content/news/images/80774/IMG_7425_mainPhoto_mainPhoto_mainPhoto_mainPhoto.jpg
19:00, 01.07.2018 / ПРАВО

«Сыщики земли Зырянской»: Где искать Муху?

Агентство БНК совместно с автором не имеющего аналогов в России издания «Сыщики земли Зырянской» Анатолием Соловьевым к 100-летию уголовного розыска представляет живые истории ветеранов и действующих сотрудников МВД по Коми о самых резонансных преступлениях в Коми. Каждое воскресенье БНК публикует по одной истории «Сыщиков», как изданных, так и готовящихся к выходу в свет. Сегодня мы представляем историю о раскрытии инициативного убийства – весьма редкого в уголовной практике.

«Сыщики земли Зырянской»: Где искать Муху?
Фото Марии Шумейко

В начале марта 1990 года в Управление уголовного розыска МВД по Коми поступило сооб­щение о том, что оперативная часть СИЗО №1 располагает информацией об убийстве муж­чины. Для проверки срочно отрядили старшего оперуполномоченного республиканского угрозыска Валерия Комышева.

Komyschev.png

Сотрудники оперчасти следственного изолятора сообщили ему, что в ходе «разработки» троих арестованных за двойное убийство семейной пары в спальном районе Сыктывкара, которая велась уже больше месяца, «всплыл» ещё один труп – некоего Ивана Котова (фа­милия изменена). Местным оперативникам из своих источников стало известно, что один из задержанных хвастался перед сокамерниками тем, что знает об убийстве, которое нигде не числится - в милиции о нём не знают, труп считается «некриминальным», хотя «замочил» его неоднократно судимый Муха, который гуляет на свободе.

В сводках не значится

Детальная проверка подтвердила полученную из СИЗО информацию: Котов в числе уби­тых не значится, смерть его отнесена к несчастным случаям. Труп обнаружили рыбаки после того, как растаял лёд на озере Еляты. Проверка показала, что Котов погиб от подводной асфиксии, проще говоря – утонул. Было это три года назад, погибшего никто не искал, по­скольку он был в разводе, бывшая жена о пропаже не заявляла. После проверки тело выдали родственникам, которые и похоронили его на местном кладбище. Прокурор вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Комышев понимал, что без установления личности Мухи прояснить что-то по поводу смерти Котова не удастся. Но кто этот Муха? Где его искать?

Вскоре оперативник выяснил, что в криминальной среде такую кличку имели четыре че­ловека. После кропотливой работы по сбору данных Комышев установил, что с Котовым общался Николай Мухонин: он был его давним другом.

Опытный опер подключил к розыску своих источников, которые помогли установить круг общения Котова. Вскоре выяснилось, что среди приятелей утонувшего были Григорий Яценко, сожительствующий с бывшей женой Котова Светланой, Николай Мухонин, Игорь Щербинин и совсем ещё молодой парень Михаил Светлаков. Эта группа раньше частенько собиралась на квартире у семьи Котовых.

Оперативная уловка

1.png

Валерий Комышев (слева) – старший оперуполномоченный по особо важным делам управления уголовного розыска МВД по РК, Иван Кравчук – начальник уголовного розыска ОВД Сосногорска. г. Сосногорск, 1989 год.

Изучив все собранные материалы, Комышев пришёл к выводу, что Котову утонуть «по­могли». С этим и пошёл к прокурору. Тот с выводами оперативника согласился и возбудил уголовное дело об убийстве, которое принял к производству следователь прокуратуры Ни­колай Ген (будущий депутат Государственной Думы РСФСР).

Комышев пригласил на беседу бывшую супругу Котова Светлану. Та заявила, что ничего об убийстве не знает. С мужем они в ту пору жили раздельно, он пьянствовал, она его выгнала и со­жительствовала с Яценко. Хотя муж иногда заглядывал «на огонёк» к ещё не разведённой жене, но это бывало редко. Когда он зимой перестал появляться вообще, та просто не обратила на это внимания. И ничего не знала о его судьбе до тех пор, пока в озере не выловили труп.

Понимая, что следствие может зайти в тупик (всё-таки прошло три года), Комышев при­менил проверенный оперативный приём: заявил Светлане, что ему всё известно об убийстве; что Котова убили на её квартире Мухонин, Щербинин, Светлаков и Яценко, а следствие сейчас просто устанавливает вину каждого, чтобы передать дело в суд. При этом Комышев попросил не сообщать эту информацию подозреваемым. После этого бывшую жену Котова отпустил – естественно, под недремлющее око службы наружного наблюдения.

Ожидания сыщика оправдались: Светлана практически сразу же направилась к Мухо­нину, затем на работу к Яценко, а от него – к Светлакову и Щербинину. Вскоре и агенты сообщили Комышеву, что четвёрка собирается вместе, идёт отработка ответов на вопросы следователя, вариантов поведения на допросах. Сыщик понял, что он на верном пути.

Через несколько дней всю четвёрку задержали. В спецприёмнике оперативная разработка продолжилась. Комышев уже не сомневался, что все четверо причастны к убийству, но вдруг произошло непредвиденное.

Удар в спину

Прочитав очередную оперативную информацию из СИЗО, Комышев опешил. Оказыва­ется, после возвращения с очередного допроса от следователя Мухонин в камере произнёс целую речь. Обращаясь к сокамерникам, он заявил: «Братва, следак сказал, что опер «шьёт» мне дело. Он говорит мне: «Прошло три года, останки Котова давно сгнили, не будь дура­ком, пиши на опера заяву. Этот мент должен сидеть в тюрьме, мы его законопатим, за что мне будет большой плюс. В заявлении укажи, что опер заставлял взять на себя убийство, применял физическую силу. И напирай на то, что к Котову ты никакого отношения не име­ешь».

От своего товарища Комышев узнал, что в прокуратуре решается вопрос о возбуждении уголовного дела против него – за превышение полномочий и неприемлемые способы до­проса. Хотя тогда не было ещё борьбы с «оборотнями в погонах», однако в поисках «пере­гибов» могли «вычистить» зарвавшегося опера из органов. Это в лучшем случае, а в худшем – «отправить по этапу».

Комышев отправился на доклад к прокурору города. Тот встретил его неласково: «Что, сам пришёл? Пиши явку с повинной, возбудим уголовное дело. Сознаешься, оставим на подписке». Но Комышев пошёл напролом, заявив: «Товарищ прокурор! Не спешите делать выводы, послушайте лучше аудиозапись из камеры ИВС и прочтите оперативную информа­цию монолога Мухонина с сокамерниками».

Прокурор, надо отдать ему должное, прослушал-таки запись, ознакомился с оперативной информацией и признал: «Извини меня, опер, не прав я в данном случае. Иди. А с Геном мы разберёмся».

После этого случая Комышев засомневался: а вдруг и в самом деле он неправ? Вдруг пы­тается обличить невиновных? Он убедил прокурора провести эксгумацию трупа Котова, чтобы установить причину его смерти. Санкция была получена, а дело передали молодому следователю Станиславу Туркину, будущему зампрокурора Сыктывкара.

Повторная судебно-медицинская экспертиза установила, что смерть Котова наступила от механической асфиксии: у потерпевшего была сломана подъязычная кость – явный признак удушения, кроме того, на трупе обнаружили следы многочисленных побоев. Вско­ре заговорили все подозреваемые, кроме Мухонина, который неукоснительно гнул линию, подсказанную ему следователем Геном.

Дело было вечером

На суде картина преступления была установлена в полном объёме. Дело было так. Иван Котов в очередной раз явился к своей бывшей жене, где застал тёплую компанию в полном составе. Между ним и Яценко произошла ссора, которая переросла в драку. Поскольку Ко­тов явно одолевал, все остальные набросились на него и били до тех пор, пока тот не потерял сознание. Приятели решили вывезти избитого Котова в лес и там выбросить, затащили бес­чувственное тело в автобус, на котором работал один из них. По дороге Светлаков по на­стоянию подельников задушил Котова брючным ремнём, после чего тело привезли к озеру Еляты и бросили в прорубь.

Верховный суд приговорил Михаила Светлакова к 15 годам лишения свободы, Григория Яценко – к восьми, Николая Мухонина – к семи, Игоря Щербинина – к пяти.

2.png

Валерий Комышев, 2014 год

Предыдущие истории «сыщиков»:

Операция «Глория»

Анапский пленник

Ираельский мясник

Связанные одной кровью

Воргашорская трагедия

По следам Кочпонского маньяка

Одним духом с Лешим

Первое дело сыщика Забоева

Под жалом «Кобры»

По версии Зленко

Операция «Риэлтор»

Китайский ребус

Шубное дело в «Востоке»

Из жизни начальника уголовного розыска

Деньги исчезают в полдень

Карабины и Олимпиада-80

Прощальная «гастроль»

Тайна белого «Мерседеса»

Живым не брать

Следы вели в подвал

Операция «Вычегда»

Убойная тучность «нулевых»

3914

Комментарии (2)

Добавить комментарий
  • 11
    01.07.2018, 21:50:31
    Ответить
    Ген вроде помер. О покойниках ничего или хорошо. Но в то время все следователи прокуратуры были адекватные по отношению к ментам, кроме Гена. Он их просто подставлял. Комышев не единственный.
    • Дьяконов С.С.
      01.07.2018, 22:04:41
      Ответить
      «О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды».

Хочу получать главные новости дня в Коми!