в подробно­стях рассказал-таки о том, что совершил расправу сперва над командировочной красоткой в районе станции Сыня, а затем – над той, с которой во время выпивки познакомился в Печоре. Это были первые его убийства.

Но больше всего нас впечатлил рассказ в деталях о попытке побега маньяка из Днепропетровской тюрьмы.

Нагиев был очень крепок физически, потому что всегда тренировался – даже в камерах тюрем. Через несколько месяцев после задержания с перстнем в Днепропетровске он пытался совершить побег из местной тюрьмы. Разорвал наручники и столкнул лбами контролёров, но, к счастью, был схвачен бдительной охраной. Уже тогда он получил прозви­ще Бешеный.

В августе 1981 года Нагиева этапировали в Ново­черкасскую тюрьму для приведения в исполнение смертного приговора.

Поезд прибыл на станцию Хотунок, на приёмо-пересыльный пункт Новочеркасской следственной тюрьмы (СТ3). Уже приговорённого на тот момент к расстрелу Нагиева вывели последним. В это время по соседнему пути проходил грузовой поезд. Когда до товарняка оставались считанные метры, узник неожиданно бросился под вагонзак. Выныр­нув с другой стороны, он перед самым тепловозом перебежал железнодорожный путь. И пули, выпу­щенные вслед, не достигли цели. А грохочущий со­став отрезал беглеца от ошарашенных охранников. У него был один шанс из тысячи, что он успеет про­скользнуть перед колёсами идущего локомотива. И он решил его использовать: всё равно ведь на смерть привезли.

Как позже выяснилось, ещё будучи в вагоне, Нагиев гвоздём открыл наручники. По тревоге подняли всю милицию Советского Союза.

Solovev-Anatolii-Vasilevich-19.05.1953.jpg

1977 год. Анатолий Соловьев – инспектор уголовного розыска Сыктывкарского ГОВД

«Попрощайтесь с родными и детьми»

Окончилось совещание. Под сильным впечатлением мы стали выходить из кабинета Би­херта. А он нам то ли в штуку, то ли всерьёз бросил: «При блокировке квартир в Сыктывкаре, в которых не исключено появление скрывшегося маньяка, когда будете уходить в засады, попрощайтесь в мыслях с родителями и детьми. Мало ли что может быть». В ответ один из самых опытных оперов, Виктор Зленко, говорит: «Иван Иваныч, ну и чёрный же у тебя юмор. Смотри – накаркаешь!» Но тут же начальник розыска сменил свой тон на серьёзный: «Я уверен, что сложится всё нормально. Но если что, живым этого зверя не брать! Ему уже вынесен смертный приговор. Если кому-то повезёт, то приведите его в исполнение».

Мы рассредоточились по засадам, конечно, без особого душевного подъёма, а тут ещё дежурный по отделу Владимир Пономарёв при выдаче оружия пошутил: «Может, бронежи­леты наденете?» Но на его плоскую шутку матёрый сыскарь Валерий Рипа ответил: «Бро­нежилет в этом случае не поможет. Может, ты пойдёшь с нами?» Пономарёв тут же неловко замялся, поняв, что неудачно пошутил…

В результате практически месяц мы просидели в засадах по домам, где мог появиться На­гиев. Все вздохнули с облегчением, когда узнали о его задержании и приведении в исполне­ние смертного приговора.

Подробности я уже узнал от самого Селиванова.

srazu-posle-zaderghaniya-v-h.Yanovo.jpg

Сразу после задержания

Вклад сыщиков Коми в поимку Нагиева

Сразу после объявления Нагиева в розыск Владимир Селиванов, Виталий Иванов, Нико­лай Семенчин ещё раз досконально изучили личные дела Нагиева в период, когда он отбывал срок наказания в Коми АССР. И обратили внимание на то, что он особенно часто писал пись­ма девушке-заочнице из хутора Яново Ростовской области, что под городом Новочеркасском. Сразу же сообщили в Главное управление уголовного розыска МВД СССР, там прислушались к информации из МВД Коми АССР. Особое внимание было уделено блокированию именно этого района, который был указан сыщиками. Там и было обнаружено логово бежавшего убийцы… Его взяли переодетым в женскую одежду и изображавшего цыганку: в белом бюстгальтере и цве­тастой юбке. При задержании он оказал сопротивление, у него насчитали 15 огнестрельных ран! Однако благодаря стараниям врачей Нагиеву удалось выжить и тут…

В Новочеркасской тюрьме его, чуть живого, закрыли в тюремный бокс. В камеру контро­лёры заходили по три человека. Тяжелораненый арестант, как дикий зверь, бросался на них. Один раз чуть не задушил прапорщика. А в последнюю ночь своей жизни, когда его выводи­ли на исполнение приговора, Нагиев устроил потасовку. Напал на двух сопровождавших его офицеров и… укусил одного из конвоиров за палец. Причём в ярости откусил целую фалангу.

Скорее всего, он рассчитывал, что его повезут на новый суд, так как он совершил уже новое преступление в отношении представителя власти. Ну а там, вполне возможно, пред­ставится ещё один шанс на побег. Но персонал Новочеркасской тюрьмы, по­видавший всякое, был не намерен затягивать процедуру расстрела.

Таким бесславным оказался конец самого «скоростного» маньяка Советского Союза.

Предыдущие истории «сыщиков»:

Операция «Глория»

Анапский пленник

Ираельский мясник

Связанные одной кровью

Воргашорская трагедия

По следам Кочпонского маньяка

Одним духом с Лешим

Первое дело сыщика Забоева

Под жалом «Кобры»

По версии Зленко

Операция «Риэлтор»

Китайский ребус

Шубное дело в «Востоке»

Из жизни начальника уголовного розыска

Деньги исчезают в полдень

Карабины и Олимпиада-80

Прощальная «гастроль»

Тайна белого «Мерседеса»

5133

Комментарии (7)

Добавить комментарий
  • Пенсионерка
    03 июня 2018 г., 20:27:48
    Ответить
    Тяжёлый , опасный труд у следователей
    Но ещё страшнее невольно общаться с недочеловеками. Это сверх психическая нагрузка. Спасибо за труд.
    • 11
      03 июня 2018 г., 21:37:16
      Ответить
      Здесь про оперов рассказывается, а не про следователей...
  • Осторожно!!!
    03 июня 2018 г., 21:03:49
    Ответить
    УФСИН - поставщик маньяков
  • Воркутинец
    03 июня 2018 г., 22:54:30
    Ответить
    Анатолий, спасибо Вам огромное! Иванова Виталия Филипповича вспомнил добрым словом, Колю Семенчина, Валеру Рипу. Профессионалов и людей хороших. Продолжайте свою работу!
  • ***
    04 июня 2018 г., 9:24:15
    Ответить
    Мнение
    Ощущение, что в те времена среди оперативных работников было больше профессионалов, людей самоотверженных,преданных своей профессии, честных и бескорыстных. Спасибо им за их труд, отвагу и честь! Об их подвигах надо помнить.
    • -;).
      04 июня 2018 г., 14:32:56
      Ответить
      Посмотрите как опер состав одеваося.
      Все в костюмчиках, галстуках. Приятно посмотреть.
  • Толик, тебе не кажется, что эти
    04 июня 2018 г., 14:37:11
    Ответить
    воскресные публикации заживо похоронили тираж?
    Или БНК платит прилично?